21.06.2011 • 14:17 1057

Эффект силы

КМГ войдет в долю единственного нефтяного проекта, где доселе доли не имел

Согласие консорциума иностранных нефтяных компаний Karachaganak Petroleum Operating B.V. (KPO) на передачу Казахстану 10% акций проекта можно расценивать как несомненный успех властей. И свидетельство возросшей силы Казахстана как инвестора.

17 июня сообщение об этом распространило агентство Reuters со ссылкой на источники, близкие к сделке. Предполагается 5% продать по рыночной цене, 5% – отдать бесплатно.

Агентство, сославшись на источник, знакомый с позицией министерства нефти и газа (МНГ), сообщает о получении Правительством РК проекта меморандума от KPO, возглавляемого британской BG и итальянской Eni. Меморандум, видимо, подпишут скоро, а сама сделка может быть завершена осенью этого года.

Стоимость сделки будет определена в ходе переговоров сторон.

Напомним, Казахстан впервые официально заявил о желании получить долю в проекте в 2009 году, чему предшествовал спор с акционерами, которые в суде оспаривали вмененные им пошлины на вывоз нефти. Позднее иски были отозваны, и стороны сели за стол переговоров.

Сегодня BG и Eni принадлежит по 32,5%, американской Chevron – 20%, российскому «ЛУКОЙЛу» – 15%.

Вместе с тем KPO согласился на контроль властей в части затрат проекта. По данным еще одного источника, МНГ получило предложение об утверждении трехлетнего бюджета, без утверждения третьей фазы в целом. Взамен KPO просит Правительство РК подтвердить стабильность контракта по Карачаганаку.

Все произошедшее можно истолковать как постепенную трансформацию Казахстана из страны, умолявшей иностранных инвесторов придти в нефтегазовый сектор, в страну, стремящуюся говорить с иностранными инвесторами с позиции силы.

Зачем нам Карачаганак

В корне всех инициатив казахстанской власти – большая обида. Подписанные еще в 90-х годах с иностранными инвесторами соглашения о разделе продукции (СРП) оказались настолько невыгодными, что их тексты «оказались за семью печатями». С другой стороны, власти не могли не понимать главный контекст – СРП настолько выгодны иностранцам, что любая их публичная публикация может вызвать в обществе раздражение.

Этим и объясняется неуемное желание властей зайти в крупнейшие нефтегазовые проекты на территории Казахстана. Другим внешним стимулятором стало подражание политике России, к примеру, по проекту «Сахалин-2».

До декабря 2006 года структура проекта выглядела следующим образом: Shell (55%) и Mitsui (25%) с Mitsubishi (20%). После мощного давления, которому подвергся консорциум со стороны Правительства России, в декабре 2006 года подписан протокол о вхождении «Газпрома» в Sakhalin Energy (оператор проекта). С апреля 2007 года у «Газпрома» в Sakhalin Energy – 50% плюс одна акция, у Shell – 27,5%, Mitsui – 12,5%, Mitsubishi – 10%.

Тем более один раз такая схема уже сработала. В частности, по Кашагану.

До 2008 года в состав консорциума входили Royal Dutch Shell, Exxon Mobil и Total, которым принадлежит по 18,5% акций, ConocoPhillips с 9,3% и владеющие по 8,3% японская Inpex и «КазМунайГаз». После того, как власти Казахстана надавили на инвесторов, в 2008 году последние согласились увеличить долю «КазМунайГаза». Теперь в консорциуме Eni, KMG Kashagan B.V.(дочернее предприятие «КазМунайГаза»), Total, ExxonMobil, Royal Dutch Shell имеют по 16,81% доли участия, ConocoPhillips – 8,4%, Inpex – 7,56%.

Теперь наступила очередь Карачаганака. По мнению эксперта Института политических решений Сергея Смирнова, KPO дожали. «Это был единственный крупный нефтяной проект, где не было доли нацкомпании «КазМунайГаз» (КМГ)», – продолжает эксперт.

По словам г-на Смирнова, детали вхождения еще неизвестны. «Доля КМГ увеличится, в дальнейшем, в ходе переговоров, будут улажены и неясные пока детали соглашения», – говорит он.

С ним солидарен доктор политических наук, заведующий кафедрой международных отношений Университета Гафгаз, директор Центра энергетических исследований (Азербайджан) Ровшан Ибрагимов. По его мнению, это часть общей политики, когда государство старается увеличить долю участия в консорциумах по разработке крупных месторождений посредством государственной компании.

Результат неполного доверия

Период, когда Казахстан слушал иностранных инвесторов с разинутым ртом, давно прошел. В правительстве давно привыкли мерить происходящее с точки зрения экономической целесообразности.

Тому свидетельством кампания давления, организованная в отношении KPO. Крупные штрафы, пик которых пришелся на 2010 год, оказались ушатом холодной воды для инвесторов. Консорциум отправил властям меморандум, но о некоторых нюансах специально умолчал.

К примеру, о том, как будет формироваться 10%-й пакет акций КМГ. По словам Сергея Смирнова, российская компания «ЛУКОЙЛ» ранее заявляла о нежелании делить свою и так небольшую, долю. «Однако в процессе переговоров может возникнуть ситуация, схожая с Кашаганом, когда акционеры просто скинулись согласно своим долям в проекте: кто имел большую долю, тот дал больше, кто меньшую – меньше. Но об этом мы узнаем, когда сделка будет завершена», –подчеркнул эксперт.

В то же время Ровшан Ибрагимов подробно остановился на вопросе доверия по проекту. Не случайно Казахстан требует доступ к расходам консорциума. «И в этом проекте участвует итальянская компания Eni, деятельность которой по Кашагану воспринята как неудовлетворительная», – отметил эксперт.

Напомним, что единым оператором по Кашагану в 2001 году была назначена компания «Аджип КСО» – подразделение итальянской государственной нефтяной компании Eni. Но из-за больших проблем с бюджетом освоения и плохой организации работы по проекту казахстанское правительство потребовало смены операционной модели. В 2008 году акционеры проекта сменили принципы управления с единого оператора на совместную операционную компанию North Caspian Operating Company (NCOC), которая и заменила в роли оператора компанию «Аджип КСО».

Это невозможно трактовать иначе, чем недоверие казахстанских властей к Eni. Тогда становится понятным и нынешнее требование властей по контролю за расходами KPO.

Время торгов и «сбора камней»

Казахстан не прочь поторговаться. Об этом можно судить и по сообщению, размещенному Reuters. Консорциум согласился передать 5% бесплатно, еще 5% продать по рыночной стоимости.

По поводу 5% акций, которые консорциум готов отдать Казахстану бесплатно, г-н Смирнов не исключает возможность сделки, аналогичной используемой в юриспруденции. «А именно Казахстан предъявлял консорциуму различные претензии. Видимо, Казахстан откажется от претензий, а консорциум отдаст половину пакета бесплатно», – полагает эксперт.

В прошлом году власти насчитали консорциуму претензий на общую сумму $1,2 млрд по итогам проверки за 2005-2008 годы. Глава Налогового комитета в октябре 2010 года, не называя сумму, говорил, что претензии к КРО затрагивают трансфертное ценообразование, уплату налогов на добавленную стоимость и корпоративного подоходного налога, а также возмещаемые затраты консорциума.

Часть экспертного сообщества поспешила сообщить об опасности для инвестиционного климата Казахстана. Мол, инвесторы могут уйти из Карачаганака. Но ситуация в корне иная.

Проект на самом деле очень выгодный, считает Сергей Смирнов, поэтому никто из акционеров никуда не уйдет. «Информацию о себестоимости газового конденсата, добываемого в Карачаганаке, найти сложно. Однако достаточно привести прогнозы по ценам на нефть (в среднем около $110 за баррель в 2012 году), чтобы судить о выгодности проекта», – продолжил эксперт.

Согласно открытым данным, запасы Карачаганака оцениваются в 1,2 млрд тонн нефти и конденсата и более чем 1,35 трлн кубометров газа. Здесь добывается около 49% всего газа и 18% всей нефти в Казахстане.

По мнению г-на Ибрагимова, с финансовой точки зрения Казахстан стал сильнее и ему легче участвовать в проекте как инвестору. «Данное месторождение может только выиграть от возросшего интереса правительства как в политическом, так и в финансовом значении», – резюмирует эксперт.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

21.06.2011 • 14:17 1057

Loading...