Чем страшна роботизация?
АВТОР

27.09.2017 • 09:00 2455

Чем страшна роботизация?

Исследователь новых технологий о том, как меняется мир и экономика в эпоху технологической революции

Большинство хайпов, связанных с технологиями, псевдонаучны, через 10 лет в нас скорее всего вживят чипы, а основная масса нынешних компетенций канет в Лету. Об этом и многом другом в интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказал доцент самого технологичного и инновационного российского вуза НИУ-ВШЭ, заместитель директора «Форсайт-центра» Александр Чулок.

Он занимается наукой более 17 лет. Сегодня главный интерес исследователя — форсайт. Доцент уверен: в мире, утонувшем в технологических революциях, серьезный научный метод поможет простому человеку мыслить системно, быстро адаптироваться и создавать успешное и стабильное будущее.

- Сегодня многие мнимо или реально опасаются последствий роботизации. Судя по повестке дня, нас скоро должны вытеснить существа неодушевленные. Так ли это?

— По факту мир уже вступил в новую технологическую революцию. Роботизация страшна не тем, что мы пользуемся, например, голосовыми помощниками или ботами, помогающими принять финансовые решения, а тем, что приобретает массовый характер — меняет структуру производства, издержки и те экономические принципы, к которым мы привыкли. Скажем, Китай, который мы не привыкли видеть высокотехнологичным, к 2020-му планирует ежегодно выпускать порядка ста тысяч промышленных роботов.

- А что будет с обычными трудягами? Столяр, плотник…

— Все зависит от того, что мы производим. К изначальной функции производства «труд — земля — капитал» добавились технологии. Причем макроэкономисты так и не научились включать технологический фактор на полном серьезе — с моделями и доказательной базой. Парадокс в том, что влияние технологий на рынок труда и экономические процессы колоссально. А традиционные методы, к которым привыкли не только экономисты, но и консультанты и политики, к учету технологий не готовы. Часто даже серьезные специалисты по рынку труда не воспринимают технологии как сильную угрозу. Они напоминают: «Рынок гибкий и пережил множество технологических потрясений», но почему-то забывают о профессиях и навыках, которые отошли в прошлое. Например, раньше в резюме писали количество знаков в минуту, которое вы умеете печатать. Сегодня об этом показателе производительности забыли, зато в почете знание языков. Только вот появляются мощные семантические переводчики, и этот навык также канет в Лету.

- И как быстро дело дойдет до практики?

— Здесь есть несколько факторов. Первый — то, как быстро технологии перейдут в стадию инженерных и прикладных решений. Сейчас очень много хайпов, мир охватила истерика новых технологий. Но всему необходимо научное обоснование. Даже несмотря на то, что сегодня существуют интерфейсы «мозг — компьютер», которые уже используются для повышения эффективности процессов обучения (ведь это уже «матрица»!), говорить о массовом применении таких технологий достаточно рано. Мы, например, сделали прогноз научно-технологического развития России до 2030 года и к оценке сроков подходили очень консервативно. В 2013-м мы писали об интернете вещей, о котором тогда почти никто не говорил, и заявляли его распространение на 2025-е. Нас спрашивали: «Ну как же, примеры уже есть!» Но одно дело пример, а другое — когда без интернета вещей вы сможете существовать.

Вторым важным фактором является инфраструктура — то, насколько быстро инновации воспринимаются компаниями и становятся фактором выживания бизнеса. У нас и конкурентоспособность, и сама конкуренция носят нишевый характер, да и вообще находятся на низком уровне. Инновации не рассматриваются всерьез, хотя за рубежом их использование — давно необходимость, императив. Более того, компании могут противиться инновациям, вложившись в предыдущие технологии. В институциональной экономике это называется QWERTY-эффект или path dependence. Зависимость от выбранного пути наступает тогда, когда масштабные вложения уже сделаны. Они могут быть долгосрочными — их нужно «отбивать».

Третий фактор — это восприятие инноваций обществом. Важно смотреть, как инновации входят в нашу повседневную жизнь, зачастую на широкое распространение в массы уходят годы. Наш институт проводил мониторинг инновационного поведения населения, который выявил несколько интересных фактов. Более половины людей готовы к инновациям будущего, но всего 5−7% опрошенных готовы вкладываться деньгами. Разрыв большой. Связан он в том числе с культурой потребления, спроса. Есть понятие восприимчивости общества, готовности нас с вами потреблять и не бояться тех самых инноваций. И тут встает вопрос этики — какие-то технологии могут показаться неэтичными или пугающими.

- Действительно, ведь реакция на недавнюю презентацию нового iPhone была неоднозначной. Некоторые задавались вопросом, куда попадает информация об их лицах.

— Естественно. Здесь встает вопрос о неприкосновенности личного пространства, которое находится под большой угрозой. С одной стороны, общество влияет на технологии, голосуя рублем. С другой стороны, оно сильно расслоено. Кто-то — апологет и евангелист новых технологий, кто-то желает приобщиться к неолуддитам, которые уходят жить в экопоселения, чтобы быть ближе к природе. Очень может быть, что выиграет компромиссный вариант, когда соблюдаются экологические нормы, но за счет высоких технологий: у вас все будет в датчиках и за любыми параметрами следит спутник. Сценариев много, важно понимать, какой из них является реальным и научно обоснованным.

- Но научные исследования далеки от потребителя, жизнь они не облегчают, зачастую показывают сложность выбора.

— В мире развелось слишком много профанаций. Интеллектуальный «фастфуд» поддерживается в том числе многими консалтинговыми компаниями. Зачем думать? Вот вам топ-15 рынков, на которые стоит выйти, а вот 10 наиболее важных профессий или технологий. Естественное свойство человека — упрощать, поэтому желание смотреть одиннадцатую позицию автоматически отпадает. Мы стали мыслить рейтингами, в каком-то смысле у нас атрофировалось умение думать. Эту способность важно не потерять, ведь наше советское общество славилось нестандартными решениями и комплексным подходом к решениям вопросов. В будущем с упрощениями не получится, наоборот, надо быть готовыми к усложнениям. Одна из ключевых компетенций будущего — умение мыслить системно, быстро адаптироваться и создавать будущее, а не предугадывать его. В этом смысле форсайт, которым мы занимаемся, очень полезен. В классическом варианте он опирается на три научно обоснованных составляющих: объективные данные (моделирование с применением big data, сложные эконометрические, экономические, межотраслевые модели), эксперты от науки, бизнеса, вузов и особые креативные методы, куда входят футурология, события-джокеры («черные лебеди») и так далее. Эта последняя составляющая вызывает…

- Недоверие?

— Скорее, трепет. Если я вам скажу, что через 10 лет вам будет вживлен чип, вы будете взволнованы. И это скорее всего окажется правдой. Но креативные методы нужно примерять на научную базу — многое оказывается тем самым «хайпом». Если вы делаете синергию между теми тремя методами, которые я назвал, и создаете форсайт, у вас получается устойчивая система. Мы делаем такие форсайты, причем не только для внутригосударственного и университетского использования, но и для многих стран. Сейчас, например, готовим исследование для ЮАР. И с казахстанскими коллегами делали несколько проектов. Мне вообще кажется, для СНГ форсайты являются одним из ключевых направлений развития, ведь у нас в каком-то смысле схожа ментальность с одной стороны, с другой — глобальные вызовы (изменение климата, переход развитых стран на новую технологическую парадигму, проблемы уровня образования, многоукладность наших секторов и экономик, разрывы между наукой и бизнесом, которые до сих пор не компенсировались), которые характерны для многих развивающихся стран, но понимаются нами внутри союза лучше всего. И мне кажется, что форсайт как площадка и инструмент для выработки единого мнения для формирования будущего для стран СНГ является одним из ключевых направлений развития. В России уже сформировалась трехуровневая система технологического планирования и прогнозирования, причем она является прорывной. Она помогает распознать и предупредить риски, угрозы и возможности, а затем способствует ускоренному использованию результатов на практике. Нашу систему приезжали изучать корейцы, вьетнамцы, бразильцы, коллеги из Университета Манчестера.

- Играет ли образование ту же роль, что и 10 лет назад? Или акцент сместился на то, чтобы формировать персональное будущее?

— Я считаю, что порядка половины востребованных сейчас компетенций скоро устареют (в зависимости от жизненных циклов отраслей — в энергетике это десятилетие, в IT — 2−3 года). Образование в принципе меняет свою функцию. Важно понимать, что образование само по себе находится под действием глобальных трендов — начиная от общеизвестного удаленного образования и заканчивая новыми технологиями, связанными с нейроинтерфейсами, глубинным пониманием физиологии человека и его влиянием на образовательный процесс. Если сейчас на лекции мне, как преподавателю, нужно смотреть в глаза студента и считывать его невербальные показатели (помимо традиционных экзаменов и тестов), то, может быть, в обозримом будущем мне будет достаточно заглянуть в какой-нибудь профиль его параметров. И будет понятно, что половина информации прошла мимо, собеседник не со мной, потому что весна, а во дворе сверстники играют. Тем более когда появляются виртуальные школы…

- Но исследования говорят о том, что с экранов информация воспринимается хуже.

— Каждому свое. В конечном счете ответственность каждого человека — воспитать себя в должном ключе. Просто кто-то эту ответственность на себя не принимает. Это как с фитнес-клубом — мы тратим большие суммы на абонемент, чтобы был стимул ходить в зал, при этом куча упражнений позволяет нарастить мышечную массу бесплатно — на турнике или дома. Если ты — цельная личность и устремлен в будущее, то используешь новые технологии как средство. Я часто преподаю второе высшее и чувствую, что базовые вещи не поменялись. Легче стало указывать путь. Раньше доступ к информации был сложный — я носил вырезки из иностранных журналов, ксерокопировал их, а сегодня я говорю: «Возьмите этот курс там-то, прочитайте эту статью. Нет английского — воспользуйтесь гугл-переводчиком». Сегодня в силу того, что возможностей и информации стало на порядок больше, люди стали более расслабленными и могут заявить: «Объявлю себя стартапером, буду стартапить». Скоро слово станет ругательным (смеется). Очень не хватает личных и культурных приоритетов. Мое глубокое убеждение таково: в любой стране ничего не произойдет, пока каждый человек не захочет поменяться в позитивную сторону. Все, что может сделать бизнес, государство, вуз — дать выбор. Обоснованный, научный, продуманный, способный помочь, но не взять на себя ответственность за человека. В этом смысле миссия образования очень сильно сконцентрировалась. Как и миссия преподавателя. Теперь он не только дает знания, но и помогает взять на себя ответственность и выбрать свой путь правильно или показать набор путей. Вот почему я считаю, что каждый должен заполнить дорожную карту личностного развития.

— В какой момент с ней можно начать работать и кто ее составил?

— В любой, там нет ничего сложного. Дорожная карта нужна для того, чтобы вы структурированно посмотрели на свою жизнь. Придумал ее я, но ее составляющие во многом описаны консалтерами, коучами и всевозможными «10 правилами успешных людей» и «5 советами от тех, кто заработал миллион в восемнадцать». С точки зрения форсайта любой объект, компания, страна или личность подвержены внешним условиям и трендам и в то же время имеют внутреннее развитие. Я совместил этот факт со своим пониманием происходящего. Дорожная карта, с одной стороны, представляет внутреннюю структуризацию по слоям — работа, образование, семья, личность, с другой — призму глобальных изменений, которые могут повлиять на всю эту совокупность. И еще очень важно, что развитие идет не только во времени, но и в пространстве. Вы связываете эти события друг с другом. Соль заключается в связывании и выстраивании многоходовок. В корпоративном секторе дорожная карта — сложный маршрут действий. Для человека она — возможность выбора различных путей и сценариев в зависимости от внешних условий.

- Как же улавливать перемены на уровне инстинкта?

— Мой рецепт прост. С одной стороны, чем глубже мы погружаемся в какую-либо область, тем более уязвимыми мы становимся к внешним изменениям. Мне, конечно, приятно беседовать с вами, но вы должны быть готовы к тому, что через 10 лет на вашем месте журналиста останется смартфон, который будет задавать вопросы, возможно, вашим же приятным голосом. А что делать вам? На помощь придет форсайт. Я считаю его философией жизни, потому что это постоянная готовность к будущему. Вы хороши внутри своей сферы, но подумайте, какие 5−6 прорывных направлений могут кардинальным образом повлиять на вашу деятельность.

- Должны ли они быть связанными с нынешней деятельностью?

— Как раз нет. Ведь что такое профессия? Это ваша необходимость удовлетворения потребностей. Начните думать о том, какие альтернативы существуют для удовлетворения тех потребностей, на которых сформировалась ваша специальность. Выстройте многоходовку. И тогда вы всегда будете инстинктивно понимать, откуда ждать угрозу. У меня, как у преподавателя, удовлетворение потребностей происходит с помощью знаний, новой информации, социализации. Но я понимаю, что если то же самое смогут делать роботы, я окажусь не у дел. Но чего не смогут роботы — так это вдохновлять, воодушевлять и наставлять. По крайней мере, пока (улыбается). Поэтому из набора преподавателей-зануд, которых можно заменить «Википедией», остаются те, кто может вести вас по жизни. У меня, например, семья преподавательская. Моей бабушке до конца жизни звонили ученики школы и советовались — человеку было под 80, но ее мнение для них было важно.

- В одном из выступлений вы заявили, что экономика знаний заменяется экономикой действий. Как научиться действовать эффективно, быстро и адаптивно?

— Почему я начал нашу беседу с того, что мы находимся на грани массированного развертывания новой технологической революции. Сегодня количество переходит в качество. Нужно следить за тем, что происходит в мире. На наших сайтах, например, есть специальные трендлеттеры, такие короткие информационные заметки, которые отражают ключевые тренды — роевой интеллект, биодизели, космический лифт, медицинские аптамеры и так далее. Следите за этим и передавайте знания! В книжных магазинах продается выпущенная нами книга «Атлас технологий будущего». У знакомых, владельцев сетей ресторанов, год назад родился сын. Я им подарил эту книгу, которая делает прогнозы вплоть до 2030 года со словами: «В 2030-м сыну будет 14. Я хочу, чтобы он сказал тебе спасибо за то, что ты развивал его в том направлении, которое позволит ему быть лидером».

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Александр Чулок

27.09.2017 • 09:00 2455

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Чем страшна роботизация?
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика