USD 380.84₸ ↑ +0.650
EUR 419.50₸ ↑ +0.490
RUB 6.05₸ ↓ -0.030
BRENT 59.32$ ↓ -2.310
BTC 9004.60$ ↑ +0.014
ETH 171.10$ ↑ +0.000
LTC 58.14$ ↓ -0.022
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяГосударствоЧем запомнится 2016 год?

Чем запомнится 2016 год?

Уходящий год ознаменовался важными кадровыми перестановками во власти

«Подводя итоги 2016 года, нужно говорить, прежде всего, о событиях, которые не случились», — считает политолог Данияр Ашимбаев. Он поясняет свою мысль: на уходящий год пришлось несколько годовщин событий, и многие ждали в связи с этим массовых беспорядков. «Этого не произошло. Но мы видим, какие „выхлопы“ были в связи с земельными митингами», — говорит он.
По его словам, год запомнился чередой событий — отставкой правительства, изменениями в администрации президента, в силовых структурах, электоральной кампанией (парламентские выборы). Но, по большому счету, назвать их особо значимыми сложно.

«Паритет сил, баланс между различными органами власти и околополитическими группировками в 2016 году находились в определенном равновесии: какие-то группы усиливались в течение года, потом ослабевали, другие также поднимались и опускались. Но это не выходило за рамки текущих колебаний», — комментирует Данияр Ашимбаев.

2016 год не стал особенным, но ознаменовался важными кадровыми перестановками во власти. В сентябре во главе кабинета министров встал Бакытжан Сагинтаев. Его первым заместителем назначен Аскар Мамин, заместителем премьер-министра — Имангали Тасмагамбетов, заместителем премьер-министра — министром сельского хозяйства — Аскар Мырзахметов. Экс-премьер Карим Масимов возглавил Комитет национальной безопасности РК. Были и другие назначения.

Говоря об эффекте от указанных перестановок, Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива», отмечает, что в настоящее время происходит оценка 100 дней правительства Бакытжана Сагинтаева. «Конечно, каких-то серьезных прорывов нет. Но в любом случае видно, что поменялся стиль руководства правительством. Приход Имангали Тасмагамбетова оптимизировал ситуацию в социальном блоке: те неоднозначные вещи, которые будоражили общество, — вопрос триязычия, другие реформы образования — сейчас сгладились», — считает собеседник.

По его словам, можно говорить о том, что те люди, которые пришли в правительство в рамках последних назначений, «начали что-то исправлять за своими предшественниками».

Считать, что год был выдающимся, сложно

Оценивая работу государственного аппарата, Данияр Ашимбаев указывает на то, что продолжающееся снижение его эффективности стало особенно заметным на фоне ухудшающейся экономической конъюнктуры.

«Того притока нефтедолларов, который позволял закрыть любые огрехи руководства, сейчас нет. Практически каждое решение подвергается очень большой критике. Мы видим это на примере Земельного кодекса, перенесенного запуска обязательного медицинского страхования. Правительство отказалось от налога с продаж, практически замерла работа по триязычию», — поясняет политолог.

Он отмечает и такие моменты: приватизация не дала того эффекта, на который рассчитывали (практически как и легализация), количество коррупционных скандалов оставалось в пределах нормы («хотя, конечно, нормой это назвать нельзя»). «Поэтому какого-то прорыва в 2016 голу мы не видели. Не было ни значительного ухудшения, ни значительного улучшения ситуации. Все те риски, о которых мы говорим уже много лет, — падение эффективности госаппарата, рост коррупции, рост радикальных настроений, социальное расслоение общества, — так и остались, и в 2016 году просто приобрели новые смыслы, новые аспекты. Поэтому считать, что год был выдающийся, сложно», — комментирует Данияр Ашимбаев.

Чего ждать от 2017 года?

«Признаков того, что в 2017 году снова будут перестановки в правительстве, пока не наблюдается. Но вместе с тем сейчас идет новая волна антикоррупционной борьбы, поэтому все может быть», — представляет свою точку зрения на предстоящий год Андрей Чеботарев.

Кроме того, отмечает спикер, президент уже задал тренд, заявив о том, что будет создана рабочая комиссия по разработке, «видимо, поправок в действующую Конституцию». «Это уже серьезное событие, на мой взгляд, которое действительно позволяет в перспективе выстроить какие-то пути для будущего транзита власти. А так, конечно, год может быть таким же непредсказуемым, как и этот. В этом году никто не ждал ни земельных митингов, ни тем более терактов», — комментирует Андрей Чеботарев.

На вопрос, связанный с Конституцией, указывает и Данияр Ашимбаев. По его словам, в 2017 году возможно анонсирование президентом конституционной реформы. Также многие ожидают продолжения административной реформы. «Уже давно звучат предложения о перераспределении полномочий между разными министерствами, президент даже анонсировал создание министерства иностранных дел и торговли. Идут и другие предложения, но за рамки нормы это не выйдет. Для нас это обычная практика — создание министерств, их упразднение, особого влияния на ситуацию в стране это не оказывает», — говорит Данияр Ашимбаев.

Он считает, что в плане возможных назначений 2017-й станет «обычным годом»: перестановки идут фоном — каждую неделю, каждый месяц, год.

В плане экономики прорыва ждать сложно. Запуск Кашагана при «нерастущих ценах» на нефть не дает ожидаемого финансового притока.

Единственное, по мнению политолога, что может изменить ситуацию кардинально, — резкое изменение цен на сырье либо дестабилизация в одном из ближайших к Казахстану регионов, что может отразиться на политической ситуации в республике. Однако в том же Узбекистане, как мы видим, смена власти, с которой связывался большой риск взрыва центральноазиатского котла, прошла достаточно стабильно и спокойно. «Узбеки показали, что могут обеспечить преемственность руководства даже после ухода Каримова. Сейчас ситуация в стране контролируется», — заключает Данияр Ашимбаев.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.