USD 387.16₸ ↑ +0.020
EUR 428.47₸ ↑ +0.290
RUB 6.08₸ ↑ +0.020
BRENT 62.44$ ↓ -1.380
BTC 8170.00$ ↓ -0.006
ETH 176.98$ ↓ -0.009
LTC 56.24$ ↓ -0.001
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяФинансыМарат Бекжанов: Модель нашего бизнеса изменится

Марат Бекжанов: Модель нашего бизнеса изменится

Глава компании Solva о рынке микрофинансирования, переменах на нем и перспективах

Последние два года Национальный банк РК готовился к тому, чтобы начать регулировать компании, которые ошибочно считают микрофинансовыми, но они по сути таковыми не являются. Хотя это не единственная причина того, что компании онлайн-кредитования решено перевести в разряд МФО. Рынок пришел к тому, что население перегружено потребительскими займами, на которые ориентированы онлайнеры, и они не идут на создание бизнеса, рассказал в интервью корреспонденту «Капитал.kz» генеральный директор МФО Solva Марат Бекжанов. Он уверен, что изменения в Законе об МФО помогут компаниям этого сектора и пояснил как именно, а также поделился о том, какую роль в трансформации микрофинансовых компаний может сыграть Международный финансовый центр «Астана».

- Марат, по вашему мнению, последние изменения микрофинансового законодательства благотворно отразятся на секторе. А, например, у Ассоциации финансистов Казахстана другая позиция, в частности относительно запрета на неустойки и комиссии по просроченным займам. В АФК считают, что одно только регулирование не способно защитить потребителя. Почему у вас более либеральный взгляд на происходящее?

- Скажем так, он у меня более позитивный. Мы понимаем, что теперь модель нашего бизнеса изменится. Но обычно, если в одном прибывает, то в другом убывает. Нам позволили фондироваться на бирже, что раньше было невозможно, и это было не совсем логично. Если есть бизнес, который должен кредитовать предпринимателей, то у него должны быть инструменты для привлечения денег. Наше законодательство до недавнего момента предусматривало фондирование МФО за счет акционеров и заемных денег. Но, например, банкам было неинтересно кредитовать МФО, потому что это их конкуренты и это высокорискованный бизнес. Так вот, с одной стороны, нам дают возможность листинговаться на бирже, а с другой – отбирают комиссии по продуктам, и все понимают, что это нехорошо и затронет не только МФО, но и потребителя, потому что компании начнут увеличивать ставки.

- Вы упомянули банки, но они не считают МФО своими конкурентами.

- Смотря с какой позиции подойти к этому вопросу. По объемам кредитования, да, мы им не конкуренты, но при этом банки пристально следят за тем, как развиваются МФО и какие инструменты применяют, они понимают, что микрофинансовые компании более мобильные, продвинутые, у них нет барьеров в части развития инноваций. Поэтому что бы ни говорили банкиры, конкуренция с МФО есть, особенно учитывая численность населения и ограниченность клиентской базы. Банки активно работают на рынке потребкредитования, хотя казалось бы, должны развивать корпоративный бизнес, поддерживать МСБ, но им интересен именно этот сегмент, так как он более маржинальный, его легче масштабировать, проще внедрять продукты и привлекать клиентов.

- Но у МФО и ставки ведь ограничены.

- Мы работаем не только по максимальной ставке, есть конкуренция, и если пять МФО дают кредиты под 56%, то шестая под 30-36%. Естественно, потребитель пойдет туда, где дешевле. МФО устанавливают свои ставки, исходя из того, какие объемы кредитования они хотят получить.

- Банкиры говорят, что сейчас стоимость кредитов на рынке примерно одинаковая, поэтому им приходится искать способы привлечения клиентов. Некоторые сокращают сроки рассмотрения заявок, другие вводят программы лояльности клиентов, кто-то дает клиентам аналитику, помогает прогнозировать развитие проектов, становясь личным финансовым консультантом. Теперь, когда онлайн-компании тоже будут классифицировать, как МФО, конкуренция внутри вашего сегмента усилится. Что будете делать, как бороться за клиентов?

- Новое законодательство предусматриваете два продукта. Первый – короткие займы, которые по сути оставляют для онлайнеров, которые ограничены по максимальному размеру переплаты, кредитуют под 100% годовых. Второй продукт, который был, есть и будет у классических МФО – это длинные кредиты до 5-10 лет с ежемесячным аннуитетным или дифференцированным платежном, поэтому неправильно говорить, что сейчас онлайн-компании и МФО загонят под один колпак и они начнут под ним конкурировать. У нас разные продукты, разная целевая аудитория, разные бизнес-модели, расходы. Если МФО захочет запустить новый для себя продукт, как у онлайн-компаний, то это потребует больших затрат на изучение рынка, спроса, каналов продвижения, выбор бизнес-модели.

- Какой бизнес сейчас доходнее: микрофинансирование или онлайн-кредитование?

- Бизнес онлайн-компаний доходнее в том смысле, что он высокооборачиваемый, так как займы выдаются на короткий срок, но при этом размер расходов другой. Невозможно сказать, выше они или ниже, чем у МФО, потому что все зависит от цели, которую преследует компания, от ее стартового капитала. Если одна МФО выбрала планомерное движение без агрессивного роста, то другая за 2-3 года хочет попасть в топ компаний сектора, и понятно, что их расходы отличаются. Сейчас на рынке работает 200 МФО и первые 20 самые активные, у остальных это не основной бизнес. Учредители МФО уже имеют бизнес, например, в сфере недвижимости и располагают свободными средствами, которые дают под проценты знакомым, знакомым своих знакомых, и имеют какой-то чистый доход, который можно отложить или пустить на развитие. И им нет смысла взрывать рынок микрофинансирования.

- Вернемся к законодательным изменениям. Индикатор правильности поправок в том, стал ли рынок привлекательным для иностранных инвесторов или нет. С этой точки зрения, предвидите ли вы приход новых игроков?

- Настолько далеко я не заглядывал, но все познается в сравнении. В той же Грузии более консервативное регулирование, в то время как у нас нет драконовского регулирования, которое бы напрочь убило рынок. Поэтому интерес к нему сохранится, но не знаю, увеличится ли теперь доля инвесторов в секторе МФО или наоборот произойдет их отток.

- Какие результаты работы конкретно у вашей компании?

- В 2018 году наш кредитный портфель вырос в 10 раз, потому что когда в 2017-м мы зашли на рынок, то поставили цель – достичь максимально агрессивного роста, и нам это удалось. За 6 месяцев этого года мы выросли в два раза, потому что в начале года оценили свою бизнес-модель, плюс понимали, что будут законодательные ограничения в работе МФО, и решили, что раз уж находимся в «пятерке» лидирующих компаний, то теперь нужно ориентироваться на стабильный и планомерный рост, сокращая операционные расходы и попутно развивая дополнительные продукты для бизнеса. Первый уровень работы МФО – это потребительские займы, второй – кредитование МСБ.

- А третий для вас какой?

- Получить банковскую лицензию и внедрить расчетно-кассовые продукты, которые относятся к продуктам основной доходности банков.

- Можно ли остаться МФО и выполнять банковские операции?

- Микрофинансовая компания может перейти в статус банка, но пока, к сожалению, в силу законодательства мы не можем, будучи МФО, осуществлять банковские операции. Однако подвижки в эту сторону есть. На площадке МФЦА можно запускать стартапы, в рамках которых МФО может взять на себя часть функций компаний онлайн-кредитования, часть функций страховой компании, то есть создать рабочий комплексный продукт, затем презентовать его Нацбанку, раскрыть бизнес-модель, а регулятор, проанализировав риски, может быть, что-то придется доработать, сможет переложить параметры стартапа на законодательство, что даст новые точки роста для развития нашего бизнеса.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.