USD
444.32₸
-1.340
EUR
473.33₸
-1.250
RUB
4.76₸
-0.020
BRENT
88.45$
-0.030
BTC
66363.70$
-768.400

Как развивается рынок возобновляемых источников энергии

Партнер KPMG Габит Мусрепов рассказал о проблемах и перспективах отрасли, а также при каких условиях Казахстан сможет достичь углеродной нейтральности к 2060 году

Share
Share
Share
Tweet
Share
Как развивается рынок возобновляемых источников энергии- Kapital.kz

Как развивается и с какими проблемами сталкивается рынок возобновляемых источников энергии (ВИЭ)? Как Казахстану достичь углеродной нейтральности к 2060 году? Что известно о внутреннем углеродном налоге? Какие задачи отрасли ВИЭ нужно решить для ее дальнейшего развития? Партнер KPMG Caucasus and Central Asia Габит Мусрепов ответил на эти и другие вопросы в беседе с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz. По данным платформы Global Carbon Atlas, Казахстан занимает 24-е место среди 221 страны по выбросу углекислого газа, 14-е – по выбросам на душу населения и 11-е – по углеродоемкости ВВП по итогам 2022 года.

- Габит, какова доля ВИЭ в энергобалансе страны по состоянию на конец 2023 года? Правительство РК поставило цель достижения доли ВИЭ до 15% в структуре электрогенерации к 2030 году.

- Потенциально, при выполнении этой задачи, количество парниковых газов (ПГ) снизится почти на 8 млн тонн. Но по сравнению с общим количеством выбросов ПГ в энергетическом секторе это составляет всего 3%. То есть нужно также прикладывать усилия в использовании низкоуглеродных видов топлива – переводить угольные электростанции на природный газ. Это принесет больший эффект в декарбонизации энергетической отрасли. Также отмечу, что следующая цель по достижению доли ВИЭ в энергобалансе страны – 24,4% к 2035 году.

За 9 месяцев 2023 года доля электрической энергии, произведенной объектами ВИЭ, составила почти 6%. По сравнению с аналогичным периодом 2022 года выработка увеличилась на 25%. При сохранении таких темпов прироста и наличии решений существующих проблем можно ожидать, что цели по достижению доли ВИЭ в энергобалансе страны будут достигнуты.

- Как развивается и с какими проблемами сталкивается отрасль ВИЭ? По данным Global Carbon Atlas, в 2022 году национальные выбросы парниковых газов РК составили более 271 млн тонн.

- Отмечу, что эта цифра только для энергетической сферы (261,9 млн тонн в 2021 году), так как общее количество выбросов парниковых газов в Казахстане составляло порядка 341 млн тонн CO2-эквивалента в 2021 году. На долю энергетической отрасли в РК приходится 77% всех выбросов парниковых газов.

Существуют объективные проблемы в развитии отрасли ВИЭ. Первое – количество вырабатываемой электроэнергии объектами ВИЭ зависит от погодных условий: солнечными электростанциями (СЭС) – от интенсивности солнечного излучения, ветровыми электростанциями (ВЭС) – от наличия скорости ветра. Поэтому для включения в энергосистему новых объектов ВИЭ ее надо адаптировать. Каким образом? Путем внесения изменений в регулирующие механизмы приоритетной диспетчеризации объектов ВИЭ, чтобы системный оператор мог регулировать – путем снижения – отпуск в сеть электроэнергии от объектов ВИЭ во время снижения спроса от потребителей.

Второе – нестабильность выработки электроэнергии объектами ВИЭ. Эта проблема может быть решена развитием и внедрением систем накопления энергии, которые могли бы запасать избыток электроэнергии и выдавать его в сеть в часы пиковых нагрузок со стороны потребителей. В настоящий момент эта отрасль накопления и хранения энергии активно развивается и необходимо внедрять соответствующие регуляторные механизмы, которые бы устанавливали обязанность использования систем накопления энергии для новых объектов ВИЭ. Все это позволит сбалансировать энергосистему в часы пиковых нагрузок и уменьшения энергопотребления, снизить дисбалансы на рынке электроэнергии от ВИЭ и повысить надежность энергосистемы в Казахстане.

Третье – основная проблема энергетики Казахстана в том, что большой процент установленных мощностей генерации составляют морально и физически устаревшие угольные электростанции еще советской постройки. Для производства электроэнергии из ВИЭ в стране есть «сырье»: как природный энергоноситель – это ветер и солнечное излучение. Но нет массового производства средств генерации электроэнергии из них. Для того, чтобы ветроэнергетика и ВИЭ стали конкурентно преимущественной отраслью экономики, необходимы не только условия в виде сырья и рынков сбыта, но и связанные с генерацией, транспортом и продажей электроэнергии отрасли, множество предприятий, объединенных в кластеры и создающих цепочку добавленной стоимости от проектирования до конечного продукта и даже экологичной переработки выработавших технический ресурс элементов ВИЭ. При таком подходе цена комплектующих для объектов ВИЭ может быть снижена за счет эффекта масштабирования производства. Недостаточное развитие машиностроительной и электротехнической отраслей, связанных с ВИЭ, может стать препятствием на пути эффективного развития отрасли ВИЭ.

Без решения вышеуказанных проблем темпы введения в эксплуатацию новых объектов ВИЭ могут снизиться или не дадут ожидаемого эффекта в направлении снижения выбросов парниковых газов.

- Сколько в стране действующих объектов ВИЭ на сегодняшний день?

- По данным по состоянию на июль 2023 года, в Казахстане действуют 133 объекта ВИЭ установленной мощностью 2527 МВт:

- 48 объектов ветровых электростанций (ВЭС) мощностью 1107,5 МВт;
- 43 объекта солнечных электростанций (СЭС) мощностью 1148 МВт;
- 39 объектов гидроэлектростанций (ГЭС) мощностью 269,605 МВт;
- 3 объекта биогазовых электростанций (БиоЭС) мощностью 1,77 МВт.

- Подразумевает ли достижение углеродной нейтральности к 2060 году практически полный переход на ВИЭ?

- Выбросы парниковых газов происходят не только при сжигании ископаемого топлива от объектов энергетики, но и от промышленности, транспорта и сельского хозяйства. Поэтому для достижения углеродной нейтральности необходимо реализовать комплекс мер во всех сферах экономики страны, а не только увеличить долю ВИЭ в структуре энергетики. Даже если полностью отказаться от ископаемых источников энергии, останутся выбросы ПГ в промышленном секторе и сельском хозяйстве в силу специфики этих отраслей.

Необходимо также сказать, что поскольку количество направляемой от объектов ВИЭ электроэнергии в энергосеть за период времени зависит от погодных условий, то нужно предусматривать наличие дополнительных традиционных генерирующих мощностей. Они работают на традиционных видах топлива, которые можно накапливать и использовать в необходимом объеме для выработки нужного количества электроэнергии. Это так называемые маневровые мощности, которые могут балансировать энергосистему страны. Например, в периоды времени повышенного спроса на электроэнергию со стороны потребителей, когда погодные условия не позволяют объектам ВИЭ выработать больше энергии. Это вечернее время для солнечных станций или безветренные периоды для ветровых электростанций.

С учетом нерешенных технических проблем для систем накопления и хранения энергии, которые могли бы сбалансировать во времени получаемую от ВИЭ энергию, необходимость в традиционных генерирующих мощностях в качестве маневровых будет присутствовать. Поэтому говорить о полном переходе на ВИЭ – преждевременно.

- Какие существуют подходы сокращения выбросов парниковых газов? Насколько реально для Казахстана достичь углеродной нейтральности к 2060 году?

- Есть несколько подходов сокращения выбросов парниковых газов, которые позволят достичь углеродной нейтральности: CCUS (Carbon Capture, Utilisation and Storage), Direct Air Capture (DAC) и климатические проекты.

1. CCUS (Carbon Capture, Utilisation and Storage) – улавливание, утилизация и хранение углерода. Внедрение подобных технологий позволит улавливать и хранить – к примеру, путем закачки в пласт земли – выбросы от крупных стационарных источников выбросов ПГ. Например, электростанций, которые работают на ископаемых видах топлива. В дальнейшем уловленный углерод также может использоваться для производства различных материалов, тем самым повышая рециклинг и удерживая углерод от попадания в атмосферу.

2. DAC (Direct Air Capture) – технологические установки, которые, в отличие от технологий CCUS, позволяют улавливать CO2 в любом месте. В этом случае уловленный углерод также может храниться в глубоких геологических формациях или использоваться для разных целей – например, для производства товаров.

Применение подобных технологий становится рентабельным только при сочетании различных факторов: доступность и стоимость внедрения самой технологии, стоимость углерода, различные регулирующие механизмы с квотированием выбросов CO2 в атмосферу и рынком «зеленых» сертификатов.

3. Также существуют климатические проекты – например, карбоновые фермы и полигоны. Карбоновой фермой может быть поле, болото, гора и даже море, так как именно мировой океан аккумулирует львиную долю CO2 за счет фотосинтеза водорослей. То есть любой участок поверхности, на который есть документы об объеме поглощения данной поверхностью CO2. Карбоновые полигоны – это территории с уникальной экосистемой, созданные для реализации мер контроля парниковых газов. На них проводятся комплексные исследования по мониторингу уровня содержания парниковых газов в атмосфере. А также исследования по углеродному обмену (атмосфера/почва/вода) параллельно с измерением значимых параметров окружающей среды и испытания технологий контроля баланса климатических активных газов природных экосистем. Цель реализации подобных проектов – создание положительного баланса удерживаемого углерода в экосистемах по сравнению с количеством углерода, произведенного этой экосистемой в атмосферу.

При достижении достаточного уровня эффективности и доступности эти технологии позволят достигнуть углеродной нейтральности и без перехода на 100% ВИЭ в энергетической структуре страны.

- Какие меры предусмотрены в случае нарушения Парижского соглашения?

- Парижское соглашение требует мониторинга и отчетности по выбросам углекислого газа. Само по себе это соглашение не способно заставить какую-либо страну сократить выбросы парниковых газов. Каждая страна должна периодически отправлять отчеты о своей деятельности в виде национальных инвентаризаций выбросов ПГ и прогресса в достижении своих целей на пути к углеродной нейтральности.

Главным формальным последствием невыполнения членом организации своих целевых показателей является встреча с глобальным комитетом нейтральных исследователей. Этот комитет будет работать над созданием новых программ снижения выбросов ПГ с участниками, которые испытывают трудности в этом вопросе.

Таким образом, основная причина, которая побуждает страны принимать на себя обязательства в достижении углеродной нейтральности, заключается не в страхе быть «наказанными» в соответствии с Парижским соглашением, а в том, что их граждане и союзники хотят, чтобы они сотрудничали в борьбе с изменением климата.

- Давайте теперь поговорим о внутреннем углеродном налоге. Что о нем известно на сегодняшний день?

- В Казахстане существуют планы по введению углеродного регулирования для снижения влияния торговых пошлин от CBAM (Carbon Border Adjustment Mechanism) в Евросоюзе (ЕС), так как доля экспорта в страны ЕС составляет значительные 40,3% от общего объёма экспорта РК. CBAM на данный момент не затрагивает нефтегазовую отрасль, чего не сказать о металлургической промышленности и производстве удобрений. Поэтому необходимо стимулировать данные отрасли, чтобы они последовательно снижали уровень выбросов парниковых газов. Сейчас в Казахстане нет действующих углеродных налогов и отсутствуют прямые сборы и пошлины за выбросы ПГ.

Экологический кодекс РК предусматривает систему торговли выбросами, требующую ежегодного снижения выбросов с 2026-го по 2030 год на 1,5%. В Национальном плане распределения углеродных квот на выбросы в 2022-2025 годы отражено последовательное снижение квот до 2025 года: в среднем около 2% для нефтегазовой, горнодобывающей и металлургической промышленности.

- Известна ли приблизительная дата введения углеродного налога?

- Точные даты внедрения углеродного налога в Казахстане неизвестны. Но логично предположить, что сроки будут коррелировать с внедрением CBAM, начальный период введения которого намечен на 1 января 2025 года. Это предусматривает подачу отчетности о выбросах ПГ компаниями-экспортерами групп товаров в ЕС. А с 2026 года в Евросоюзе будет взиматься углеродный сбор с импорта для групп товаров, отнесенных к категории углеродоемких: железо и сталь, цемент, алюминий, удобрения и электроэнергия.

Национальная стратегия Казахстана в отношении углеродного регулирования включает следующие этапы:
- подготовительный этап (2023-2025 годы) – расширение системы измерения, отчетности и верификации (MRV), подготовка к выделению и распределению бесплатных квот (сбора и проверки данных на выбросы);
- полноправное участие в системе торговли выбросами с 2026 года.

Необходим выбор аукционной площадки для обеспечения стабильности рынка квот. В настоящее время торговля квотами осуществляется на Каспийской товарной бирже – торговать могут только аккредитованные брокеры и дилеры этой биржи.

- Какова будет примерная стоимость за тонну СО2-эквивалента?

- Минимальная цена начальной продажи квот на аукционах за 2023 год составляла примерно 1,15 доллара за тонну CO2. Для сравнения – в ЕС стоимость тонны CO2 колеблется в пределах 70-80 евро, и в будущем будет только увеличиваться. Национальная система торговли выбросами в Казахстане постепенно ужесточается. На первом этапе реализации ОНУВ (определяемые на национальном уровне вклады – Ред.) цементные заводы в РК испытывают дефицит свободных квот и вынуждены будут покупать дополнительные квоты на выбросы на рынке. Для достижения климатических целей важно, чтобы электроэнергия, вырабатываемая на угольных электростанциях, быстро сокращалась при постепенном переходе на ВИЭ. Национальная система торговли выбросами будет играть важную роль в этом переходе.

Как развивается рынок возобновляемых источников энергии 2806225 - Kapital.kz

- Вернемся к теме возобновляемых источников энергии. При каких условиях ВИЭ сможет конкурировать с традиционными источниками, по вашему мнению?

- С развитием систем накопления энергии (когда проблема резервирования энергии для балансирования энергорынка будет решена), а также углеродного регулирования в виде специальных налогов и квот на выбросы ПГ (от объектов электрогенерации, использующих ископаемые виды топлива) установятся рыночные тарифы на электроэнергию. И отрасль ВИЭ уже сможет конкурировать с традиционными источниками генерации электроэнергии.

В ряде стран Северной Европы при высоких тарифах на электроэнергию и обеспечении потребностей в маневровых мощностях за счет соседних стран вся 100%-ная потребность в электроэнергии может покрываться за счет ВИЭ даже в часы пиковых нагрузок уже на данном этапе развития технологий. Но условия Казахстана сильно отличаются, поэтому требуется решение данной комплексной задачи собственными усилиями.

- Какие организации финансируют строительство станций ВИЭ?

- Процесс реализации проектов ВИЭ возник в Казахстане благодаря принятию в 2009 году Закона «О поддержке использования ВИЭ» и ряда нормативных правовых актов (НПА). Позднее этот закон подвергался поправкам, но целевые индикаторы не изменились: к 2020 году доля альтернативных и возобновляемых видов энергии в энергобалансе страны должна составить 3%, в 2030-м – 15%, к 2050 году – 50%.

Финансированием «зеленых» проектов в РК больше всего занимаются банки развития. Крупнейшим кредитором является ЕБРР, выдавший займы на 162 млрд тенге. На втором месте Банк развития Казахстана (67 млрд тенге), а на третьем – Банк развития Китая (29 млрд тенге). При этом наиболее распространена схема финансирования – когда 70% стоимости проекта реализуется за счет заемных средств. Если считать по количеству, то почти две трети всех проектов реализованы казахстанскими инвесторами. А по установленной мощности – 59% всех мощностей объектов ВИЭ профинансированы иностранными инвесторами, которые чаще заинтересованы в реализации крупных проектов.

С введением механизма аукционов в 2017 году цена устанавливается в ходе торгов. Суть этого механизма в том, что участники торгов предлагают наименьший тариф на кВт*час «зеленой энергии», исходя из озвученных государством объемов планируемой к закупу энергии и предполагаемой потенциальным инвестором локации строительства объекта. Предполагаемое размещение объекта несет для инвестора дополнительные риски, которые участники аукциона должны предусмотреть в стоимости производимой энергии. Например, территория для строительства ВИЭ может быть сложной: иметь свои особенности, которые приведут к дополнительным расходам для инвестора и удорожанию проекта.

Как я отмечал ранее, для балансирования энергосистемы с ВИЭ необходимы маневровые мощности на основе объектов традиционной электрогенерации – например, газовые электростанции. Они позволят скомпенсировать пиковые нагрузки и обеспечить потребителей необходимым количеством электроэнергии в те периоды времени, когда ВИЭ сильно зависят от погоды и не могут выработать достаточно энергии: ночное время для солнечных электростанций и ветровое затишье для ветроустановок. Недостаточное количество маневровых мощностей и ограниченность внедрения систем накопления и хранения энергии сдерживают развитие отрасли ВИЭ, а также увеличение ее доли в энергобалансе страны.

- Какие меры господдержки этой отрасли существуют на сегодняшний день?

- Согласно Закону РК о поддержке использования ВИЭ, для производителей чистой энергии предусмотрена возможность реализовать произведенную электроэнергию от ВИЭ в сети общего пользования по специальным тарифам через расчетно-финансовый центр поддержки ВИЭ, который гарантирует закупку электрической энергии от ВИЭ. Производители ВИЭ освобождаются от оплаты услуг электропередающих организаций на транзит электрической энергии, определен приоритет для ВИЭ при диспетчеризации от них электроэнергии по электросетям.

Казахстан предоставляет инвесторам ряд преференций и меры государственной поддержки при строительстве объектов ВИЭ. В частности, при заключении сделки на строительство станции государственная компания «Расчетно-финансовый центр» (РФЦ) подписывает offtake-контракты (контракт на выкуп еще не произведенной продукции предприятия – Ред.) с инвесторами, в рамках которых обязуется в течение 15-20 лет покупать всю произведенную электроэнергию по зафиксированной по итогам торгов цене. Компания KEGOC, управляющая единой энергосистемой, обязуется подключать объекты ВИЭ к сетям, осуществлять техническое обслуживание, отдавать приоритет при диспетчеризации электроэнергии от ВИЭ.

С 2014 по 2017 год действовали фиксированные тарифы на электроэнергию от ВИЭ в местной валюте. С инвесторами, которые реализовали или начали реализацию проектов в этот период, РФЦ заключил контракты по фиксированным тарифам. Так, при выработке электроэнергии на ветровых электростанциях тариф составлял 59,7 тенге за кВт*ч, солнечных – 34,61 тенге, на малых ГЭС – 16,71 тенге, биогазовых установках – 32,23 тенге.

С введением в 2017 году механизма аукционов цена устанавливается в ходе торгов. Средний тариф по контрактам, заключенным по итогам торгов в 2022 году, для ВЭС – 15,76 тенге/кВт*ч, СЭС – 16,95 тенге/кВт*ч. То есть стоимость электроэнергии за последние пять лет заметно снизилась.

Кроме того, проводится ежегодная индексация аукционных цен с учетом инфляции и изменения курса валюты. Инвесторы ВИЭ-проектов освобождаются от таможенных пошлин, НДС при импорте, имущественного, земельного и корпоративного подоходного налогов. Им также предоставляются государственные натурные гранты.

Еще одна значимая мера поддержки отрасли – обязательство так называемых «условных потребителей» покупать у РФЦ всю электроэнергию, произведенную с использованием ВИЭ. К таким потребителям относятся энергокомпании, использующие уголь, газ, серосодержащее сырье, нефтепродукты и ядерное топливо, а также предприятия-импортеры электричества.

- Как вы считаете, что еще можно сделать для развития рынка ВИЭ?

- Резюмируя, можно отметить, что для развития отрасли ВИЭ в Казахстане необходимо решить комплекс задач:

1. Создание дополнительных пошаговых регулирующих механизмов в отношении подключения новых объектов ВИЭ в энергосистему и порядок приоритетности отпуска электроэнергии от различных генерирующих мощностей в периоды пиковых нагрузок и снижения спроса от потребителей;

2. Проработка законодательной базы для установления конкурентных тарифов на электроэнергию путем внесения углеродного налога и последовательного снижения квот на выбросы ПГ для традиционных электростанций, которые работают на ископаемых видах топлива. Мера позволит повысить тарифы для обычных газовых и угольных электростанций и сделает тарифы для ВИЭ более конкурентоспособными. Эту проблему необходимо решить к 2030 году, так как к тому моменту закончатся сроки действия договоров по гарантированному выкупу электроэнергии от ВИЭ;

3. Развитие технологий и внедрение лучших мировых практик в области систем накопления и хранения энергии. Решение проблемы балансирующих мощностей для ВИЭ позволит ускорить рост доли ВИЭ в структуре электрогенерации Казахстана;

4. Развитие собственных технологий и инфраструктуры для производства и обслуживания объектов солнечной и ветровой генерации, а также экологической утилизации и переработки отработавших технический ресурс элементов ВИЭ. Наличие этой инфраструктуры позволит снизить стоимость создания новых объектов ВИЭ за счет эффекта масштабирования, меньше зависеть от цен на импортные технологии. Соответственно, снизятся тарифы на электроэнергию, выработанную при помощи ВИЭ. Это сделает отрасль более конкурентоспособной, снизив финансовую нагрузку на потребителей. Развитие этой отрасли также позволит создать много рабочих мест в экономике страны;

5. Развитие технологий полного цикла от создания объектов ВИЭ до экологичной переработки позволит в дальнейшем снизить нагрузку на окружающую среду, так как проблема утилизации элементов ВИЭ сейчас актуальна в развитых странах: ВИЭ первых поколений уже выработали свой ресурс и требуют замены. Рециклинг элементов ВИЭ позволит повысить устойчивость на всей цепочке создания стоимости от проектирования до производства новых объектов с использованием переработанных материалов и сделать отрасль ВИЭ более циркулярной.

Представитель управляющего директора Business In Wind Вим Роббертесен сказал следующее: «В настоящее время около 80% всех демонтируемых ветряных турбин используются заново где-то еще. В основном в Европе: Италии, Великобритании, Швеции, Дании. Но остальные 20% перерабатываются. Так как использовать их снова с экономической точки зрения нецелесообразно. Но в самом ближайшем будущем, я думаю, через два года, около 80% придется утилизировать, потому что для бывших в употреблении турбин остается меньше места, а новые турбины большего размера гораздо более конкурентоспособны».

Генеральный директор WindEurope Джилс Диксон говорит, что лопасти ветроустановок «по общему признанию нетоксичны и технически безопасны для захоронения». «Но хранить их на свалке – пустая трата ценных ресурсов, и это несовместимо со стремлением ветроиндустрии к полной циркулярности. Цель – сделать ветряные лопасти 100% перерабатываемыми», – поясняет он.

Технологии рециркуляции отработавших элементов объектов ВИЭ еще недостаточно развиты и недоступны в промышленных масштабах, в связи с чем для формирования устойчивых трендов развития отрасли ВИЭ в Казахстане требуется учитывать эту проблему и ориентироваться на внедрение лучших мировых практик уже на данном этапе.

Читайте также

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Вам может быть интересно

Читайте Kapital.kz в Google News Kapital Telegram Kapital Instagram Kapital Facebook
Вверх
Комментарии
Выйти
Отправить
Авторизуйтесь, чтобы отправить комментарий
Новый пользователь? Регистрация
Вам необходимо пройти регистрацию, чтобы отправить комментарий
Уже есть аккаунт? Вход
По телефону По эл. почте
Пароль должен содержать не менее 6 символов. Допустимо использование латинских букв и цифр.
Введите код доступа из SMS-сообщения
Мы отправили вам код доступа. Если по каким-то причинам вы не получили SMS, вы можете отправить его еще раз.
Отправить код повторно ( 59 секунд )
Спасибо, что авторизовались
Теперь вы можете оставлять комментарии.
Вы зарегистрированы
Теперь вы можете оставлять комментарии к материалам портала
Сменить пароль
Введите номер своего сотового телефона/email для смены пароля
По телефону По эл. почте
Введите код доступа из SMS-сообщения/Email'а
Мы отправили вам код доступа. Если по каким-то причинам вы не получили SMS/Email, вы можете отправить его еще раз.
Пароль должен содержать не менее 6 символов. Допустимо использование латинских букв и цифр.
Отправить код повторно ( 59 секунд )
Пароль успешно изменен
Теперь вы можете авторизоваться
Пожаловаться
Выберите причину обращения
Спасибо за обращение!
Мы приняли вашу заявку, в ближайшее время рассмотрим его и примем меры.