15.11.2012 • 00:09 2741

Той-драма вместо шоу-бизнеса

Одна из уважаемых музыкальных продюсеров написала мне как-то на Facebook с юморным укором, что понятие «той-бизнес» уже устарело. Но молодая поросль музыкального менеджмента и продюсирования с ней не согласна: местный шоубиз все еще ходит в семейных трусах тоя, хотя необходимость сменить их давно созрела.

Зарабатываем на тоях

В такой ситуации концепцию поведения «Расслабиться и получать удовольствие» считает единственно верной для нормальных людей Азамат Сапабеков, 25-летний менеджер четырех музыкальных проектов. На рынке он работает 7 лет, организовывает ивенты и продает своих и не только артистов.

«В основном проводим корпоративные и частные мероприятия, креативные и не очень, иногда с бюджетами до $300 тыс. и выше, а иногда с более скромными. Выбор артистов определяется просто: если они уже ангажированы, в Казахстан не приедут. Клиент дает список из, к примеру, 16 артистов, а получает на свое торжество только одного и несколько казахстанских в довесок. В год только у меня порядка 50 подобных мероприятий. А таких «компаний», как моя, в стране много.

Что до клиента, то для него, увы, основной вопрос: делать дорого или дешево, а не качественно или нет. Заказчик чаще думает не о том, каким он хочет увидеть событие, а о том, что скажут гости, потому выбирает «дорого» и пускает пыль в глаза. Для многих самое главное в жизни – это той и как же мой сегодняшний той может быть хуже, чем вчерашний у соседа? Рынок сбыта в Казахстане достаточно велик, а вот самих коллективов мало, поэтому без работы никто не остается. Есть даже артисты, которые работают исключительно в двух столицах. Но зарабатывают все в основном на разного вида тоях.

Если той и остался в нашей стране, как замена концерту, то изменилось его качество. Сегодня даже московские артисты удивляются местному уровню организации мероприятий. А многим иностранцам вообще не понять: как могут 3 «майбаха» встречать музыкальную группу из трех человек?

Другая тенденция – растет молодежь. Они идут в ногу со временем, видят самые последние тенденции, потому что постоянно ездят по миру, а потому медленно, но верно меняются и представления общества о достойном мероприятии и музыке. Сегодня уже даже государственные предприятия хотят ивенты «не как у всех».

Но несмотря на то, что сакральная суть казахстанского шоу-бизнеса – это по-прежнему той, считаю, что если ты артист, то несешь ответственность за то, что предоставляешь своему слушателю. Однако большинство артистов с этим не согласны. Я прямо скажу: то, что они несут в народ – это той-драма со своей той-драматургией. Кроме менталитета самих артистов большая проблема заключается в привычках публики: люди просто не хотят воспринимать качественную интересную музыку. Мне никогда не понять, почему покупают Заттыбека? Поет-то гнусаво. Ясно одно: артисты в Казахстане поют то и так, как этого хочет их целевая аудитория. Противопоставить большинству можно таких, как Ерболат Кудайбергенов. Пишет песни сам, этно-рэпер, казахстанский продукт, но качественный. У него новые звуки, интересные ходы. «RinGo» – тоже удачный пример. Треки, записанные ими 5 лет назад, слушаются свежо и интересно сегодня. «Орда» и Chick Flick, Buhar Jerreau и «Сом Тойер» – все это то немногое, что абсолютно неуместно в музыкальной программе местных тоев».

Из количества – в качество

Вслед за младоменеджером я нашел и младопродюсера. 25-летний сын математика и музыканта, телеведущий, создатель собственного агентства A&A Entertainment Абдель Мухтаров организует ивенты и продюсирует квартет Mezzo. За плечами Абделя любовь к Backstreet Boys и Радио 31, учеба в КИМЭП и работа в Deloitte, «Болашак» в Лондоне (по образованию он финансист и продюсер). Насмотревшись в островной столице на самые лучшие мюзиклы, концерты, выставки, молодой человек поднакопил умные мысли на тему, что и как делать, и стал эти мысли воплощать.

«Работаем три года. Основа клиентской базы – мои знакомые со времен школы. Там учились в основном дети тех, кого называют творческой интеллигенцией. Мне легко говорить на языке этих людей и предлагать им достойный уровень. Я в этой среде с детства, и мероприятия, которые проходили в те времена, отложили отпечаток на мое понимание того, как это вообще должно быть. 70% мероприятий – частные: дни рождения, юбилеи, свадьбы. В основном проходят они в двух столицах. 5-6 мероприятий в месяц – это немного, зато работаем с заказчиком, которому наш подход и уровень нравятся.

На одном из таких мероприятий я загорелся идеей создать кроссовер-проект – чтобы в нем пели ребята-казахи, звучащие по-европейски. Основным ориентиром и образцом был Il Divo. Сам организовал кастинг, но начал поздно: в 2011 году уже появились похожие группы в Казахстане. Но их участники постарше и солисты там оперные. А в Mezzo – 2 оперных и 2 эстрадных вокалиста. И все четверо ребят имеют ощущение того, к чему нужно стремиться. Проект мне интересен тем, что на нем я смогу проверить свое коммерческое и творческое чутье.

С точки зрения мероприятий при отсутствии четкого понимания авторских прав и всех прочих наших нюансах, артисты зарабатывают в 95% случаев на частных мероприятиях, а не на настоящих концертах, что меня расстраивает. Но мы стремимся работать на людей высокого ранга – у которых есть вкус и уровень, которые не обращаются к артистам «Эй, ты…». И я верю, что людей со вкусом у нас со временем станет больше. Но еще лет десять в Казахстане, да и в мире продлится такая ситуация. Мы на стадии перехода «из количества в качество», и все, что происходит сейчас с квартетом, мне нравится, мне это очень приятно. У публики, для которой мы поем, есть понимание и уважение ко всему, что мы делаем».

Дети без бизнес-планов

Третий сюжет истории о той-бизнесе как неустаревшем понятии был создан при участии 28-летнего Артема Акманова, организатора мероприятий и менеджера. Его специализация – букинг неказахстанских артистов. У агентства Multistage Entertainment, которое Артем представляет, только в основных списках поставок по 60 имен в каждой из категорий – ведущие, диджеи, артисты как наши, так и зарубежные. В роли последних чаще выступают россияне и украинцы. Клиенты – примерно того же покроя, что и у Азамата. Откуда им взяться-то другим?

«Особенность казахстанских заказчиков звезд в том, что многие из них начинают с фразы «Стинга давай!», а, узнав стоимость выступления артиста и сложности его приглашения, снижают свои запросы до уровня российских звезд – тех, что подешевле. Но часто первоначальные сметы мероприятий вырастают, иногда даже в 2 раза. А бывает и так: запросили у нас как-то группу «Звери» и очень удивились высокой цене в 50 тыс. евро, даже отказались, но потом, когда узнали, что коллектив в тот день занят, стали предлагать все больше и больше, цена дошла до 100 тыс. евро. Но «Звери» все равно отказались. Я сам не понимаю чрезмерно завышенных цен, что озвучиваются и самими российскими артистами, как только они узнают, что их зовут в Казахстан, но наши клиенты сами избаловали российских артистов. С какой стати вдруг Ёлка со своим 40-минутным выступлением стала стоить в этом году до 70 тыс. евро или «Градусы», еще год назад стоившие $10 тыс., сегодня запрашивают 35 тыс. евро? Есть масса других российских артистов примерно того же уровня, но стоящих в 2 раза дешевле.

Сейчас приятно стало работать с украинцами: стоят дешевле россиян, но представляют зачастую более высокий класс.

Я не могу сказать, что шоу-бизнеса у нас нет, но и говорить о смерти той-бизнеса еще слишком рано. В подтверждение – количество артистов, количество и качество площадок, характер самих выступлений и уровень аудитории и организаторов. Пример последнего – отмена октябрьского стадионного концерта в Астане с участием российских хип-хоперов, который пытались организовать молодые люди, желающие таким образом самоутвердиться. Дети без элементарных бизнес-планов!

Все у нас делается примерно так: стенку покрасили, люстру повесили, а вот то, что еще придется на лампочку наскрести и за электроэнергию заплатить оказывается для наших шоу-бизнесменов полной неожиданностью. Думаю, таким людям вообще не надо лезть в этот океан. Шоу-бизнеса нет у нас, но он есть в России, и один только размер рынка позволяет ему там развиваться.

Уважаемый мною продюсер Алуа Конарова, которой и принадлежит фраза о дезактуализаци термина «той-бизнес» на местной шоубиз-арене, не права. Почти нет качественной публики, с десяток артистов, которых можно назвать качественными – вот и все, что имеем. Той, как и прежде, с нами – в репертуаре и исполнителях, свете и звуке, наворотах и пыли в глаза, абсолютно впустую и безмозгло пускаемых на ветер финансах, но прежде всего – в головах».

Радость же из этого всего может быть вынесена одна – в этой стране появляются молодые продвинутые и незашоренные в своем взгляде на весь этот той-трэш люди, творческие, энергичные, воспитанные, интеллигентные, образованные и самой своей деятельностью медленно-медленно, но стремящиеся сменить тональность ситуации в казшоубизе с минора на мажор.

Cреднестатистическая группа или артист в Казахстане (уровня Макпал Исабековой, Айкына или Алмаса Кишкенбаева) получает $4000 за концерт, в среднем они дают 2 концерта в неделю, в неделю зарабатывают $8000, в год – $400 тыс. Из них $100 тыс. уходит на продакшн (производство записей, съемки клипов, ротация песен и видео), $30 тыс. – гонорар директору, $270 тыс. – ежегодный доход музыкантов.


Роман Райфельд

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

15.11.2012 • 00:09 2741

Loading...