USD 377.19₸
EUR 408.99₸
RUB 5.93₸
BRENT 57.32$ ↑ +1.710
BTC 9626.06$ ↓ -0.028
ETH 253.38$ ↓ -0.036
LTC 72.10$ ↓ -0.051
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяЭкспертыАзамат Джолдасбеков: Понятия «фондовый рынок» и «биржевой рынок» меняются

Азамат Джолдасбеков: Понятия «фондовый рынок» и «биржевой рынок» меняются

К чему это приведет?

На вопросы «Капитал.kz» ответил один из основоположников и идеологов развития казахстанского фондового рынка Азамат Джолдасбеков.

Логика обстоятельств

— Насколько успешной кажется вам модель развития казахстанской финансовой системы, такой, как она возникла в 90-е годы?

— Как успешную я искренне классифицировать ее не рискну, но рациональной и логичной назову, не стесняясь. Она создавалась и менялась сообразно обстоятельствам, чаще следуя за ними, чем превентивно реагируя. И в этом — основная причина, почему слово «успешная» я предпочту не употреблять.

Тем не менее есть несколько порожденных в 90-е годы решений, которые воплощены на казахстанском фондовом рынке и которые можно уверенно считать удачными: переход на накопительную пенсионную систему, создание централизованной торгово-регистраторско-расчетной инфраструктуры, акцент на долговой и денежный рынки в условиях весьма специфичной приватизации.

Что касается проблем, то по прошествии уже более двух десятков лет видно, какие из них можно было бы избежать, приняв корректирующие меры раньше и жестче. Особенно в части регулирования доступа людей и компаний к чужим деньгам, оценки качества кредитов, инвестиций и капитала, полноты права, а также неотвратимости и равенства правоприменения. Множество присутствующих на рынке проблем — родом из дальних лет. Правда, и осуждать тех, кто мог бы будущие проблемы убить в зародыше, но не сделал это, — в большинстве случаев трудно: у нас в стране никогда не было достаточной свободы для принятия необходимых, но чувствительных для кого-то решений.

Доминирование банков оправданно и логично

— Был ли выбор в пользу доминирования банковского сектора по сравнению с фондированием на рынке ценных бумаг каким-то осознанным решением, либо таким образом складывалась ситуация и альтернативы, по существу, не было?

— И то, и другое. Фондовый рынок поначалу и долго вообще не рассматривался как система концентрации капиталов: не было ни спроса, ни предложения в тех видах, которые пригодны для их удовлетворения через механизмы открытого рынка. Так что банки и изначально, и потом, еще десяток лет, оставались в монопольном положении в качестве концентраторов индивидуальных и корпоративных сбережений. И не надо забывать, что только через банки могла быть запущена остро необходимая для страны платежная система современного вида: быстрая, надежная, безопасная. Фондовые институты для этого малопригодны. Так что доминирование банковского сектора, хоть и постепенно уменьшающееся, — оправданно и логично. Сами банки трансформируются, но их влияние на финансовый рынок в частности и на экономику в целом долго будет оставаться превалирующим.

Архитектура Нацбанка

— Какие факторы и решения наиболее благотворно повлияли на развитие фондового рынка, и что ретроспективно кажется наибольшим препятствием?

— Позитивные факторы я в основном фактически уже назвал при ответе на предыдущие вопросы. Перечислю и расширю, добавив аргументации.

Общий дизайн финансовой системы, спроектированный командой Даулета Хамитовича Сембаева, и в целом подход Национального банка Казахстана к развитию и регулированию финансовой системы. Патриарх уже давно отошел от дел, но его принципы, прежние решения и дела по-прежнему определяют парадигмы в финансовом мире страны.

Внедрение международных стандартов бухгалтерского учета и отчетности, внедрение обязательного аудита финансовой отчетности. В данном факторе также велика роль центрального банка. Фактически достаточно долгое время он был пионером в сфере реформирования учета и отчетности.

Запуск передовой платежной системы, без которой невозможна организация бесперебойных и своевременных расчетов по сделкам. Данный фактор — монопольная заслуга специалистов Национального банка.

Переход на накопительную пенсионную систему и формирование, тем самым, класса полноценных институциональных инвесторов, способных демонстрировать заслуживающий внимания спрос на инструменты. Этот переход можно рассматривать как создание хлеба, за которым должны ходить животы — эмитенты и профессиональные посредники. И опять-таки, большая заслуга в проектировании и запуске НПС — на стороне конкретных личностей из здания на Сатпаева, 21.

Историческое формирование централизованной торговой площадки в лице KASE и совершенно преднамеренное создание централизованных расчетной и регистраторской инфраструктур финансового рынка. Снова не обойтись без слов признательности в адрес Национального банка и его частичных предшественников — Национальной комиссии по ценным бумагам и АФН (Агентства по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций). К сожалению, действие первого из упомянутых факторов слабеет в силу целенаправленного дробления рынка со стороны государства. Что с этим фактором будет дальше — посмотрим.

Вынужденный, но при этом оправдавший себя акцент на развитие долгового и денежного финансовых рынков. Вынужденный — как следствие особенностей казахстанской приватизации 90-х годов. Зато давший толчок ускоренному становлению организованных рынков облигаций, репо, валютных свопов.

Программа «Народное IPO» и далее «Простое IPO» национальных компаний. Фактор, который долго зрел, медленно воплощается, но значение которого очень велико в условиях структурной специфики национальной экономики, поскольку в той остро не хватает частных компаний среднего и крупного размеров, способных привлекать акционерный капитал с рынка и достойно платить за этот капитал.

Негативных факторов тоже хватает. Большинство из них носит выраженный субъективный характер. В том числе отчасти и самый главный — вышеназванная структурная специфика национальной экономики. Следом за ней я бы по степени значимости поставил злоупотребление доверием, поскольку довериеявляется ключевым принципом работы на финансовом рынке.

Потолок KASE в плане влияния на транспарентность уже достигнут

— KASE, безусловно, позитивно повлияла на уровень транспарентности и корпоративного управления в крупных компаниях реального сектора. Есть ли возможности для расширения этого тренда?

— На уровне KASE потолок влияния на транспарентность и корпоративное управление практически достигнут. Там можно улучшать только детали, чем биржа постоянно и занимается. Но транспарентность и корпоративное управление важны не только в листинговых компаниях, хотя там в первую очередь.

Есть множество компаний публичного интереса, до сих пор не представленных на бирже, например, компании, получающие финансирование от государства, в том числе через госзакупки (заказы). Информация об их деятельности должна быть легко доступна общественности, ведь речь идет о судьбе наших общих денег. Система сбора и раскрытия этой информации уже создана и работает — это депозитарий финансовой отчетности министерства финансов. Можно ли ее улучшить и насколько? — конечно, можно и намного: достаточно посмотреть на опыт функционирования российской системы «Информационный ресурс СПАРК», созданный «Интерфаксом» в 2004 году.

Например, на сайте названной системы в разделе «Что знает СПАРК» приведены следующие ее возможности: «Сведения о регистрации в государственных органах: реквизиты компании, патенты, лицензии, товарные знаки», «Структура компании: совладельцы, дочерние компании, филиальная сеть, руководство», «Участие в государственных и коммерческих закупках, судебных спорах», «Сведения об обязательствах компании, исполнительных производствах и проверках компании госорганами». И еще много других возможностей, помимо стандартной «Финансовая отчетность предприятий, банков и страховых компаний».

Трудное сосуществование

— Сочетается ли развитый фондовый рынок с высоким уровнем участия государства в экономике и связано ли будущее все же с выводом на рынок пакетов национальных компаний?

— Сочетается, но плохо и кривовато. В этом отношении фондовый рынок надо четко делить на рынок акций (долевых инструментов) и рынок облигаций (долговых инструментов). С облигациями проще: нет особой разницы, какого эмитента долг покупать — с государственным участием или без такового. Лишь бы доходность была повыше, да эмитент рассчитывался по своим обязательствам сполна и вовремя. Квазигосударственные компании могут быть даже интереснее и безопаснее, поскольку допустимо предполагать, что при неблагоприятных условиях за них рассчитается государство. Свежий и грустный пример — облигации Международного банка Азербайджана, по которым в конечном итоге платит государство. Только не сочтите этот пример оправданием инвестиций наших пенсионных накоплений в названные облигации.

С акциями сильно хуже. Для рынка акций нужно изобилие частных предпринимателей, нуждающихся в капитале для расширения бизнеса, и частных обеспеченных инвесторов, желающих заработать на своих «экстра"-сбережениях. «Экстра» — потому что инвестировать можно только условно лишнее, чем можно рисковать. Доминирование государства в экономике ни тому, ни другому изобилию не способствует.

Где государство может помочь рынку акций, так это с его запуском и с активизацией, то есть в решении краткосрочных задач, где нужны концентрированные инъекции со стороны предложения инструментов, чтобы привлечь внимание частных инвесторов. Поскольку в нашей стране государство ни запуску рынка акций, ни его активизации, честно говоря, несильно способствовало, частичную приватизацию национальных компаний через фондовый рынок надо рассматривать как важный фактор в развитии этого рынка и, соответственно, только приветствовать.

Интеграция неизбежна еще в активной фазе жизни нынешних игроков

— Каким вам видится будущее казахстанского фондового и биржевого рынков. Достаточны ли его масштабы для самостоятельного существования или необходима интеграция в той или иной форме с более крупными рынками?

— Сразу оговорюсь, что уже сейчас сами понятия «фондовый рынок», «биржевой рынок» меняются. Они еще используются в силу привычки, пока не будут подобраны и не укрепятся в широком обороте более точные термины. На так называемом фондовом рынке давно уже обращаются не только ценные бумаги, но и вообще все, чем можно «фондироваться», то есть свободно торгуемые инструменты, используемые для привлечения капитала и для спекуляций. Что касается бирж, то они трансформируются в электронные торговые площадки («маркетплейсы») и тем самым вступают в конкуренцию с электронными магазинами. Разница между современными биржами и названными магазинами стирается все больше, причем совсем неоднозначно ожидаемо, что в этой конкуренции выживут именно те компании, которые возникли как биржи и биржами именуются.

Весь «фондовый» рынок мира будет в конечном итоге централизован. Существование нескольких специализированных очагов торговли финансовыми инструментами объясняется историческими причинами и коммерческими интересами. Концентрация этих очагов идет уже пару десятков лет, и признаков ее завершения не видно. В конечном итоге мир получит либо единую торговую инфраструктуру для финансовых инструментов, либо нечто, напоминающее противостояние операционных систем Android и iOS.

В этих условиях конечной стадией самостоятельного существования казахстанского фондового рынка станет его интеграция с другими рынками. С какими — предполагать можно, загадывать нельзя, обещать тем более. Стратегия в любом случае остается одной и той же: быть максимально сильными, чтобы или легче поглотить другие рынки, или дороже продать себя. Когда? — скорее раньше, чем позже. Наверняка еще при нашей активной стадии жизни.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.