23.05.2012 • 09:26 943

На «нет» и суда нет

Если банки не смогут привлечь длинные деньги, МСБ не получит кредитные ресурсы

Еще в конце февраля Национальная экономическая палата РК «Союз «Атамекен» предложила направить часть средств из Национального фонда на кредитование малого и среднего бизнеса. «Мы готовы выйти в правительство с предложением, чтобы какие-то средства из Нацфонда были выделены на поддержку банковского сектора с целевым назначением – поддержать малый и средний бизнес именно несырьевого сектора», – сказал тогда председатель палаты Аблай Мырзахметов на съезде «Атамекена».

Председатель палаты напомнил, что президент РК в своем послании поручил правительству заимствовать из Нацфонда средства на обеспечение роста промышленности и занятости населения. По словам г-на Мырзахметова, несмотря на рост кредитования в экономике, «как докладывает Нацбанк, обрабатывающая промышленность, МСБ недофинансируются».

Выхода нет

Кризис нанес ощутимый удар именно по МСБ. В отличие от него крупные ресурсные компании, такие как «Казахмыс» и ENRC, «Казцинк» и «КазМунайГаз» получили мощную государственную помощь или содействие со стороны государства в получении кредитов.

МСБ, несмотря на помощь со стороны государства («Дорожная карта бизнеса-2020»), оказался в довольно щекотливом положении. С одной стороны, государство потратило миллиарды тенге на его поддержку, с другой стороны, из-за не всегда конструктивной позиции банков второго уровня деньги не доходили до адресата.

Пик падения МСБ пережил в 2010 году, когда сегмент кредитования потерял 18,9%. Потом падение стало более пологим: по итогам 2011 года сегмент кредитования потерял всего 3,2%.

Кстати, в конце апреля глава Нацбанка РК Григорий Марченко заявил о возможности дальнейшего снижения в мае или июне ставки рефинансирования, находящейся на уровне 6,5%, при условии сохранения стабильно низкой инфляции. «Сигнал рынку об уменьшении стоимости денег уже дан», – добавил тогда глава Нацбанка.

Однако удешевление кредитов коснется, например, торговли, где оборот короче, в меньшей степени строительства и промышленности, где оборот длиннее. Две последние отрасли крайне нуждаются в длинных деньгах, уверен научный руководитель объединения юридических лиц «Ассоциация «Евразийский экономический клуб ученых» Арыстан Есентугелов.

По мнению эксперта, прямой зависимости между снижением ставки рефинансирования и ростом кредитования реального сектора нет. «Нацбанк не дает банкам длинные деньги. В основном предоставляет короткие кредиты, например, на два дня», – добавил Есентугелов. Торговля такими кредитами воспользоваться может, но промышленности такие деньги фактически не нужны.

Специфика МСБ

Государство в период кризиса предоставило различные варианты помощи МСБ. В частности, это выдача субсидий по процентным ставкам по банковским кредитам, реструктуризация налоговой задолженности. 2 марта в Астане председатель Комитета развития предпринимательства Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ) Кайрат Айтекенов представил итоги реализации «Дорожной карты бизнеса-2020» (ДКБ). По его словам, государство потратило 10 млрд тенге на субсидирование процентных ставок для более чем 1 тыс. проектов МСБ, добившись выдачи кредитов на сумму 336 млрд тенге. Также были гарантированы кредиты по 28 проектам на сумму 5,2 млрд тенге, подведена инженерная инфраструктура для 256 предприятий на сумму 48,5 млрд тенге.

В принципе, МСБ в Казахстане представлен в основном сферой услуг и торговым сектором. На сегодняшний день данные предприятия функционируют в более жестких условиях, чем до кризиса. По словам главного экономиста УК «Финам Менеджмент» Александра Осина, с весны 2011 года банки сократили кредитование МСБ торговли и сферы услуг на 10-20%.

По данным официальной статистики, основными кредитуемыми отраслями являются: торговля (доля составляет 30,9%), строительство (17,4%) и промышленность (14,3%). В региональном разрезе кредиты МСБ сконцентрированы в основном в городе Алматы (58,4%).

По мнению эксперта, проблема заключается и в финансировании неторговых, производственных проектов МСБ, «стартапов», которым недостаточно краткосрочных банковских кредитов для развития. Кроме того, ставки, по которым могут привлекать займы высокорентабельные предприятия сферы услуг, чрезмерно высоки.

Дальше – больше?

В 2012 году министерство экономического развития и торговли предлагает расширить ДКБ.

Первым шагом станет упрощение процедуры рассмотрения проектов для их включения в программу. В настоящий момент после одобрения региональным координационным советом проект проходит согласование в стенах Минэкономразвития – эту инстанцию предложено исключить. Вторым новшеством станет включение в программу субсидирования лизинговых сделок (сейчас действуют только компенсации процентных ставок по кредитам). Также предлагается усовершенствовать механизм предоставления сервисных услуг и организацию программ обучения.

Фонд «Даму» выдвигает ряд инициатив. Среди них – новые системы гарантирования по кредитам: индивидуальные, для начинающих, и для действующих предпринимателей. Для крупных заемщиков индивидуальная гарантия будет покрывать до 50% от суммы кредита в течение пяти лет. При этом максимальный размер займа не должен превышать 750 млн тенге, а ставка по нему – 14% годовых. Не менее 30% кредита должно быть направлено на пополнение оборотных средств. Рассмотрение проектов будет происходить банками, а фонд будет давать свое заключение в течение 15 рабочих дней.

Действующим предпринимателям фонд гарантирует также половину кредита, размер которого не может превышать 60 млн тенге. Ставка по кредиту не должна превышать 14%, срок гарантии – пять лет, при этом решение фонд будет выносить в течение пяти рабочих дней. Еще проще схема поддержки начинающих бизнесменов. Их кредиты «Даму» прогарантирует на 70%, при этом сумма кредита не должна превышать 20 млн тенге, остальные условия аналогичны условиям для действующих предпринимателей.

Если заявленные МЭРТ и фондом «Даму» инициативы будут осуществлены, МСБ получит не только доступ к относительно дешевому кредитованию, но и сможет развиваться.

Где взять?

Но наряду с государственной помощью, банки должны и самостоятельно думать о привлечении длинных денег из накопительных пенсионных фондов (НПФ), страховых компаний или с фондового рынка.

Правда, в частности, НПФ к таким инвестициям не готовы. В первую очередь, это связано с непрозрачностью деятельности казахстанских компаний реального сектора. И потому с начала работы НПФ предпочитали вкладывать в государственные компании с гарантией возврата денег, но под низкие проценты. «Поэтому инвестиции под 2-3% годовых при средней годовой инфляции в 7-8% нелогичны, но НПФ этим занимались, с чего и пошла их хроническая убыточность», – подчеркнул эксперт.

Вместе с тем, МСБ сильно зависит от банков. Самостоятельно выйти на фондовый рынок они не могут: не те масштабы деятельности, и становиться публичными не хотят. Идея «народного IPO», которая обсуждается властями в течение последних нескольких лет, пока не осуществлена. «На IPO должны выйти крупные казахстанские компании, и если они так долго к этому готовятся, то, что говорить о субъектах МСБ», – сетует аналитик одного из российских аналитических центров.

По словам г-на Есентугелова, проще пойти другим путем. Например, создать условия, чтобы субъекты МСБ становились прозрачными. «Чтобы этого добиться, нужно, с одной стороны, усилить ответственность за экономические преступления, с другой стороны, дать экономическую свободу», – подчеркнул эксперт.

Причем наказание должно быть довольно суровым. Как заметил Арыстан Есентугелов, если в Китае компания выходит на фондовый рынок с некорректной финансовой отчетностью, то руководителю может грозить заключение под стражу сроком на 15 лет. Правда, эксперт далек от мысли рекомендовать применение китайской практики в Казахстане, но «наказать, чтобы другим неповадно было», он считает необходимым.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

23.05.2012 • 09:26 943

Loading...