USD 384.97₸
EUR 427.12₸
RUB 6.04₸
BRENT 64.39$ ↑ +1.550
BTC 7560.10$ ↓ -0.000
ETH 151.32$ ↑ +0.018
LTC 46.15$ ↑ +0.011
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяФинансыГоспрограммы: благо или путь к государственной монополии

Госпрограммы: благо или путь к государственной монополии

Этот вопрос обсудили эксперты на конференции «Финансовый рынок и реальный сектор экономики Казахстана»
Фотограф: Владимир Третьяков
Фотограф: Владимир Третьяков

Государство наращивает объемы поддержки предпринимателей. Как считают банкиры, эта ситуация демотивирует бизнес к развитию, замедляет темпы роста экономики. Даже сельское хозяйство, которое, казалось бы, получает ощутимые дотации, «на сегодня самая депрессивная отрасль». О том, как избавиться от зависимости от госпрограмм и отслеживать их эффективность, рассуждали банкиры, представители НПП «Атамекен», ЕБРР и KASE на конференции «Финансовый рынок и реальный сектор экономики Казахстана», посвященной празднованию Дня финансиста, сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Программа «7-20-25» дала толчок ипотечному рынку

Сессия «Государственные программы кредитования и рыночная дисциплина: есть ли противоречия?» была жаркой. Олег Смоляков остановился на главной теме дискуссии.

<br>

«Как правильно было озвучено Всемирным банком, в большой экономике (как в Казахстане. – Ред.) присутствуют госпрограммы, они исполняют определенную роль. Причем эта роль госпрограммы больше касается компенсации тех возможных аномалий, которые существуют на кредитном рынке. В отдельных случаях госпрограммы  затрагивают вопросы (дорогого. – Ред.) фондирования, в других – пополнение ресурсов для кредитования тех предприятий, которые могут дать долгосрочный эффект по производительности. Если взять те госпрограммы, которые финансируются, в том числе  ресурсами Нацбанка, допустим, программа «7-20-25», - не могу сказать, что она неэффективна. Всегда говорю, что эта программа достаточно успешна. Потому что искажения, которые, возможно, связаны с «вставкой» всех процессов (по госпрограммам. – Ред.) минимальны. Между тем эта программа («7-20-25») дала некоторый толчок сегменту (ипотечного. – Ред.) кредитования, который долгое время был в стагнации», - заметил  банкир.

К тому же он обратил внимание, что были внесены поправки в части защиты прав кредиторов.

«Во-первых, мы видим хороший подход по оценке платежеспособности заемщика. Во-вторых, есть аномалия со стороны спроса: спрос по этой госпрограмме большой, но насчет качества этого спроса я бы подискутировал. То есть мне кажется, что нужно разделять риски при финансировании госпрограмм, но не за счет сужения госпрограмм», - подчеркнул Олег Смоляков.

Спрос, недостаток компетенций…

В свою очередь в НПП «Атамекен» считают, что сложно проследить объем средств, который выделен на госпрограммы.

«От того множества госпрограмм, которые реализуются в течение 10 лет, практически нет никакого толка. Ни у нас, ни у Министерства национальной экономики РК нет цифр, сколько мы тратим по разным госпрограммам, - попробуйте запросить, и вы их не получите. Например, мы рассмотрели сельское хозяйство. Несмотря на мощную поддержку этой отрасли, доля сельского хозяйства в ВВП последние два года уменьшается. Экономика Казахстана по-прежнему остается ресурсозависимой, и, конечно, пока структура экономики остается такой, то сложно (поднять средний бизнес. – Ред.)», - заметил глава НПП «Атамекен» Аблай Мырзахметов.

Он подчеркивает, что доля средних предприятий в ВВП за последние три года снижается. «Действующих средних предприятий сейчас чуть более 2600, не включая госсектор. Несмотря на то что методика (оценки МСБ. – Ред.) поменялась, все равно доля таких компаний в ВВП снижается. Об этом говорит и такой косвенный показатель, как объем поступающих налогов от этого сегмента. Падает и в целом объем кредитования бизнеса», - заметил он.

Аблай Мырзахметов также озвучил данные экспресс-опроса 100 предприятий обрабатывающего сектора. Так, 60% компаний имеют проблему с получением займа, 35% - сложности с погашением действующих кредитов. Он отметил, что предприятия в среднем загружены на 50%. «Мы выявили еще одну проблему – нехватка спроса. При этом банки предлагают слишком высокие ставки по займам, высокие требования по залогам, слишком сложные процедуры по заявкам. У компаний есть потребность в оборотных средствах, но тем не менее их мощности не загружены в полной мере, они могут не отвечать требованиям по платежеспособности», - отмечает он.

В этом контексте он обратил внимание, что по госпрограммам наблюдается «полный диспаритет». «По программам разные операторы, разные ставки. Это говорит о том, что никто не отслеживает эффективность этих программ. Казахстан в определенной степени подсел на госиглу. У нас была первая и вторая пятилетка, наша страна без анализа эффективности продолжала наращивать господдержку», - отмечает Аблай Мырзахметов.

Он обозначил еще одну проблему, которая стоит перед бизнесом, - недостаток спроса на товары и услуги. «Можно разговаривать с Россией, чтобы понять, какие сектора ей интересны, какие сектора нам (как государству. – Ред.) нужно развивать, какие направления по экспорту нам нужно развивать. Нужно снижать барьеры, договариваться с Китаем, рынком Центральной Азии. По нашим расчетам, около 17 млрд тенге ежегодно потребляет рынок обрабатывающего сектора. То есть нам (государству. – Ред.) нужно работать, а не просто заниматься абстрактной госполитикой. Также предлагаю для того, чтобы стимулировать спрос для компаний, МСБ может заключать твердые контракты», - считает Аблай Мырзахметов.

Для того чтобы стимулировать развитие бизнеса на рыночных условиях, глава «Атамекен» предложил создать Центр компетенций. «В среднем бизнесе серьезная проблема с качеством продукции. Даже у крупных лидеров нет маркетологов, нет стратегов. Поэтому было бы очень хорошо провести большую аналитику по сектору МСБ. Мы уже с правительством согласовали, что в декабре презентуем информационную систему, где можно будет отследить эффективность программ», - отметил Аблай Мырзахметов.

Спрос на кредиты идет по наклонной  

Глава Народного банка Умут Шаяхметова также считает, что необходимо снижать зависимость от госпрограмм. «Сегодняшнее ручное управление экономикой становится неэффективным, так как оно порождает иждивенческие настроения, причем как у всех участников госпрограмм: у заемщиков, банков и где-то и у государства. Мы залезли в Национальный фонд, хорошую кормушку, которая закрывает дефицит госбюджета. Эта ситуация дестимулирует государство быть более эффективным, больше работать с бюджетом, сокращать расходы, отслеживать эффект от программ. Предоставляя госсредства компаниям (отраслям. – Ред.), необходимо ставить KPI, то есть рассчитать, какие результаты получит экономика от программы», - заметила она.

Умут Шаяхметова обратила внимание, что спрос на кредиты от реального сектора экономики падает. «Не вижу спроса на займы (со стороны МСБ. – Ред.) на расширение производства, на модернизацию. В 2006-2008 годах было много хороших госпрограмм, льготное налогообложение, которое на тот момент спровоцировало бизнес переоснастить свои старые фонды. Сейчас прошло более 10 лет, и бизнесу тоже необходимо переоснащаться, но спроса на переоснащение нет», - заметила Умут Шаяхметова.

«Банки конкурируют с институтами развития»

Использование бизнесом твердых контрактов, о которых говорил г-н Мырзахметов, уверена она, не выход для стимулирования развития бизнеса.

«На сегодня компания, получая длинный контракт, например на 5 лет, сжигает поле конкуренции вокруг себя, другие компании уже не смогут участвовать в госзакупках на конкурентном поле. Соответственно, организации, которые «сидят» на твердых контрактах, нет смысла развивать или пытаться что-то улучшать в своем бизнесе. В момент выдачи этого контракта с большой господдержкой компания порождает определенное поле для коррупции», - заметила Умут Шаяхметова.

Еще одна проблема в сфере кредитования, по ее мнению, –  банки конкурируют с институтами развития. «Мы видим, что у институтов развития мандат «на развитие» секторов, но они заходят на поле коммерческих банков. Понятно, у них дешевле деньги, и для банков качественных заемщиков не остается. Также одна из проблем – международные институты развития имеют возможность привлекать дешевое фондирование через ЕНПФ. Они выпускают свои облигации, получают от Казахстана дешевые тенговые ресурсы, «сажают» свою маржу на эти деньги и кредитуют хороших заемщиков у нас в стране. Казахстанские банки не имеют такой возможности, ЕНПФ на сегодня не покупает наши облигации. И поэтому создается арбитраж соотношения государственных институтов развития в отношении иностранных институтов развития. И банки остаются в более сложном поле, где нам говорят: почему вы не кредитуете? Повторюсь, чем дальше мы уходим в ручное управление экономикой, тем активнее будет замедляться экономика», - считает Умут Шаяхметова.

Она напомнила, что сейчас работает 9 институтов по поддержке агросектора, но они неэффективны. «Все эти институты мы содержим, но эффекта от них мы не видим. Отрасль сельского хозяйства на сегодня самая депрессивная. Когда мы попытались найти цифры, сколько ежегодно средств уходит на поддержку агросектора в виде субсидий посевных работ и так далее, найти не смогли», - заметила Умут Шаяхметова.

Она предложила «сделать хорошую ревизию как на уровне правительства, так и всех участников госпрограмм». «Должны быть понятные и единые приоритеты, какие отрасли нужно поддержать, какие отдать в рынок. И только тогда будет развиваться рыночная экономика, а не госмонополизм. Ведь дальше будет еще сложнее, конкуренция растет как в Казахстане, так и за его пределами», - заметила Умут Шаяхметова.

Следующее слово Ораз Жандосов передал директору ЕБРР по Казахстану Агрису Прейманису. При этом он пошутил, что ранее, когда г-н Прейманис был главным экономистом банка, «его задача была говорить только правду, а теперь для него главное KPI». Ораз Жандосов спросил у ЕБРР: какова доля частного сектора в портфеле банка?  

Агрис Прейманис ответил, что более 50% портфеля сконцентировано в частном секторе.

«Прокомментирую вопрос конкуренции банков и институтов развития, который затронула Умут Болатхановна. Если мы возьмем портфель ЕБРР, то в нем максимум 10% общих инвестиций, где мы пересекаемся с банками. Но немаловажно, что есть клиенты, которые говорят, что (ресурсы банка. – Ред.) практически всегда были  дороже, чем в коммерческих банках. К нам не всегда идут за финансированием, а за какой-то дополнительной поддержкой, компетенциями. У нас нет конкуренции с банками», - прокомментировал он мнение Умут Шаяхметовой.

Может, банкротить?

Глава KASE Алина Алдамберген хотя и не участвовала в панельной дискуссии, но высказала свое мнение из зала. «В этом году наконец-то озвучили, что нужно заниматься не спасением банков, а зачисткой реального сектора. При этом НПП «Атамекен»,  конечно, побаивается, за своих участников. Но с ними нужно что-то делать. Потому что то, что мы слышим сегодня на дискуссиях, что некого кредитовать, что компании непрозрачны,  - все это отражается на наших рейтингах. На самом деле нужно, чтобы сам реальный сектор был  конкурентоспособен. И на моей памяти уже два раза предпринимались попытки улучшить законодательные вопросы в этом отношении, но время, которое занимают эти вопросы, слишком долгое. Может, нужно и правительству, и НПП решиться и обанкротить токсичные компании. Пока мы не готовы удариться в пол, пока мы не опустимся, мы не сможем оторваться и начать опять расти», - заявила она.

Между тем Аблай Мырзахметов также прокомментировал предложение главы биржи. «Я согласен, наверное, нужно улучшить законодательное поле, а остальное – это дело кредиторов и заемщиков», - считает он.

В итоге многие участники дискуссии пришли к выводу, что стоит создать площадку для общения бизнеса, банков и государства, отслеживать эффективность госпрограмм и сужать господдержку.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.