Константин Пак: Ни одна экономика не может существовать онлайн

Директор сектора финтехнологий и инноваций АФК о том, насколько банковская система готова к дистанционному обслуживанию клиентов

Share
Share
Share
Tweet
Share
АФК

АФК

В последние годы участники финансового сектора активно развивали онлайн-обслуживание клиентов. В первую очередь это было связано с увеличивающимся спросом населения на услуги интернет- и мобильного банкинга. В условиях чрезвычайного положения трансформация традиционных бизнес-процессов в цифровой формат становится не только элементом повышения эффективности и качества сервиса, но и вынужденной мерой взаимодействия между банком и клиентом.

О том, насколько сегодня участники казахстанского финансового рынка готовы обслуживать физические и юридические лица дистанционно, с какими трудностями им приходится сталкиваться в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказал директор сектора финансовых технологий и инноваций Ассоциации финансистов Казахстана Константин Пак.

- Константин, расскажите, пожалуйста, насколько сейчас, в условиях чрезвычайного положения, наша финансовая банковская система готова к онлайн-обслуживанию населения и юридических лиц?

- Практически вся операционная работа банков – рутинные ежедневные операции – уже давно автоматизирована и выполняется удаленно: это управление счетами, переводы, платежи. Во многих БВУ также осуществляется управление депозитами и частично кредитованием.

Что касается открытия счетов, особенно для новых клиентов, и полноценного кредитования, то здесь ситуация сложнее, так как эти процессы требуют разнопланового взаимодействия между клиентом и банком, часть из которого закреплена в офлайн на уровне регламентирующих документов.

- О каких проблемах идет речь?

- Если говорить о механизмах кредитования, то тут перед многими банками возникает сложный вопрос: как провести финансовую оценку бизнеса клиента в дистанционном формате: Например, если  заемщики – это неформальные торговцы. Также встает вопрос о залоговом имуществе, ведь оценить его можно только в реальности.

В свою очередь, мы уже несколько раз ходатайствовали перед государством о внедрении единой централизованной системы авторизации, которая подразумевает интеграцию с государственными базами данных, но пока все процессы остаются в режиме пилотных проектов, какие-то вещи, правда, были частично запущены, тем не менее для полномасштабной работы не хватает многих нюансов.

- То есть к полной диджитализации финансовая система все-таки не готова?

- Да, но я поясню от чего это зависит. Разумеется, я согласен с тем, что у нас хорошая инфраструктура, быстрый интернет, электронная цифровая подпись и много других возможностей, но все они когда-то были заточены под другие проекты, где, безусловно, давали хороший эффект.

В результате мы видим, что сегодня мало кто ходит в отделения банков, люди всё больше предпочитают совершать онлайн-платежи. Поэтому, если вдруг назреет реальная необходимость в реализации других цифровых продуктов, то нет ничего сверхсложного в том, чтобы переформатировать уже имеющиеся инструменты.

Однако вопрос в другом – что дальше произойдет с экономикой? И здесь я бы отметил, что ни одна экономика в мире не может существовать в онлайне. Мы знаем, что ее структура однозначно будет перестраиваться. А вот в какую сторону или какие сегменты станут приоритетными – ни один эксперт точно предугадать не сможет.

- Тем не менее, с какими трудностями могут столкнуться банки, перешедшие на онлайн-режим работы?

- Самое сложное – обеспечить работу принципа KYC (Know Your Client, «знай своего клиента» – Ред.). Это международная процедура по препятствию отмыванию денег и финансированию терроризма. Она подразумевает, что каждое финансовое учреждение несёт ответственность за открытие счетов и проведение операций клиентов, у которых могут быть преступные намерения. Обеспечить такие проверки онлайн не всегда возможно. Даже с введением интеграций с государственными базами данных и биометрических технологий. Поэтому данный вопрос будет еще долго оставаться актуальным.

- В то же время мы знаем, что не все юридические лица, особенно субъекты МСБ, могут позволить себе как с точки зрения финансовых возможностей, так и с точки зрения цифровой грамотности установить специальные программы, чтобы работать дистанционно. Насколько усугубились эти проблемы и как их решить?

- Действительно, установка систем дистанционного банковского обслуживания (ДБО) не всегда тривиальна. Связано это, в первую очередь, как раз с невысокой грамотностью в области информационной безопасности потенциальных клиентов БВУ. Между тем банки понимают, что клиенты не готовы брать на себя ответственность по обеспечению собственной информационной безопасности и вынуждены работать с довольно сложными программными продуктами.

На развитых рынках ситуация иная. Например, там системы ДБО для юридических лиц проще, потому что считается, что уровень грамотности в корпоративном секторе выше, и каждая компания способна сама позаботиться о своей информационной безопасности. В связи с этим упор делается в основном на защиту частных клиентов.

У нас же самыми уязвимыми остаются рабочие места бухгалтеров в корпоративном сегменте. И универсальных решений здесь пока не найдено. Однако я уверен, что в этом поможет только долгая и кропотливая работа по повышению всеобщей грамотности, как финансовой, так и информационной.

- По вашей оценке, с введением ЧП насколько возрастет доля услуг в цифровом формате? Видите ли вы перспективы развития у этого направления в финансовом секторе?

- Режим чрезвычайного положения, вероятно, подстегнёт какие-то отдельные финансовые институты, которые медленнее развивали цифровую часть обслуживания, но в целом по рынку динамика и так была высокой.

Скорее вызывает опасение другое – снижение объема средств, которые финансовые учреждения могут потратить на IT-направление в случае негативного развития ситуации в экономике в целом. Возможно, приоритет получат другие задачи.

До сих пор у большинства игроков инвестиции были в длинную окупаемость. То есть они вкладывали свои ресурсы, так сказать, «в необозримое будущее». Но сейчас события складываются таким образом, что другие расходы станут намного важнее и приоритетнее с точки зрения выживаемости. Соответственно, много инновационных проектов будут закрываться, и тогда процесс цифровизации деятельности может не ускориться, как вы говорите, а наоборот, замедлиться. Кроме того, сложно анализировать, какую позицию примет тот или иной участник этого рынка.

- То есть ожидать, что появятся какие-то качественно новые цифровые продукты или услуги не стоит?

- Я бы сказал, что качественной революции на рынке точно не произойдет, скорее возникнет некое перераспределение. Потому что цифровизация продуктов и услуг требует эффекта масштаба, любая автоматизация – это дорогое удовольствие. Для финансового института с небольшой базой клиентов внедрение новых инноваций будет не то, чтобы нерентабельно, а убыточно.

К тому же, глядя на динамику мировых рынков, на которых сейчас наблюдается резкое сокращение оборотов, можно предположить, что и у нас возникнут аналогичные пропорции падения, и ожидаются такие же проблемы, когда расходы вроде как не снижаются, но при этом доходы от основной деятельности не растут.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: