Как казахстанские банки реагировали на кризисы

Можно ли охарактеризовать текущее состояние банковской системы устойчивым?

Share
Share
Share
Tweet
Share

Насколько высока степень готовности финансового сектора противостоять негативным последствиям глобального экономического спада? Чем текущий кризис ознаменовался для отечественной банковской системы и по каким показателям он отличается от предыдущих кризисов? Об этом корреспондент «Капитал.kz» поговорил с экспертами.

Елена Бахмутова, председатель Совета Ассоциации финансистов Казахстана:

Поскольку это не первый кризис для казахстанской экономики, реакция со стороны реального сектора и власти – более разумная, глубже понимание того, как нужно действовать, что именно следует предпринимать банкам и бизнесу, какая поддержка необходима от государства. Такая готовность значит очень многое, так же как быстрота и согласованность действий правительства, бизнеса и финансовых регуляторов. Во времена прежних кризисов практический опыт антикризисного реагирования на проблемы был всё же недостаточен.

Кроме того, в этот раз объем совокупного внешнего долга существенно меньше, чем это было в 2008-2009 годах. Если в 2008 году отношение внешнего долга к ВВП в долларовом выражении составляло 50,8%, то на конец 2019 года в полтора раза меньше – 33,1%. Есть еще возможность при необходимости осуществлять дополнительные заимствования для финансирования дефицита бюджета, но понятно, что при условии контроля уровня долга и расходов на его обслуживание.

Сегодня ситуация в банковском секторе гораздо прозрачней и стабильней. Помимо низкого внешнего долга нет негативного влияния со стороны «лопнувшего пузыря» на рынке недвижимости, как это было в 2008-2009 годах. Существенно ниже уровень неработающих займов и валютных рисков со стороны заемщиков, отсутствует необходимость участия государства в капитале системообразующих банков. Поскольку, как показала оценка качества активов (AQR), уровень капитализации на системном уровне превышает пруденциальные нормативы, а по отдельным банкам, где докапитализация все же необходима, – достигнуты соответствующие договоренности с акционерами о поэтапном вливании средств в капитал.

Что касается фондирования, то до кризиса 2008-2009 годов, благодаря инвестиционному рейтингу Казахстана, отечественные банки активно привлекали деньги из-за рубежа за счет участия в синдицированных займах и выпуска долговых инструментов. Когда в результате глобального финансового кризиса иностранные портфельные инвесторы практически утратили интерес к казахстанскому рынку, основными источниками фондирования банков стали депозиты и остатки на счетах клиентов, а также средства, выделяемые государством для последующего льготного кредитования клиентов. За период с 2008 по 2019 год объем задолженности банков перед нерезидентами сократился в 5,6 раза.

Мурат Кастаев, генеральный директор DAMU Capital Management:

Во-первых, нужно отметить, что государство в лице регуляторов (ранее – АФН и Нацбанк, потом только Нацбанк, а сейчас Нацбанк и АРРФР) наконец-то взялось за расчистку токсичных активов банков. Ему удалось снизить токсичность сектора, а неработающие кредиты, которые доходили периодами до 25-30% от ссудного портфеля, сейчас составляют здоровые 9%. 

Во-вторых, значительно улучшилось и качество регулирования. Сейчас отчетность и показатели банков вызывают больше доверия, регуляторы проводили и проводят стресс-тесты, усилилась система отчетности. Можно уверенно заявлять, что в настоящее время банковский сектор более прозрачен, чем в прошлые годы. Кроме того, не прошли бесследно и значительные объемы государственной помощи в виде вливаний в капитал, предоставления займов, помощи в списании кредитов и выведении их за балансы банков. Регулирование стало гораздо жестче и, на мой взгляд, достигло предела ужесточения. Пора начинать новый цикл смягчения регулирования.

В-третьих, банки стали лучше управлять своими рисками. Ужесточился контроль за выдачей кредитов связанным и аффилированным сторонам, что было большой проблемой в 2007-2008 годах, улучшилась диверсификация ссудного портфеля, так как в годы бурного роста строительства в 2006-2007 годах львиная доля кредитования шла в недвижимость, которая и стала триггером последующего обвала. Сейчас БВУ лучше анализируют бизнес-модели клиентов и отдают предпочтение либо прибыльной и быстрооборачиваемой торговле, либо надежным и долгосрочным проектам в добывающих отраслях, промышленности и сельском хозяйстве.

В-четвертых, банки перестали быть основным драйвером роста экономики. Сегодня им стали добывающая промышленность, сфера услуг, строительство, транспорт и связь. Экономика страны в целом стала более устойчивой, государство накопило серьезные резервы и имеет низкий госдолг.

Марат Каирленов, экономист, директор ТОО «Улагат Консалтинг Групп»:

На мой взгляд, устойчивость банков можно считать ниже, чем в периоды шоков 2008-2009 годов и 2014-2015 годов, так как сейчас мы все дальше от тучных «нулевых» с их двузначным ростом ВВП и инвестициями на уровне 30% ВВП. К кризису 2009 года мы подошли с двузначными темпами роста ВВП, к 2014 году на уровне 7%, а к этому – порядка 4% то есть каждый раз в 1,5-2 раза ниже. Ухудшение привлекательности и перспективности нашего рынка наглядно показывает уход с него западных банков и отложенное IPO одного из ведущих отечественных банков.

Фондирование – с точки зрения устойчивости и диверсифицированности – ухудшилось. Сейчас оно на ¾ представляет собой вклады клиентов, из них чуть больше половины это депозиты населения, которые могут быть изъяты в любой момент даже без потери вознаграждения. Внешние рынки, благодаря «самым лучшим реструктуризациям долгов банков», повторенным дважды, для нас, по факту, закрыты. 

Управление активами и пассивами также вызывает вопросы. У банков выросла доля высоколиквидных средств (наличные) и вложения в государственные ценные бумаги, у которых низкая доходность (при сокращении доли более высокодоходных активов – кредитов, до минимальных значений – порядка 50% с 65-70% в предыдущие периоды). В фондировании доминируют дорогие и неустойчивые депозиты. Такая структура активов и пассивов давит на рентабельность и несет большие риски.

По качеству кредитов оценки очень разные. Регулятор говорит о неработающих кредитах на уровне 8% (на начало года), международные рейтинговые агентства дают оценку в 25%, но оговаривают, что ситуация может быть гораздо хуже на «свежем» примере системообразующего Цесна Банка, когда кредиты, проданные государству, оказались через год уже на 90% неработающими. 

Возможности господдержки также в настоящее время представляются более худшими, чем в предыдущие периоды – закончилась «раздача» триллионов тенге средств налогоплательщиков на поддержку банков и коронакризис. Вместе с тем падение цен на нефть и сокращение добычи на 20% в течение целого квартала (как минимум) создают мощное давление на госфинансы. 

Владислав Туркин, независимый финансовый аналитик:

Банковская система подошла к текущему спаду в экономике с системным профицитом ликвидности, умеренным уровнем проблемных долгов и как показали результаты проведенного AQR – с допустимым уровнем провизирования по системе в целом. В результате на сегодняшний день нет повестки по оказанию срочной, прямой поддержки и очередной, вынужденной реструктуризации банковского сектора.

В 2008-2009 годы значительный приток относительно дешевого внешнего финансирования поддерживал агрессивный рост кредитования ипотеки и строительной отрасли. В результате сильная концентрация иностранных займов привела к росту риска потери финансовой устойчивости в случае резкого оттока данных средств. Таким образом, реализация данного риска под влиянием внешних факторов подтолкнула к значительному системному дефициту ликвидности и в последующем к выявлению скрытых проблем в ссудных портфелях банков.

В текущей структуре фондирования отечественной банковской системы нет подобных перекосов. Более того, усиление государственного присутствия в экономике и финансовой сфере отразилось в виде доминирования в качестве основной, устойчивой базы корпоративного фондирования – депозитов и вложений государственных институтов и квазигосударственных компаний.

В целом, я считаю, что текущее состояние банковской системы можно охарактеризовать как относительно устойчивое. Происходящие негативные тенденции в экономике не способны вызвать неожиданный системный банковский кризис в краткосрочном периоде. Однако при устойчивом сохранении негативных эффектов в экономике, либо при ухудшении текущей ситуации запаса капитала и потенциала по наращиванию резервов может не хватить для одновременного выполнения задачи по поддержанию банками устойчивости и ведения активной политики развития, роста банковского сектора в экономике. Скорее всего, пока мы будем наблюдать достаточно сдержанную активность банков, в том числе в кредитовании, с целью неприятия новых, дополнительных рисков из-за неспособности их адекватного покрытия капиталом и резервами.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: