USD
420.76₸
EUR
498.60₸
RUB
5.60₸
BRENT
43.09$ ↓
-0.180
BTC
10883.00$ ↓
-0.019
ETH
371.65$ ↓
-0.035
LTC
46.89$ ↓
-0.038
ГлавнаяФинансыМарат Каирленов: Можно ожидать, что с рынка уйдут зомби-банки

Марат Каирленов: Можно ожидать, что с рынка уйдут зомби-банки

Независимый эксперт поделился мнением о ситуации в банковском секторе РК

Удастся ли регулятору реализовать меры по переориентации ликвидности банков на кредитование бизнеса и прекращению валютных спекуляций? Какие инструменты для этого необходимы? Что будет способствовать скорейшему восстановлению банковского сектора Казахстана? На эти и другие вопросы в интервью корреспонденту «Капитал.kz» ответил независимый экономист, директор ТОО «Улагат Консалтинг Групп» Марат Каирленов.

Напомним, 1 сентября глава государства Касым-Жомарт Токаев, обращаясь с Посланием народу Казахстана, высказал мнение, что отечественные БВУ не торопятся кредитовать реальную экономику, поскольку имеют хорошую возможность зарабатывать на валютном рынке и инструментах Нацбанка. В этой связи он поручил принять меры Агентству по регулированию и развитию финансового рынка и Национальному банку РК.  «Ожидаю значительного улучшения ситуации по итогам года», – резюмировал президент.

- Марат, возвращаясь к поручению президента, как вы считаете, возможно ли реализовать меры по переориентации ликвидности банков на кредитование бизнеса и прекращению валютных спекуляций?

- Действительно, мы видим, что даже официально доля кредитов в активах банков второго уровня продолжает снижаться и составляет 47,5% на начало августа. И это исходя из «оптимистической» оценки Национального банка по доле неработающих кредитов в 9%. При этом, согласно данным отчетностей банков по МСФО по показателю «начисленные и фактически полученные процентные доходы по кредитному портфелю», де-факто коэффициент неработающих кредитов выше. Следовательно, реальный удельный вес кредитов в активах сложился ниже 40%.

Подобное поведение со стороны банков достаточно логично – в условиях мирового экономического кризиса, а тем более пандемии, неопределенность, а значит риски, сильно возрастают. Очевидно, что в сложившейся ситуации кредитование крайне рискованно.

С другой стороны, валютный рынок весьма волатилен, что позволяет банкам сыграть на курсовой разнице и заработать значительную прибыль, которая в свою очередь нужна для создания провизий по кредитному портфелю, а также (гипотетически) для выхода некоторых акционеров из бизнеса.

Как показывает опыт предыдущих кризисов, банки так и действуют, даже несмотря на огромные государственные вливания. В прошлый кризис из полученных государственных средств БВУ оставили «у себя» в высоколиквидных активах порядка $10 млрд, а это по сути 95%. Соответственно доля кредитов в активах сократилась на эту сумму.

В текущей обстановке коронакризиса, когда пандемия наложилась на окончание периода высоких цен на черное золото и вопросы к управляемости страны, на мой взгляд, сложно ожидать, что казахстанские банки второго уровня начнут рисковать и «замораживать» деньги в кредитах.

- По вашему мнению, можно ли все-таки изменить ситуацию?

- В принципе, да. Но для этого необходимо поменять приоритеты по инструментам господдержки. Вкратце могу сформулировать свою мысль так – чем «морозить» деньги на счетах, лучше выдать их населению, расширять программы гарантирования по кредитам малому и среднему бизнесу и запускать сделки по секьюритизации кредитов. По моему мнению, это позволит сократить риск ликвидности и кредитные риски банков и таким образом сделать кредитование привлекательным. В противном случае государственные деньги могут снова «застрять» на счетах.

- В то же время мы знаем, что многие предприниматели не могут получить кредит, в том числе по государственным программам, из-за предъявляемых к ним завышенных требований со стороны банков. Как вы думаете, будет ли решена эта проблема?

- Полагаю, что государство будет идти на снижение требований к заемщикам по государственным программам, чтобы поддержать занятость. Одним из направлений повышения эффективности господдержки кредитования выступает, как я уже говорил, развитие секьюритизации кредитов МСБ. В этом случае государство будет «работать» не с каждым кредитом или заемщиком в отдельности, а с пулом кредитов, что снижает коррупционные риски. Наряду с этим стимулировать секьюритизацию можно за счет субсидирования расходов по кредитной поддержке, выкупа части эмиссии секьюритизированных облигаций и т.д.

- На ваш взгляд, удастся снизить долю потребительского кредитования и увеличить объем займов МСБ в портфеле банков Казахстана в ближайшие годы?

- Думаю, вряд ли. Принимая во внимание текущую ситуацию с фондированием банков (абсолютное доминирование дорогих и непредсказуемых депозитов), логичнее выдавать краткосрочные кредиты с высокими ставками, другими словами, потребительские кредиты. Кроме того, на фоне падения цен на нефть, надо полагать, что наша экономика будет стагнировать. В этой связи ожидать значительного роста кредитования МСБ не приходится. Вместе с тем я считаю, что снижение потребительского кредитования на 1,6% за период с начала года носит временный характер.

- В то же время известно, что АРРФР смягчило требования по формированию резервов, взвешиванию активов по степени риска. Также Совет по МСФО выпустил разъяснения по стандарту МСФО 9, предоставив возможность каждому национальному регулятору давать самостоятельные рекомендации банкам в зависимости от ситуации в стране…

- Теоретически данные меры достаточно логичны, поскольку сейчас кризис и в целом, мировые регуляторы предоставляют большую свободу в оценке рисков у крупных, транснациональных банков.

Боюсь, что в нашей стране ситуация несколько иная. Ключевым фактором является не качество управления в банке, а объем уже затраченных на их поддержку государственных средств. В связи с чем у нас это может быть основанием для «двойных стандартов» и даже коррупции в отрасли.

- Не приведет ли это к тому, что оценка качества активов казахстанских банков AQR, завершившаяся в начале года, сойдет на нет?

- Судя по оценкам международных рейтинговых агентств, AQR особого влияния на уровень доверия к отечественным банкам не оказала. Кроме того, в нынешних обстоятельствах, связанных с коронакризисом с его жесткими карантинными мерами, «вертолетными» деньгами, покупками центральными банками акций и т.д., многие стандарты и условия в целом сильно меняются. Поэтому здесь надеяться на «авторитет» AQR довольно оптимистично.

- Между тем отсрочка по банковским кредитам была пролонгирована. Принимая во внимание этот факт и вышеизложенные «смягчающие» меры, как вы считаете, удастся ли банкам в итоге сохранить необходимый запас капитала и ликвидности?

- Я думаю, что особой проблемы в части достаточности капитала не возникнет. По крайней мере в отчетах, предоставленных регулятором, мы это не увидим. Однако, как я уже сказал в начале разговора, официальные показатели могут существенно разниться с данными из аудированной отчетности банков.

При этом сложнее обстоит дело с ликвидностью. Надо полагать, что давление на ликвидность банков в большей степени может оказать не падение качества кредитного портфеля, в результате чего банки сокращают выдачу кредитов, более опасен в данном случае отток депозитов со счетов в силу различных причин.

- С вашей точки зрения, может ли понадобиться отдельным банкам помощь государства?

- Безусловно, поскольку Казахстан только начинает входить в кризис, и очевидно, что следующий год также выдастся для нас сложным.

Что касается вопроса нужно ли вообще помогать банкам, то я бы сказал, что надо поддерживать лишь те системообразующие финансовые институты, чьи акционеры будут реально вкладываться в свой бизнес, а не «когда-нибудь, потом…». Если помните, это мы уже проходили в предыдущей Программе финансового оздоровления банковского сектора в 2017 году.

- Что может способствовать скорейшему восстановлению банковского сектора РК на системном уровне?

- На мой взгляд, направлений несколько. Отмечу, наверное, ключевые из них. Прежде всего, это расчистка банковского сектора от зомби-банков, а также недопущение со стороны регулятора предоставления банками недостоверной информации о выполнении ими де-факто пруденциальных нормативов и других показателей. АРРФР не должно закрывать глаза на такие случаи.

Хорошим шагом в этом смысле было бы «доведение до ума» отчета о погашениях по кредитам – аналогично отчету о движении денежных средств (ОДДС), желательно в соответствии с МСФО. Это позволило бы в целом сравнивать данные отчета о доходах и расходах и ОДДС.

Другим важным направлением по моему представлению выступает грамотная поддержка кредитного бизнеса. Осуществить ее можно через расширение государственных гарантий по кредитам приоритетным секторам (МСБ, промышленность и т.д.), а также через развитие секьюритизации ссудного портфеля. Опять же, повторюсь, это позволит снизить кредитные риски и сбалансировать активы и пассивы по срокам.

- В итоге какие уроки и возможности вынесет банковская система Казахстана после коронавируса?

- Полагаю, ключевым уроком должен стать тот факт, что «государство всех не спасет», также по причине того, что период сырьевых сверхдоходов заканчивается. Поэтому следует ожидать, что с рынка уйдут зомби-банки.

В части возможностей, безусловно, можно отметить дальнейший переход банков в онлайн-режим как по оказанию услуг, так и самого рабочего процесса. Следовательно, такой шаг сократит потребности финансовых институтов в физических офисах и откроет больше возможностей по развитию технологий автоматизации работы и самообслуживания.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели

Новости партнеров: