USD
444.32₸
-1.340
EUR
473.33₸
-1.250
RUB
4.76₸
-0.020
BRENT
88.08$
-0.460
BTC
66654.60$
+310.000

ESG: есть ли противоречия и каковы перспективы

Возможности жизнеспособной стратегии устойчивого развития

Share
Share
Share
Tweet
Share
ESG: есть ли противоречия и каковы перспективы - Kapital.kz

Как найти баланс между нулевыми выбросами и успехом бизнеса здесь и сейчас? Чтобы добиться устойчивости на пути к чистой энергетике компаниям понадобится гибкость – и еще пять мер, как выяснили эксперты McKinsey во главе с управляющим партнером компании Бобом Стернфелсом.

Когда в ноябре прошлого года на Конференции ООН по вопросам изменения климата в Глазго бизнес-лидеры заявили о своей готовности достичь нулевых выбросов парниковых газов к 2050 году, никто и не ожидал, что этот путь окажется легким. Готовность бизнеса сократить порядка 90% выбросов CO2 воодушевляла, но в нынешнем году мир столкнулся с серьезными потрясениями. Галопирующая инфляция, военные действия в Европе, неопределенность в энергетическом секторе и угроза глобальной рецессии поставили бизнес перед новыми вызовами. Ситуация дестабилизируется все сильнее, и многие говорят, что генеральные директора поставлены перед необходимостью выбора. Некоторые отраслевые лидеры могут соблазниться радикальными мерами — например, вдвое увеличить потребление ископаемого топлива в ущерб перспективным экологичным технологиям.

Исследования McKinsey показывают, что эту действительно сложную проблему можно разрешить не выбором одной из взаимоисключающих альтернатив, а суметь сохранить ориентацию на стратегические цели – и одновременно с успехом достичь краткосрочных тактических целей. Чтобы справиться не только с существующими, но и с будущими проблемами, компании должны увеличивать устойчивость – способность противостоять потрясениям и быстро реагировать на перемены на двух горизонтах, коротком и долговременном.

Неспокойное время и его вызовы

Переход на нулевые выбросы и раньше был связан со сложностями. Последние события создали для бизнеса и госсектора дополнительные проблемные области.

Наличие и безопасность энергии. Дестабилизация энергетических рынков способна создать хаос в мировой экономике. Страны увеличивают потребление угля и газа и продлевают сроки эксплуатации устаревшей энергетической инфраструктуры, которая не всегда справляется с нагрузкой и авариями.

Доступность. На волне роста цен на энергию и усиления продовольственного кризиса восстановление экономики после пандемии COVID-19 создает невиданное давление на цепочки поставок. Нехватка трудовых ресурсов усложняет задачу и делают ее еще более дорогой. Сложности с комплектующими и специальными компетенциями, необходимыми для достижения нулевых выбросов, не облегчают решение. Обеспечить решение специалистами, материалами и технологиями оказывается очень непросто.

Управление и нормативно-правовое регулирование. Планомерный переход к нулевым выбросам требует непрерывного взаимодействия государственного и частного секторов, которое в связи с военным конфликтом отошло на второй план общественного внимания. В США растет недовольство стандартами отчетности в области ESG и скептицизм в отношении фондов ESG, которые иногда трактуются как наказание для традиционных производств и базирующихся на их мощностях некоторых национальных экономик. Перспективы единых стандартов и нормативов для достижения нулевых выбросов пока неясны. 

Возможности жизнеспособной стратегии устойчивого развития

Препятствия между тем рождают возможности, которыми можно воспользоваться. Эксперты видят большой потенциал для формирования стратегии устойчивого развития, которая позволит создать эффективный цикл управления краткосрочными потрясениями, а также повысить долгосрочную конкурентоспособность компаний и расширить их возможность создания полезной стоимости. Пока конкуренты стоят «на паузе», те, кто не сошел с дистанции могут использовать шанс приобрести стратегическое преимущество.

Энергетическая независимость. Европа, стремясь обеспечить свободное от российского газа энергетическое будущее, усиливает программу мероприятий по переходу на возобновляемые источники энергии. Эта программа, дополненная запущенными еще до военного конфликта инструментами поддержки экспорта чистых технологий, мерами по обеспечению потребности в редкоземельных минералах при переходе на новые технологии, а также стимулирующее государственное финансирование открывают для поставщиков «окно возможностей» для роста.

Новая жизнь старых систем. Возможности для переориентации углеродоемких производств на экологически чистые технологии с помощью новых подходов очевидны. Примеров немало: от оснащения объектов промышленного производства техникой для улавливания, утилизации и хранения углерода (CCUS) до использования водородных смесей в метановозах и технологий прямого улавливания углерода из воздуха (DAC). Модернизация традиционных активов вместо вывода их из эксплуатации способна вселить в ветеранов рынка уверенность в том, что декарбонизация не только возможна, но и прибыльна.

Переход на экологически безопасные материалы. Прогнозируемое увеличение спроса на электромобили влечет за собой рост спроса на кобальт, медь, литий, никель и редкоземельные минералы. Усилия по декарбонизации автомобильной промышленности, сектора потребительских товаров и упаковки и других отраслей провоцируют нехватку алюминия, пластиков и стали. Мы ожидаем, что только нехватка перерабатываемого пластика в сравнении с прогнозом в 2030 году составит 50–60%. Все это показывает значительный потенциал «зеленых» премий, которые достанутся первопроходцам, инвестирующим в новые материалы.

Новые источники капитала. Инвесторы и ветераны рынка запустили новую волну «нулевых» капиталовложений в материалы, технологии и цепочки поставок. Эти инвестиции все чаще следуют модели «прямые инвестиции плюс» (private equity plus) со значительной вовлеченностью инвесторов в сложные «зеленые» проекты. К этим проектам присоединяются целые страны и регионы.  Такие проекты находятся на ранних стадиях, но на их примере видно, что недовольство рынков стандартами ESG не мешает развитию широкого проектного спектра в области чистых технологий.

Развитие добровольного рынка углеродных единиц (VCM). Возможность нормировать углеродные выбросы при помощи ликвидности – критически важный фактор достижения углеродной нейтральности, и рынок VCM тут ключевой. Диалог о VCM и конкретные действия по его созданию на уровне стран и частного финансирования активно расширяются. Уже сейчас правительства нескольких стран в Юго-Восточной Азии создают национальные рынки углеродных квот, а готовность компаний принимать в них участие возрастает.

Реиндустриализация. Правительства наиболее развитых стран внедряют новые политики поддержки перехода на нулевые выбросы. В США выделяют $370 млрд на создание устойчивых отраслей и ускорение развития чистых технологий, таких, как «зеленый» водород. Другая инициатива — закон США об инфраструктуре — нацелена на реиндустриализацию с использованием электричества и аккумуляторов. В ЕС пакеты мер «Fit for 55» и «REPowerEU» способствуют появлению новых лидеров в различных отраслях с акцентом на доступность и новые формы государственно-частного партнерства.

Иначе говоря, перед крупным производственным бизнесом, особенно в отраслях, в которых трудно добиться снижения выбросов, открываются два вида возможностей: декарбонизация при расширении основного направления бизнеса на основе ископаемого топлива – и создание нового устойчивого бизнеса. Обладающие большими финансовыми ресурсами ветераны рынка могут позволить себе инвестировать в долгосрочную перспективу и распределять инвестиции между несколькими чистыми технологиями. Это еще одно преимущество в ситуации, когда конечная цель ясна, но путь к ней остается неопределенным.

Устойчивость бизнеса сегодня — полезная стоимость завтра. Пять шагов, которые прямо сейчас нужно предпринять генеральному директору

Лидерам необходимо выстраивать устойчивость бизнеса в условиях турбулентности. Некоторые подходы легче внедрить уже сегодня – они могут послужить выгодной стартовой позицией.

Ранний старт и менталитет частного инвестора

Ранний переход к «зеленой» модели бизнеса позволяет раньше получить доступ к перспективным инновациям. Конечно, инвестиции на начальных этапах связаны с большим риском, но и предполагают и более высокую прибыльность. Уже сейчас можно говорить о нескольких потенциальных областях для вложения капитала. К примеру, мы ожидаем, что в 2050 году водородный транспорт и электромобили станут полноценной частью наземной транспортной системы. Также компании могут управлять рисками энергетического перехода, внедряя меры по декарбонизации операционной деятельности, которые уже окупаются. Эти и другие возможности говорят в пользу принятия крупными компаниями менталитета частного инвестора.

Игра на опережение

Две задачи должны быть для лидеров первостепенно важны — во-первых, расширение и декарбонизация основного направления бизнеса, во-вторых – создание новых устойчивых направлений в рамках преобразованных цепочек создания стоимости. Для многих отраслей эта стратегия станет своего рода «Аполлоном-11» — легендарной программой запуска ракеты на Луну, которая потребует не только последовательного совершенствования, но и масштабного переосмысления того, как выстраивать, контролировать и поддерживать каждый элемент корпоративной модернизации. Чтобы не упустить момент, будущим лидерам необходимо совершить квантовый скачок – осваивая климатические технологии, запуская экосистему инноваций и используя инженерно-технические компетенции и навыки построения бизнеса. Концентрация на устойчивом развитии и, в более широком контексте, на ESG является оправданной, прагматичной и актуальной политикой.

За пределами нулевых выбросов

Руководству компаний также следует фокусироваться на широком спектре экологических целей. Возможные меры включают план действий по сохранению биоразнообразия, рациональное использование общих водных и атмосферных ресурсов, обеспечение ответственных цепочек поставок. Инвестиции в адаптацию к изменению климата в рамках управления рисками также критически важны. Иногда цели устойчивого развития могут конфликтовать друг с другом: например, добыча лития из рассолов производит меньше углеродных выбросов, чем извлечение твердой породы, но предполагает использование гораздо большего количества воды. Главам компаний необходим анализ компромиссных альтернатив и поддержка инноваций, которые будут отвечать сразу нескольким целям, примиряя непримиримое.

Построение партнерств и экосистем

Трудности, связанные с сохранением устойчивости бизнеса при переходе на нулевые выбросы, слишком велики, чтобы справиться с ними в одиночку. Понадобятся новые государственно-частные партнерства – для многих цепочек создания стоимости по новым источникам энергии и материалам потребуется сформировать полноценные экосистемы. Примером могут служить консорциумы по производству экологически чистого топлива, которые возникают вокруг центров по производству водорода, а также сети CCUS. Также просматриваются возможности партнерства с конкурентами в области создания общих дорожных карт для смягчения технологических рисков и обеспечения эффективного финансирования инноваций.

Активное развитие новых навыков

Будущее в условиях устойчивого развития потребует от компаний новых навыков. Так, экологичная мода предполагает переосмысление процессов дизайна, производства, снабжения, маркетинга и управления отходами одновременно с эффективным отслеживанием углеродной повестки. Компаниям понадобятся новые люди, новые компетенции и новые программы переподготовки кадров. Компаниям нужно определить навыки, востребованные в рамках более устойчивой модели бизнеса – и предпринимать активные шаги по их приобретению или созданию своими силами.

Подводя итог, можно сказать, что повестка перехода к нулевым выбросам в нынешних условиях может потребовать быстрой реакции и – парадокс – разовых мер, которые иногда могут казаться шагом назад. Не стоит этого бояться. Меры по преодолению насущных сегодняшних трудностей и шаги в направлении будущего в соответствии с целями устойчивого развития могут приниматься одновременно. Лидеры способны обеспечить блестящее будущее своему бизнесу, проявляя гибкость, играя на опережение и используя возможности вместо того, чтобы избегать рисков.

Автор: Асем Шамишева, партнер McKinsey&Company

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Вам может быть интересно

Читайте Kapital.kz в Google News Kapital Telegram Kapital Instagram Kapital Facebook
Вверх
Комментарии
Выйти
Отправить
Авторизуйтесь, чтобы отправить комментарий
Новый пользователь? Регистрация
Вам необходимо пройти регистрацию, чтобы отправить комментарий
Уже есть аккаунт? Вход
По телефону По эл. почте
Пароль должен содержать не менее 6 символов. Допустимо использование латинских букв и цифр.
Введите код доступа из SMS-сообщения
Мы отправили вам код доступа. Если по каким-то причинам вы не получили SMS, вы можете отправить его еще раз.
Отправить код повторно ( 59 секунд )
Спасибо, что авторизовались
Теперь вы можете оставлять комментарии.
Вы зарегистрированы
Теперь вы можете оставлять комментарии к материалам портала
Сменить пароль
Введите номер своего сотового телефона/email для смены пароля
По телефону По эл. почте
Введите код доступа из SMS-сообщения/Email'а
Мы отправили вам код доступа. Если по каким-то причинам вы не получили SMS/Email, вы можете отправить его еще раз.
Пароль должен содержать не менее 6 символов. Допустимо использование латинских букв и цифр.
Отправить код повторно ( 59 секунд )
Пароль успешно изменен
Теперь вы можете авторизоваться
Пожаловаться
Выберите причину обращения
Спасибо за обращение!
Мы приняли вашу заявку, в ближайшее время рассмотрим его и примем меры.