Доктрина res judicata и дробление исков

Почему суды не в восторге от этих норм?

Share
Share
Share
Tweet
Share
ТоболИнфо

ТоболИнфо

В Казахстане актуальным является вопрос возможности дробления судебного иска из одного правоотношения (договора, обязательства). Зачастую так поступают, чтобы снизить риски, связанные с возможным проигрышем. Первый иск подается с меньшей суммой требований и, соответственно, с меньшей суммой государственной пошлины. Если удовлетворяется первый иск, то на основе такого решения суда подается второй иск уже на всю, большую сумму.

Очевидно, что за дробление исков выступают истцы, которые при неопределенности результата хотят снизить имущественные потери. Однако от дробления исков не в восторге суды, так как, во-первых, им приходится по сути два раза рассматривать одно и то же дело. Во-вторых, есть шанс, что при принятии второго решения они увидят основания для другого результата, тем более что судьи в этих делах могут быть разными, а, как известно, каждый юрист имеет свое собственное мнение. Хотя у нас и не прецедентное право, все-таки полагаем, что наличие другого судебного решения с другим результатам будет серьезно сбивать с толку суды по второму делу. Таким образом, дробление исков может привести к нарушению провозглашенного правила о единообразной судебной практике.

В праве отдельных стран эту проблему решает доктрина res judicata – суды не могут рассматривать повторные требования из одних и тех же правоотношений. Хотя в Гражданском процессуальном кодексе Казахстана и имеется норма (пп. 2 п. 1 ст. 151), в соответствии с которой судья отказывает в принятии искового заявления, если имеется вступившее в законную силу решение суда или определение суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям. Однако, строго говоря, при дроблении исков предмет (требование) второго иска является другим. Тогда как отличительной особенностью res judicata является правило о том, что сторона должна заявить все свои требования в одном процессе.

Конечно, данная тема требует дополнительного изучения. Но сейчас представляется, что эта доктрина является правильной – в рамках правила процессуальной экономии сторона должна инициировать только один судебный процесс для выдвижения всех своих актуальных требований по уже наступившим нарушениям. Кроме того, должны защищаться интересы и ожидания ответчика – подача истцом требования по конкретному основанию, правоотношению должна означать, что больше других требований не будет. В ином случае потенциальный ответчик будет находиться в «подвешенном» состоянии, лишаясь определенности. Не думаю, что дробление исков является добросовестным поведением истца.

Хотя не все с этим согласны. Так, в статье «Доктрина окончательного урегулирования правового спора», опубликованной в Журнале РШПЧ №3, 2019, А. Егоров полагает, что такой правопорядок не является недобросовестным, например, заявление отдельно иска о взыскании основного долга, а потом (после получения решения в свою пользу) заявление иска о процентах. Указывается, что так поступают довольно многие истцы, и суды не отказывают им в защите, не признают их действия непоследовательными и недобросовестными.

Действительно, в отдельных странах допускается дробление исков. В соответствии с позицией Федерального суда Швейцарии предмет иска определяется только суммой, указанной в нем. Если представить, что в результате совершенного нарушения был причинен ущерб в размере 1000 швейцарских франков, то, исходя из позиции Федерального суда, можно последовательно предъявить самостоятельные иски на 500 франков, поскольку в таком случае предмет иска не будет тождественным.

Однако в США доктрина claim preclusion препятствует стороне спора инициировать повторный судебный процесс по требованию, которое было разрешено или могло быть разрешено в предыдущем процессе. В одном из дел доктрина claim preclusion была описана фразой «используй или потеряешь».

Ограничение права заявлять связанные (дополнительные) требования восходит в Великобритании к доктрине злоупотребления процессом, которое также называют правилом Henderson v. Henderson – по делу, где оно было впервые сформулировано. В соответствии с позицией, высказанной судьей Уигрэм (Wigram), «суд требует, чтобы участники процесса презентовали свое дело целиком, и не допускает, чтобы те же самые участники ставили в дальнейшем перед судом вопрос, который мог бы быть выдвинут для обсуждения в рамках разрешенного дела, но не был выдвинут, поскольку участники по небрежности, ошибке или чистой случайности просто отбросили часть своего дела. Заявление о применении res judicata возможно не только в отношении вопросов, которые стороны требуют от суда разрешить, но и в отношении любых вопросов, связанных с предметом спора, которые стороны при должном усердии должны были вовремя поднять».

Вместе с тем нужно понимать, что дробление иска в казахстанской практике является закономерной реакцией на другую неопределенность – как суд рассмотрит дело. Конечно, и в странах с развитой правовой системой также есть эта неопределенность. Но она имеет гораздо меньший масштаб. В странах с развитой и независимой системой судов стороны спора могут ожидать, что несправедливые, недобросовестные, неразумные действия одной из сторон будут с большей вероятностью наказываться.

В Казахстане, однако, суды видят себя связанными нормами законов, применение которых зачастую не может учитывать особенности конкретного дела, тем самым такое применение может вести к «неправильным», несправедливым результатам. Здесь имеется проблема как несовершенства законодательства, так и неготовности судов признавать такое несовершенство, неготовности решать дела исходя из принципов права – добросовестности, разумности и справедливости, когда применение конкретной нормы закона в конкретных обстоятельствах будет несправедливым или когда вообще отсутствует соответствующая норма в законе. Конечно, нельзя не принимать во внимание и возможный коррупционный фактор.

Таким образом, проблема дробления иска должна решаться не только его запретом. Но во многом улучшением законодательства, а также, что сейчас особенно важно, готовностью судов не подходить формально к решению спора, механически применяя нормы закона, а руководствоваться целью восстановления справедливости в отношениях. Важная роль в этом процессе отводится Верховному суду Казахстана, который должен направлять судебную практику.

Аскар Калдыбаев, кандидат юридических наук, магистр немецкого права (LL.M.)

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: