К каким изменениям должны быть готовы энергетические компании

До введения Европой пограничного углеродного сбора осталось менее трех лет

Share
Share
Share
Tweet
Share
Энергетика России

Энергетика России

В последние десятилетия двигателем экономического развития Казахстана являлся экспорт минерального сырья, центральное место в котором занимала и занимает нефть. Однако мировой нефтегазовый бизнес серьезно трансформируется, чтобы соответствовать реалиям времени. Энергетическим компаниям страны стоит быть готовыми к структурным изменениям, которые происходят на глобальном рынке.

ЕС и Китай являются крупнейшими торговыми партнерами Казахстана. В последние годы эти страны встали на путь активной борьбы с углеродным следом, оставляемым их национальной промышленностью. Большие усилия направлены на развитие альтернативной энергетики, увеличение доли которой в энергобалансе ведет к снижению потребности в ископаемых видах топлива. Это создает серьезные риски для текущей экономической модели развития Казахстана.

Еще больше осложнить ситуацию могут и европейские инициативы, изложенные в рамках амбициозного проекта «Зеленый курс». В декабре лидеры ЕС согласовали планы по снижению выбросов углерода к 2030 году на 55% по отношению к уровню 1990 года. Помимо собственных усилий в этом направлении, страны Евросоюза намерены оказать давление на экономических партнеров для того, чтобы побудить и их к снижению эмиссии парниковых газов. В «Зеленом курсе» появляется понятие пограничного углеродного сбора (CBAM). Законопроект о его введении планируется разработать до конца этого года, а в силу новые правила торговли вступят в 2023 году.

Пограничный углеродный сбор ЕС намерен взимать с импортных товаров определенных категорий. Размер пошлины будет напрямую зависеть от объемов выбросов углекислого газа, связанных с производством этих товаров. При этом отмена сбора возможна, если страна-экспортер также введет у себя механизмы регулирования выбросов, аналогичные действующим и планируемым к введению в ЕС.

Казахстанский углерод

Как же сейчас обстоят дела с выбросами углерода в Казахстане? В энергетическом балансе страны почти половина генерирующих мощностей работает на угле Экибастуза. На нефть и газ приходится еще примерно по 24%. Кроме того, следует учесть гидроэнергетику с ее скромными 1,2%. На биотопливо и все источники возобновляемой энергии остается мало — 0,2% суммарно.

Львиная доля выбросов приходится на предприятия энергетики, однако значителен и вклад других отраслей, таких как сельское хозяйство, а также объекты добычи и переработки нефти. За ними следуют предприятия черной и цветной металлургии, цементные заводы, транспорт и пр. По данным портала globalcarbonatlas.org, в списке крупнейших эмитентов СО2 страна занимает 21 место.

Модернизация промышленного комплекса Казахстана, направленная на уменьшение выбросов парниковых газов и приближение к европейским показателям, требует огромных вложений. Очевидно, что здесь не обойтись без привлечения крупных инвесторов, но вклад государственного бюджета все равно останется очень велик. А этот бюджет сейчас на 32% формируется из доходов, полученных от экспорта нефти. Если отечественный нефтегазовый комплекс будет обложен пограничным углеродным сбором, идти в ногу с Европой станет еще сложнее.

К счастью, в Казахстане это понимают. В стране действует множество поддерживаемых государством экологических инициатив, а с 2013 года запущен механизм торговли квотами на выбросы парниковых газов между предприятиями внутри страны. В январе был подписан новый Экологический кодекс Республики Казахстан. В документе существенно ужесточаются требования по контролю эмиссии углекислого газа, и предусматривается централизация сбора данных о выбросах с перспективой создания государственного реестра эмитентов СО2. Это большой шаг к соответствию европейским регламентам. Впрочем, реальные требования к обмену данных еще предстоит формулировать, и это наверняка займет несколько лет.

Итак, менее трех лет осталось до введения Европой пограничного углеродного сбора. Примерно столько же потребуется на то, чтобы в Казахстане появился легальный и действительно работающий рынок промышленных квот на выброс СО2. Компании, сумевшие существенно снизить выбросы СО2, получат реальную возможность зарабатывать на своих экологических инициативах, продавая «лишние» углеродные единицы.

В такой ситуации именно нефтегазовый сектор, представляющий главную бюджетообразующую отрасль страны, может и должен возглавить процесс трансформации промышленности. В недалеком будущем это позволит снять риски торговых ограничений на экспорт сырьевой продукции и, возможно, поможет Казахстану стать одним из лидеров Центральной Азии в области экологических инициатив.

Направления и перспективы

Но что же делать энергетическим компаниям для того, чтобы максимально эффективно работать в новых условиях? Рецепт дает доклад Accenture «Декарбонизация энергетики: от А до нулЯ», авторы которого считают именно нефтегазовые компании потенциальными лидерами глобальной трансформации промышленности в устойчивую и декарбонизированную систему.

Необходимость изменений осознают все. Некоторые крупные мировые компании, такие как BP, уже заявили о том, что намерены достичь нулевого баланса выбросов СО2 к 2050 году. Вполне вероятно, такие планы слишком амбициозны, но добиться к указанному сроку снижения эмиссии углекислого газа на 80% вполне возможно.

На стратегическом уровне консалтинговая компания советует придерживаться одного из трех основных путей в зависимости от возможностей и целей трансформации нефтегазовой компании. Первый архетип, к которому можно стремиться, называется «специалист по декарбонизации». Это компания, которая постепенно сформировала максимально эффективную производственную цепочку с низким уровнем выбросов и сделала повторное использование и переработку отходов важной частью своей бизнес-модели.

Второй архетип – «энергетический гигант». Переводя свою деятельность на использование источников чистой энергии, эти компании будут наращивать портфель энергетических активов такого рода, уменьшая долю бизнеса, связанного с ископаемым топливом. Со временем «энергетический гигант» сбалансирует свои нефтегазовые активы, став заодно и оператором значительных ресурсов альтернативной энергетики.

Ну и, наконец, третий архетип, к которому могли бы стремиться казахстанские компании – «лидер низкоуглеродных решений». Путем поступательного движения к нулевой эмиссии СО2 такая компания со временем полностью заместит свой нефтегазовый бизнес новыми «зелеными» генерирующими мощностями, став чистым поставщиком возобновляемой энергии.

Мирас Касымов, директор по развитию Accenture в Казахстане

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Вверх
Новости партнеров: