Стоит ли ждать удешевления кредитов?
АВТОР

18.04.2019 • 09:00 2736

Стоит ли ждать удешевления кредитов?

Капитал.kz узнал мнение экспертов

На днях президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил Нацбанку в 2019 году «проработать механизмы для снижения ставок кредитования». Также регулятору была дана установка проработать инструменты для увеличения объемов финансирования экономики. Между тем эксперты считают, что даже если займы станут доступными, то это может не простимулировать рост кредитования.

Вопрос удешевления кредитных ресурсов не раз был на повестке. Однако, по мнению предпринимателей, кредиты по-прежнему остаются в Казахстане достаточно дорогими. По данным Нацбанка, номинальная стоимость займов достигает 14%, розничных – 20,4%. Многие полагают, что в основном ставки по кредитам зависят исключительно от аппетитов банков. Но это не так.

Инфляция не пробьет коридор

«Стоимость кредитов в экономике складывается из базовой ставки Нацбанка, по которой БВУ могут занимать у него средства (сейчас это 9%+1% = 10%), процентного спреда банков (разницей между стоимостью привлечения средств и стоимостью их размещения). Сейчас процентный спред банков в среднем составляет около 4%. Таким образом, на данный момент рыночная стоимость кредита в экономике в принципе не может составлять менее 14%. Следовательно, для снижения стоимости займа нужно или понижать базовую ставку, или сокращать маржу банков», – уверен генеральный директор DAMU Capital Management Мурат Кастаев.

При этом он подчеркивает, что потенциал для снижения базовой ставки у Нацбанка очень ограничен. «Так как, по нашим прогнозам, годовая инфляция по итогам 2019 года будет близка к верхней границе коридора – 6%. Сейчас инфляция на уровне 5%, но это с учетом дорогой нефти, сдерживаемого укрепления тенге и разового эффекта от понижения коммунальных расходов в конце 2018-начале 2019 года. Ожидаем некоторого ускорения инфляции к концу года. Так, со стороны правительства идут большие фискальные стимулы в виде увеличения расходов государственного бюджета, а внешний макроэконмический фон в течение года может ухудшиться», – уверен собеседник.

В Halyk Finance считают, что при сложившейся макроэкономической ситуации планы Нацбанка по инфляции вполне выполнимы. «Фундаментальным риском разбалансировки текущей макроэкономической ситуации могло быть резкое изменение цен на нефть. Однако при конъюнктуре рынка, когда нефть торгуется выше $71, прогнозируем, что стоимость черного золота будет складываться на уровне не менее $68 за баррель Brent. Это будет поддерживать тенге, и курс доллара будет формироваться на уровне 376,5 тенге в среднем за 2019 год. При таком курсе тенге инфляция будет находиться на уровне 5-5,4%. Высокие инфляционные и «девальвационные» ожидания, как компонент возможного риска, пока не реализовались в Казахстане. Но риск их переноса на инфляцию сохраняется. Исходя из этого, наш прогноз по инфляции складывается чуть выше середины целевого коридора Нацбанка», – заметили в Halyk Finance.

Внешний риск по импорту инфляции преувеличен

Ранее экономисты не раз говорили, что есть риск импорта инфляции в Казахстан. Впрочем, в Halyk Finance полагают, что внешние проинфляционные риски, которые учитывал регулятор в своих прогнозных раундах по инфляции, не оправдываются. «Инфляция в России ускорилась в связи с увеличением ставки НДС до 5,3% в марте, а в Китае увеличилась до 2,3%, в еврозоне она составила 1,4%. Такие показатели, особенно по РФ, в принципе соизмеримы с уровнем инфляции в Казахстане. Если бы не администрирование цен на платные услуги, ее уровень сложился бы примерно на этом же уровне. Считаем, что этот внешний риск в части импорта инфляции несколько преувеличен регулятором. Индекс цен на продовольственные товары (ФАО) остается на стабильном уровне, и в марте он на 3,6% ниже, чем в марте 2018-го. Таким образом, общеэкономический фон для инфляции потребительских цен в 2019 году складывается «спокойный». Это позволит регулятору удерживать инфляцию в рамках целевого коридора», – считают эксперты.

Аналитики подчеркивают, что сейчас реальная процентная ставка, то есть разница между базовой ставкой и инфляцией, завышена. «Недавно глава Нацбанка заявил о том, что ориентировочная реальная процентная ставка составит 3-3,5%. Согласно этому подходу, на текущий момент базовая ставка завышена примерно на 1%. Если посмотреть на динамику реальной процентной ставки за последний год, то можно увидеть ее практически неуклонный рост с апреля 2018 года. Во-первых, это связано с тем, что инфляция продолжила падать из-за периода высоких ставок и снижения кредитования экономики. Во-вторых, как раз в апреле 2018 года начались проблемы в развивающихся странах, в особенности в России, которая попала под серьезный санкционный удар. Кроме того, именно с апреля 2018 года мы увидели постепенное ослабление тенге – это стало дополнительной причиной не снижать базовую ставку с такой же скоростью, как раньше. То есть Нацбанк весь год занимал выжидательную позицию на случай более серьезных проблем с инфляцией и девальвацией тенге. К тому же с осени 2018 года цены на нефть начали стремительно падать, что тоже стало дополнительной головной болью для Нацбанка. Все это привело к росту реальной процентной ставки с 2,75% до текущих 4,2%», – отмечает директор департамента аналитики «Фридом Финанс» Ерлан Абдикаримов.

Базовая ставка может снова снизиться

Для того чтобы сделать кредитные ресурсы более доступными для БВУ, на днях Нацбанк снизил базовую ставку с 9,25% до 9%. Напомним, в начале 2016 года она достигала 17%. Аналитики также предполагают, что базовая ставка будет идти на снижение.

«Минимальная базовая ставка, которую сейчас может позволить себе Нацбанк – это 8,5-8,75%. Таким образом, финрегулятор может пойти максимум еще на два понижения ставки в 2019 году. При этом стоит помнить, что инфляция обычно ускоряется в 3-4 кварталах, поэтому снизив базовую ставку еще один или два раза, Нацбанк рискует упустить инфляцию за пределы целевого коридора. Вот почему сейчас это вопрос политического характера – ускорение кредитования экономики и экономического роста при более высокой инфляции, либо целевой уровень инфляции при сдержанном росте», – отмечает Мурат Кастаев.

Не все так явно, как на бумаге

Очевидно, что снижение базовой ставки и наращивание госдоходов должны будут привести к росту инфляции. Можно было предположить, что сжатие базовой ставки подтолкнет кредитование, снизит ставки по займам. Но, как подчеркивают аналитики, «Все не так очевидно, как может показаться на бумаге». Один из главных факторов, который может препятствовать росту кредитного портфеля – отсутствие качественных заемщиков. Это объяснимо: в кризисный 2008 год многие клиенты банков подпортили свою кредитную историю. И, как отмечают банкиры, сейчас очень мало платежеспособных заемщиков.

Еще один момент, который дестимулирует развитие кредитования в стране – БВУ «подсели» на ноты Нацбанка. Глава «Народного банка» Умут Шаяхметова также не раз подчеркивала, что в БВУ наблюдается избыточная ликвидность и им выгоднее размещать средства в нотах Нацбанка, чем кредитовать экономику. «Мне, как банкиру, легче и проще разместить средства в ноты, которые считаются безрисковыми инструментами и плюс они не облагаются налогом на процентный доход. Есть еще вариант: разместить ресурсы в кредиты. Но при этом банку придется нести большие кредитные риски, формировать провизии, проедать капитал, нести операционные расходы по анализу заемщика», – замечала ранее она.

Действительно, по данным отчетности «Народного банка», в 2018 году доля нот Нацбанка в портфеле долговых ценных бумаг достигла 42%. А, к примеру, доля корпоративных облигаций не превысила 11,5%.

Ерлан Абдикаримов считает, что для появления качественных заемщиков необходима покупательская способность, при низком уровне которой, даже при снижении ставок по займам, население продолжает сберегать деньги, а не тратить их. «Например, за два года объем розничных депозитов вырос на 12,5%. Хотя с того момента мы увидели уход Казкома, проблемы в «Цеснабанке» и банкротство некоторых более мелких банков», – отмечает он.

Аналитики отмечают, что объем нот Нацбанка увеличивается. «Это показывает наналичие огромной ликвидности у банков, которую все еще некуда девать. Тем не менее снижение ставки по займам может способствовать росту доступности кредитов для более широких слоев населения. А инициатива правительства по выделению средств для увеличения социальных выплат и зарплат бюджетникам может помочь увеличить кредитование и рост экономики. Ожидается, что получатели денег будут тратить их на товары первой необходимости, которые они не могли себе позволить приобрести ранее, и эффект на рост импорта будет не таким драматичным. Здесь наверняка основным фактором сдерживания инфляции станет удерживание курса доллара к тенге со стороны Нацбанка, который будет конвертировать трансферты Нацфонда в тенге. Однако в любом случае сохраняются риски роста инфляции, так как Нацфонд не бесконечный, зависимость от потребительского импорта все еще высокая, а часть этих вливаний может вновь уйти на валютный рынок», – считает Ерлан Абдикаримов.

Маржа банков растет

На стоимость кредитов влияет и маржа банков, которую они закладывают в процент по займам. Кстати, в 2019 году именно банкиры указывали, что их маржа снижается. Между тем, как отмечает Мурат Кастаев, прибыльность банков относительно стабильна. Ранее, на начало 2009 года, маржа банков составляла 3%, а спред – 2,8%. Конечно, с тех пор ситуация постепенно улучшается, прибыльность банков растет. На 1 марта 2019 чистая процентная маржа в среднем по сектору составляет 5,05%, спред (разница между стоимостью привлечения и размещением средств) – 3,93%», – говорит Мурат Кастаев.

На рост маржи БВУ указывает и Ерлан Абдикаримов. По его мнению, средняя процентная маржа банков составляет чуть больше 5%. «В начале 2016 года маржа была на уровне 5,5%, а процентный спред – 4,4%, а в 2008 году эти показатели составляли 2,9% и 2,6% соответственно», – заметил он.

Кстати, если основываться на данных Нацбанка, за три года ставки по розничным кредитам увеличились с 19,8% до 20,4%. В докризисном 2007 году стоимость таких займов не превышала 18,4%. Отчасти удорожание кредитов объяснимо. Кризис 2008 года подкосил банки – доступные дешевые зарубежные займы стали практически недоступны, а уровень риска на каждого заемщика только увеличивался. «До кризиса 2008-2009 годов иностранное фондирование могло достигать половины всех обязательств банков. Сейчас же местное фондирование, по нашим оценкам, составляет минимум 90%. Можно отметить почти полный переход банков на местное фондирование, ведь только доля привлеченных депозитов в структуре фондирования – 70%», – уточняет Мурат Кастаев.

6f69b8591b1b412deac7bf9437d.png

91c38fcc1012cec1d80147bbb16.png

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Нацбанк инфляция кредитование

18.04.2019 • 09:00 2736

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Стоит ли ждать удешевления кредитов?
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика