Умут Шаяхметова: Я думаю, что не все банки легко пройдут AQR
АВТОР
ФОТОГРАФ

Владимир Третьяков

25.07.2019 • 09:00 6800

Выбор редакции

Умут Шаяхметова: Я думаю, что не все банки легко пройдут AQR

Глава Halyk Bank об оценке качества активов, проблемных кредитах и переезде в Нур-Султан

С 1 августа текущего года Национальный банк РК начнет проверку качества банковских активов (AQR), которую планирует завершить в ноябре-декабре. Независимая оценка затронет 14 БВУ с местным и иностранным участием, а по ее итогам будет составлен специальный план мероприятий на ближайшие 2-3 года. По мнению Международного валютного фонда, это должно заложить основу давно ожидаемого укрепления банковского сектора. Вместе с тем потребуется четкое информационное освещение этой работы наряду с комплексными мерами по обеспечению устойчивости балансов банков, а также рентабельности и стабильности их операций. Насколько данная проверка повлияет на участников банковского рынка и позволит реализовать поставленные Нацбанком задачи, в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказала председатель правления АО «Народный Банк Казахстана» Умут Шаяхметова.

– Умут Болатхановна, на ваш взгляд, что нового может выявить проверка качества банковских активов? И насколько сегодня Нацбанк владеет ситуацией по каждому банку без проведения AQR?

– Я считаю, что Нацбанку, чтобы понять ситуацию в банковском секторе, не обязательно было проводить такую дорогостоящую и сложную процедуру, потому что вся эта информация у него и так имеется. Сегодня регулятор располагает даже более подробными данными, чем это могут увидеть, скажем, внешние аудиторы. Оценка аудиторов строится на пуловой основе, при которой виден в целом общий портфель, а Нацбанк смотрит изнутри, включая досье на каждого заемщика и депозитора.

В свою очередь мы, как банки второго уровня, отчитываемся перед Нацбанком в ежемесячном, еженедельном и даже ежедневном режиме.

Также мы предоставляем все повестки правления, кредитного комитета, комитета по управлению активами и пассивами и даже заявку на покупку валюты на завтрашний день, чего раньше никогда не делали.

Не говоря уже о проверках онсайт, когда регулятор на протяжении четырех месяцев находится в банке и проверяет все кредитные договоры, качество решений коллегиальных органов и многое другое.

Все это говорит о том, что уровень отчетности и раскрытия информации перед Нацбанком на сегодняшний день просто колоссальный.

Мы, как Halyk Bank, готовы к AQR, но, по моему мнению, ничего нового, о чем не знает Нацбанк, она не выявит.

Единственное объяснение: эта оценка требуется для третьего мнения, возможно, для принятия каких-то глобальных решений от сторонних наблюдателей.

– Почему тогда AQR постоянно откладывали? Ведь, насколько известно, еще в 2015 году Первый Президент Казахстана поручал Нацбанку провести независимую оценку качества активов банковской системы.

– Это произошло, потому что Нацбанк в лице Данияра Акишева (на тот момент только что занявшего пост председателя правления) понял: во-первых, AQR должен проводить внешний консультант Oliver Wyman вкупе с аудиторскими компаниями big4 (но те в свою очередь уже не могут проводить аудит в банках, которые до этого аудировали); во-вторых, по международным стандартам это публичная информация, которая должна быть опубликована в открытых источниках. Таким образом, он, видимо, решил, что лучше пока ничего не предпринимать, для начала нужно самим во всем разобраться.

На самом деле роль Данияра Акишева очень важна в истории банковской системы: он первый, кто не побоялся поднять вопрос о проблемах, существующих в банках, и не просто выделил деньги с ЕНПФ, но взялся за расчистку всего сектора.

Если помните, в тот период у некоторых банков была отозвана лицензия, три банка ушли на ликвидацию, объединенный «Казком-БТА» получил государственную помощь, другие пять банков также участвовали в программах господдержки. Все эти решения председателю Нацбанка давались с большой ответственностью. Но вот сегодня на его место пришел Ерболат Досаев и начал с AQR. Посмотрим, к чему это приведет.

– Позволит ли эта оценка привлечь инвесторов и поднять престиж и доверие к банковской системе Казахстана, как было заявлено главой Нацбанка?

– Я думаю, что не все банки легко пройдут AQR. Тем более, если проверка выявит проблемы у некоторых из них, то это вряд ли заинтересует инвесторов и поможет привлечь дополнительный капитал или инвестиции. На мой взгляд, напротив, создаст лишний повод снова говорить об оказании банкам государственной поддержки. На самом деле те, кому нужны инвестиции в капитал, как правило, выходят на внешние рынки капитала, скажем, на ту же Лондонскую фондовую биржу. Ведь для того чтобы заинтересовать инвестора, финансовой организации достаточно иметь рейтинг от международных агентств, который объективно отражает ее состояние.

– В таком случае не произойдет ли снова физическое сокращение банков?

– Произойдет. Это может быть как в рамках консолидации, так и в рамках отзыва лицензии. Прежде всего, это коснется небольших проблемных банков.

– А откуда вообще возникли проблемы у банков?

– Если кто-то хочет продать банк и получить хорошую цену перед IPO, то в ущерб качеству активов он начинает гнаться за размером портфеля. А когда портфель растет быстро и агрессивно, вместе с ним растут и процентные доходы. Но это происходит не сразу, портфель еще не успевает созреть до проблемного, обычно это происходит через год-два. Некоторые банки, для того чтобы не показывать NPL, на просроченный кредит с процентами выдают новый кредит и тем самым рефинансируют проблемный заем. Так по мере выдачи вызревают проблемные кредиты, но из-за того, что темп роста кредитования идет быстрее, доля NPL в нем не так заметна. Однако стоит только замедлить выдачу займов, как проблемные кредиты очень быстро догоняют портфель. И в момент, когда эти две кривые сходятся, банк идет на дно.

Все эти нюансы понятны банкирам. Можно просто посмотреть на разрыв между начисленным процентным доходом и полученным, чтобы увидеть: NPL по факту сложился больше, чем об этом было заявлено.

В свое время мы были свидетелями, как развивался «Альянс банк», который буквально на каждой остановке выдавал кредиты перед IPO, накачал свой баланс и потом быстро лопнул. По этой же схеме пошел и «Банк Астаны», агрессивно выпуская свои карточки, сделал IPO и через полгода тоже обанкротился. Конечно, любой банк можно закрыть, но в первую очередь от этого пострадают не акционеры, а его вкладчики. И тогда государство снова вынуждено будет спасать. В нашей стране это уже стало каким-то национальным банковским видом спорта.

– Что вы можете сказать о недавно принятом указе президента Касым-Жомарта Токаева о списании долгов малоимущим гражданам?

– Я считаю, что каждый заемщик должен быть ответственным и рассчитывать только на свои возможности. Иначе это ведет к росту иждивенческих настроений со стороны населения.

Они подогреваются недобросовестными банками, которые выдают по второму, третьему кредиту в одни руки, несмотря на то, что это грубое нарушение. При этом все знают, что есть официальная информация Первого кредитного бюро, где хранятся данные о кредитной истории каждого заемщика, существует коэффициент долговой нагрузки (если он превышает 50% от вашего дохода, банк не имеет права выдавать кредит).

Плюс свою лепту вносит и серая зона онлайн-кредитования, которая пока слабо регулируется, но в ней можно взять любую сумму и под какой угодно процент. Таким образом, создается парадоксальная ситуация, эдакий несправедливый арбитраж, когда ты работаешь по правилам, но не растешь, и, напротив, когда ты пренебрегаешь правилами, но растешь быстро. А вот насколько это в перспективе краткосрочно или долгосрочно, каждый участник рынка решает для себя сам.

– Сегодня мы не наблюдаем как такового роста в банковском секторе.

– Действительно, если посмотреть на официальную отчетность за 5 месяцев, то можно заметить, что активы банковской системы замедлили рост. Напротив, наблюдается уменьшение объемов кредитной и депозитной базы. В целом отмечается снижение доли кредитования банками в ВВП. При этом мы видим, как растут инвестиции в государственные ценные бумаги. Это происходит, потому что экономика сжимается и за деньгами в банк приходит все меньше хороших заемщиков. Для банка сегодня намного выгоднее разместить свои средства в безрисковые госбумаги под 10%, которые освобождены от налога на процентный доход, чем выдать кредит заемщику под 12% и уплачивать налог в 20%, при этом еще и нести расходы на резервы, операционные риски и др.

– На прошлой неделе МВФ указал Нацбанку на риски, связанные с его переездом в Нур-Султан, можете прокомментировать эту ситуацию?

– Мы знаем, что это уже не первая попытка перевезти Нацбанк в столицу. Почему-то каждый новый председатель правления начинает с этой инициативы. Однако тут нужно смотреть на последствия, которые повлечет за собой такой переезд. Банкиры сегодня являются донорами по налоговым поступлениям в бюджет Алматы (более 25% от всех поступлений), и если мы переедем в столицу вслед за Нацбанком (а мы вынуждены будем это сделать, потому что работаем в тесном контакте с регулятором), то это может негативно сказаться на всей инфраструктуре нашего города. Как говорил неоднократно Первый Президент, Алматы – это финансовый, туристический, культурный, образовательный центр, и мы должны его здесь сохранить. Тем более, принимая во внимание нынешнюю ситуацию в банковском секторе, сейчас не самый лучший период для переезда. Поэтому надеюсь, что в скором времени этого все-таки не произойдет. Лично я против.

– Halyk Bank сейчас удерживает лидирующую позицию на банковском рынке. Но вместе с тем мы наблюдаем, как в плане инновационных достижений его опережают другие более технологичные банки. По вашему мнению, есть ли вероятность, что первая пятерка банков в ближайшей перспективе поменяется?

– Сбой в плане быстрого технологичного развития Halyk Bank на фоне других банков произошел в результате интеграции информационных систем двух крупных банков. Однако в настоящее время мы очень много вкладываем в развитие IT-систем и уже осенью планируем презентовать рынку наши нововведения. Мы понимаем, что сегодня любой банк не может останавливаться в развитии своих инноваций, хотя бы потому что 90% банковских операций проходят в онлайн-режиме. Между тем Halyk Bank по-прежнему позиционирует себя как универсальный банк со сбалансированными рисками, где 60% кредитного портфеля занимают юридические лица, 25% – физические лица и около 15% – малый и средний бизнес. Разумеется, в каждом сегменте у нас есть свои конкуренты. Например, в розничном секторе мы конкурируем с Kaspi Bank. В части корпоративных клиентов нашими основными конкурентами являются «Сбербанк», ВТБ, «Альфа банк», в МСБ – ForteBank, БЦК, «АТФ Банк» и др. С точки зрения NPL после слияния с «Казкомом» нам удалось заметно улучшить качество портфеля (снизить долю проблемной задолженности с 12% до 8%), это произошло в основном за счет продажи залогового обеспечения и погашения проблемных долгов. На сегодняшний день активы Halyk Bank занимают около 35% доли от банковского рынка. Остальные банки, находящиеся в первой пятерке, имеют приблизительно одинаковую долю. Поэтому я полагаю, что в ближайшей перспективе здесь ничего не изменится.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Умут Шаяхметова кредитование AQR

25.07.2019 • 09:00 6800

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Умут Шаяхметова: Я думаю, что не все банки легко пройдут AQR
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика