11.04.2012 • 13:47 1088

Гани Касымов: «Эйр Астана» – пробный шаг в общей цепи заговора»

В 2011 году был принят Закон РК «О государственном регулировании производства и оборота отдельных видов нефтепродуктов». Данный закон упразднил право государства регулировать цены на авиакеросин. Последствия принятия нового закона не заставили себя долго ждать, в результате отпускная цена на керосин в 2012 году выросла на 200% по сравнению с 2010 годом.

В целях компенсации роста цен на авиационный керосин был введен топливный сбор, что привело к повышению цены на авиабилеты на внутренних рейсах АО «Эйр Астана» в среднем на 16%.

Достаточно эмоционально на резкое повышение цен на авиабилеты отреагировал Гани Касымов, депутат Сената Парламента РК, потребовав от правительства разъяснений по данному инциденту. Мы решили побеседовать с сенатором и узнать более подробно его позицию по этому вопросу.

– Почему именно Вам пришлось поднять этот вопрос, а Агентство по регулированию естественных монополий и Антимонопольный комитет молчат?

– Данный вопрос должен рассматривать не просто антимонопольный комитет, а правительство, поскольку это входит в сферу его компетенции.

Более того, правительство должно рассмотреть его в срочном порядке как чрезвычайную ситуацию на своих заседаниях. Почему одна компания вправе увеличить стоимость своих услуг на 16%, непонятно. Ни в одной стране мира подобная ситуация недопустима.

– Какие пути решения этой проблемы Вы видите?

– Впервые за двадцать лет нашей независимости одномоментно поднялась цена на какой-то вид услуги на 16%. Ранее цены повышались лишь на 1 или 1,5%, а тут сразу на 16%.

Все начали ссылаться на то, что поднялась стоимость керосина. Я не думаю, что авиакомпания подняла стоимость на предоставляемые услуги из-за подорожания керосина. На мой взгляд, в этом случае имеет место сговор нескольких нефтепроизводителей всех уровней, от тех, кто производит бензин, вплоть до автозаправок. Эти компании через «Эйр Астану» пробуют себя.

«Эйр Астана» – пробный шаг в общей цепи заговора против нашего народа. После этого инцидента все автозаправки повысят цены на бензин, а завтра спокойно могут увеличить цены на все энергоносители. Могут подорожать не только тепло и электроэнергия, но и продукты первичной необходимости.

Это нонсенс, когда в нефтедобывающей стране одномоментно повышаются цены на 16% в связи с тем, что выросли цены на керосин. В Таджикистане, Узбекистане нет собственной нефти, а бензин в этих странах сейчас дешевле, чем у нас. Между тем, наша республика добывает 80 млн тонн нефти, и мы не можем себя обеспечить дешевым бензином. Это просто издевательство или пренебрежение нуждами народа, я понять не могу.

Я предложил, чтобы правительство дало объяснения парламенту, чем обусловлен резкий скачок цены на керосин. Тем более что полгода назад министр нефти и газа г-н Мынбаев заверял, что ситуация под контролем и цены на бензин резко увеличиваться не будут. Но при этом они допустили такой перекос в цене. Необходимо выяснить: сговор это или нет, контролирует ли правительство ситуацию. Почему в конечном итоге страдают общество и граждане нашей страны.

Я предлагаю внимательно и спокойно всю эту ситуацию обсудить совместно с правительством и парламентом. Мы должны не только проанализировать, но и придти к какому-то рациональному решению. Или мы компенсируем гражданам нашей страны скачок цен, увеличив всем одновременно зарплату. Или приструнить и поставить на место всех тех, кто спекулирует на этом вопросе.

Я же считаю, что никакой необходимости повышать цены нет. Мы продаем нефть в больших объемах по высокой цене.

Со временем необходимо все контролируемые процессы от имени государства согласовывать с парламентом. Отдавать такие вопросы на рассмотрение лишь министерствам и ведомствам не совсем разумно.

– Дефицит и высокая стоимость бензина в нашей стране связаны с нехваткой сырой нефти на отечественных нефтеперерабатывающих заводах. Гани Есенгельдинович, как наша страна может преодолеть эту ситуацию?

– Сырой нефти не хватает для перерабатывающих заводов лишь потому, что ее выгодно продавать. Нужны дополнительные дотации нефтеперерабатывающим заводам, дабы они обеспечивали необходимыми объемами топлива страну. На мой взгляд, это не предмет для разговора. Что, мы не можем урегулировать эту ситуацию? Мы находимся в своей стране, нефть наша, и все в руках правительства. Это вопрос в первую очередь гибкости, холодного расчета и экономических стимулов – вот и все, но правительство этим не занимается. Если взяться за это дело, то никаких проблем не будет.

– Множество казахстанских нефтяных активов принадлежат иностранным компаниям. Как Вы считаете, достаточно ли активно действует государство в направлении возвращения этих активов?

– В 90-е годы, чтобы привлечь западных инвесторов, мы давали множество преференций и льгот иностранным компаниям, иначе не смогли бы развить эту сферу. Процесс разработки месторождений очень дорогостоящий и рисковый.

Другой вопрос, что сейчас мы окрепли, и наши национальные и частные компании имеют в своих активах большие оборотные средства. Наверное, определенная работа по защите интересов и увеличению доли ведется. Это достаточно сложный вопрос, где очень много хитросплетений, много дипломатии. Однако в отношении увеличения нефтяных активов мы применяем множество энергичных мер, и мы продвигаемся в этом вопросе.

Нам так же необходимо работать в отношении увеличения налоговой нагрузки для иностранных нефтедобывающих компаний. Другим аспектом этого вопроса является возвращение нефтяных активов, которые необходимо выкупать – другого пути у нас нет. Все это, в конечном итоге, приведет к увеличению объемов нашей экономики.

– При возвращении нефтяных активов часто используют китайские заемные средства. Гани Есенгельдинович, стоит ли нам опасаться китайской экспансии?

– Здесь наиболее важно, кто будет конечным владельцем нефтяных активов. Необходимо определить критический уровень, за пределы которого не стоит уходить. Это будет пограничная черта, выход за которую будет угрожать нашим национальным интересам. Видимо, сейчас мы до этой черты не дошли. Думаю, специалисты за этим следят.

– Какие средства возврата нефтяных активов, на Ваш взгляд, наиболее рационально использовать в нашей стране?

– Само присутствие иностранных компаний в нефтедобывающем секторе нестрашное, главное, какова наша составляющая. Действительно, нам необходимо увеличивать долю нефтяных активов, но должна быть найдена золотая середина. Мы должны увеличивать свою долю, при этом не распугав иностранных акционеров. Сегодня мы более активно отстаиваем свои национальные интересы в сфере нефтедобычи. В дальнейшем доля участия отечественных компаний в нефтедобывающих корпорациях будет увеличиваться. Поймите правильно, это естественный процесс. Это общемировая тенденция, которая охватит и нас. Вначале во всех нефтяных странах для добычи нефти приглашаются к сотрудничеству иностранные компании, а затем национальные начинают преобладать.

– Как вести себя Казахстану в нелегком вопросе с каспийским регионом?

– Прикаспийский регион – это Россия, Казахстан, Туркменистан, Азербайджан и Иран. У всех разные подходы – это очень хрупкое биосферное место. Плюс ко всему, в этом регионе пересекаются интересы мировых держав. Мы, все пять стран, в первую очередь ответственны за экологическую ситуацию в этом регионе. Мы должны обеспечить условия для того, чтобы богатства данного региона служили на пользу человеку, чтобы он не становился ареной жестких противостояний и не стал регионом экологического бедствия. Казахстан сейчас наиболее активно инициирует различные мероприятия по сохранению биосферы. Мы должны сохранить этот регион для нашего народа. Мы первые, кто несет ответственность за это.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

11.04.2012 • 13:47 1088

Loading...