Почему страховые компании сторонятся биоактивов

Высокорисковый агрополис

Share
Share
Share
Tweet
Share
Фото: Руслан Пряников

Фото: Руслан Пряников

По данным Нацбанка, в январе-августе 2020 года ни одно фермерское хозяйство в сфере растениеводства не было застраховано. В прошлом году выплаты фермерам по сельхозкультурам оказались в 13 раз выше страховых премий. В 2018 году ситуация была иной: объем собранных премий в 10 раз превысил выплаты. Статистики по страхованию животноводов нет. Казахстанские компании готовы страховать биоактивы только от небольшого перечня рисков.

«Наша компания страхует биоактивы от рисков пожара, удара молнии, падения на застрахованное имущество пилотируемых летательных аппаратов, взрыва газа, от кражи, стихийных бедствий», – уточнил глава страховой компании «Коммеск-Өмір» Олег Ханин.

В Беларуси страховщики готовы брать на себя больше рисков, чем их казахстанские коллеги. Например, компания «Белгосстрах» страхует скот не только от базовых рисков, но и от падежа, вынужденного убоя от незаразных болезней, когда лечение проводилось, но было неэффективным, из-за неизлечимой болезни и так далее. «Тарифы компании зависят от таких факторов, как опыт работы предприятия в данной отрасли, наличие квалифицированных специалистов, в том числе ветеринарных врачей и других», – подчеркивает Олег Ханин.

Аналогичные казахстанским базовые страховые продукты есть и в США. Но их эксперты рассматривают как путь для продвижения страховых программ с более широким покрытием. «Служба инспекции здоровья животных и растений Министерства сельского хозяйства США изучает ценовые риски при страховании домашнего скота в борьбе с болезнями животных и управлении политикой карантина. Но страхование цен на домашний скот обходится недешево. Оно предназначено для защиты от непредвиденных событий или катастрофического обвала рыночных цен», – отмечает Олег Ханин.

Еще важная особенность таких программ США в том, что они могут использоваться как залог для кредитора. Производители могут выбрать продолжительность срока действия полиса, но обычно он составляет порядка 6-12 месяцев, часть рисков перестраховывается у мировых гигантов перестрахования, например таких, как Lloyd’s of London. При страховании скота или домашних животных фермеру также предлагается застраховать свою ответственность как владельца фермы или ранчо.

Чтобы похожие схемы страхования заработали в РК, нужен диалог между страховщиками и фермерами, считает глава Ассоциации страховщиков Казахстана Виталий Веревкин.

«Можно организовать встречу Союза фермеров Казахстана с членами нашей ассоциации, Ассоциации финансистов Казахстана. Важно, чтобы животноводы представили данные, что у них высокая потребность в страховании. И, возможно, страховщики озвучат наиболее оптимальные условия страхования. Важно, чтобы фермеры и страховщики нашли точку соприкосновения», – считает он. 

По словам исполнительного директора СК «Евразия» Шакира Иминова, страхование фермера от риска неурожая во всем мире только начинает развиваться. Это создает определенные сложности для компаний, поскольку многие нюансы им приходится прорабатывать впервые.

«Например, в Казахстане резко континентальный климат и это усложняет расчет рисков. У нас с утра может быть солнечная погода, а после обеда пойти град. Или в Шымкенте температура может быть +10, а в Семее -5. Кроме того, трудности страхования возникают из-за особенностей развития отдельных регионов, больших строек, изменений ландшафта. Сейчас сложно выделить на карте области, которые больше или меньше подвержены бедствиям», – отметил наш собеседник.  

Впрочем, даже если страховщики захотят взять на себя риски в растениеводстве и животноводстве, для фермеров такие полисы должны быть доступны. И государство уже предпринимает шаги для снижения их стоимости для аграриев. С 6 января 2020 года утратил силу Закон «Об обязательном страховании в растениеводстве». Теперь страхование в сфере растениеводства станет не обязательным, а добровольным.

«Если ранее страхование в растениеводстве было обязательным, то с этого года законодательно предусмотрен добровольный характер. Теперь это – зона личной ответственности сельхозтоваропроизводителя, – рассказал в июле в интервью нашему изданию председатель правления АО «Фонд финансовой поддержки сельского хозяйства» Жандар Омаров. – Также изменена форма государственной поддержки страхования. Если раньше субсидировались страховые выплаты, то теперь субсидии направлены на стимулирование субъектов АПК. Субсидироваться будет 50% от суммы страховой премии, таким образом снизится стоимость страховки, и она станет доступнее».

При этом фермерам разрешат использовать полис как дополнительное обеспечение при оформлении займов в банках.

К реализации новой системы привлечены три международные компании с рейтингом «А» на мировом страховом рынке. Они будут перестраховывать риски, которые берут на себя отечественные компании. Это позволит обеспечить гарантированные выплаты сельхозтоваропроизводителям в случае наступления страховых рисков.

Насколько эта мера будет эффективна, покажет время. Но как отмечает Шакир Иминов, пока непонятно, почему некоторые аграрии не готовы покупать полис.

«Хотя, предполагаю, что, скорее всего, это связано с тем, что они в свое время разочаровались в надежности страховых компаний. И теперь фермеры не рискуют оформлять полис для покрытия риска неурожая из-за опасения получить отказ в выплатах. Но есть еще один немаловажный фактор: к сожалению, фермер или частное лицо никогда не бывают довольны страховой выплатой – даже не из-за размера выплаты, а просто из-за того, что их имущество пострадало. Также сюда можно добавить сложность и непонимание процедур страхования», – заметил Шакир Иминов.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: