Банки и «квазигосы»: тесное соперничество
АВТОР

08.02.2019 • 08:31 1776

Выбор редакции

Банки и «квазигосы»: тесное соперничество

Традиционной конкуренции больше нет?

Одним из главных результатов инвестирования средств ЕНПФ по итогам прошлого года выглядит достижение практически паритета по долям вложения в облигации банков второго уровня и квазигосударственного сектора. На облигации организаций, связанных с государством, приходится 13,88% инвестиционного портфеля ЕНПФ, на банки – 13,49% портфеля. На начало года картина выглядела существенно другой: на облигации банков приходилось 16,03%, на долговые бумаги квазигосударственного сектора – 10,18%. При этом в первом полугодии на фоне увеличения долларовых позиций снижались инвестиции и в банки, и в нацкомпании. Затем начиная с августа, видимо, после принятия политических решений о предоставлении долгосрочной ликвидности «внутренней экономике» ситуация стала меняться. Если вложения в облигации квазигоссектора росли с минимального уровня в 8,66% на начало июля, то вложения в банки просто перестали интенсивно снижаться. В итоге облигации квазигосударственного сектора стали второй по темпам роста инвестиционной позицией в портфеле ЕНПФ, вслед за иностранным квазигоссектором, показав рост более чем на 41% по итогам года. Причем речь идет исключительно о тенговых обязательствах, на стоимость которых не влияло 15-процентное ослабление тенге к доллару по итогам года.

Традиционной конкуренции больше нет?

Квазигоссектор и банки традиционно конкурировали за тенговую ликвидность еще со времен кризиса 2014-2015 годов, когда нацкомпаниям необходимо было рефинансировать свои валютные обязательства, а банкам – преодолевать увеличивающийся разрыв между валютами фондирования и кредитования на фоне роста долларизации депозитов. В результате девальвационный шок удалось смягчить, но о каком-то увеличении длинных денег в реальном секторе благодаря большим объемам предоставленной ликвидности (действовавшее руководство Нацбанка оценивало сумму долгосрочных тенговых вливаний в экономику в 2014-2015 годах примерно в 2 трлн тенге, из которых 1 трлн приходился на средства ЕНПФ) говорить не приходилось. С конца 2015 года жесткой позицией Нацбанка было то, что пенсионные заимствования должны быть одними из самых дорогих для игроков, а сам регулятор максимально дистанцирован от рисков институциональной ловушки, связанной с одновременным осуществлением управления средствами ЕНПФ, банковским надзором и возможным вовлечением в проблематику, связанную с долгами квазигосектора. Ставки по новым привлечениям выросли достаточно резко, но ситуация с потерей части накоплений в результате девальвации 2015 года оказывает влияние на пенсионные инвестиции до сих пор. Инвестиционная доходность ЕНПФ по итогам 2018 года составила 11,27%, более чем вдвое превзойдя уровень инфляции в 5,3%, что свидетельствует как раз о достаточно жестком управлении пенсионными активами и защите интересов вкладчиков, а не системно важных заемщиков. Инвестиционный доход в прошлом году не перекрыл ослабление тенге по отношению к доллару, но, вероятно, этого было бы сложно ожидать, учитывая события на всех развивающихся рынках.

ЕНПФ по-прежнему ключевой игрок

Если несколько лет назад конкуренция банков и «квазигосов» за пенсионные деньги выглядела почти равноправной, поскольку реструктуризация обязательств БТА и других проблемных банковских игроков была подзабыта, то после бурных событий 2016 и 2017 годов, затронувших сначала быстрорастущие банки второго эшелона, а прошлой осенью и второй по размерам на тот момент «Цеснабанк», очевидно, фондирование определенных секторов может быть связано, прежде всего, с институтами развития и национальными холдингами. Принятие на себя их рисков выглядит предпочтительным по сравнению с банковскими. Но до конечных заемщиков ликвидность так или иначе доводится через традиционные банковские каналы. В ноябре и декабре деньги ЕНПФ не вкладывались в облигации «Цеснабанка», испытывающего жесткие проблемы с ликвидностью после существенного оттока депозитов. В декабре ЕНПФ, напротив, продал облигации банка на 18 млрд тенге. Фонд, однако, стал единственным покупателем в ходе размещения облигаций «КазАгро» на 450 млрд тенге. В прошлую пятницу состоялось крупное размещение под 9% годовых Фонда проблемных кредитов, с помощью покупок которого реструктуризируется аграрный портфель «Цеснабанка». (Информация о том, выступил ли ЕНПФ инвестором в ходе данного размещения и приходился ли весь объем обязательств на него, будет доступна в марте. Биржа сообщает, что была подана и удовлетворена единственная заявка.)

Главным фактором увеличения размещения облигаций на KASE,которые выросли на 21% по сравнению с 2017 годом, стали крупные привлечения квазигосударственных структур (в целом первичный рынок облигаций составил на Казахстанской фондовой бирже свыше 1,8 трлн тенге), но были и менее крупные размещения, в том числе эмитентов из сектора, связанного с государством, обладающие признаками рыночных. Недавно таким образом были размещены облигации компании «Баспана», в конце прошлого года на рынок заимствований выходил без участия денег ЕНПФ фонд «Даму», в покупке обязательств холдинга «Байтерек», помимо основной силы в лице ЕНПФ, участвовали и другие институциональные инвесторы. Что касается осенних и декабрьских привлечений банков, то главным покупателем в рамках отводимой квоты в 200 млрд тенге выглядел как раз ЕНПФ. Эмитентами на близких ценовых уровнях в 11-11,5% по бумагам с различными сроками обращения выступали БЦК, ДБ «Сбербанк», Kaspi Bank, Евразийский банк и на несколько более высоком ценовом уровне – «Нурбанк». В январе и феврале пока не состоялись привлечения со стороны «Цеснабанка», несмотря на периодически продлеваемое время торгов по этим бумагам. В декабре ЕНПФ осуществил также относительно крупные покупки облигаций «Банка Хоум Кредит», приемлемый уровень доходности по которым был оценен рынком на уровне 13,5%.

Один из вопросов в связи со вступающей в финальную стадию подготовки к перезапуску пенсионного рынка с помощью частных управляющих компаний состоит в том, смогут ли они поддерживать и выстраивать ценовую иерархию при первичных размещениях квазигосударственных эмитентов и банков. От диверсификации управления пенсионными активами ждут также активизации вторичного рынка облигаций. В декабре управляющие активами ЕНПФ бросили пробный камень: фонд купил большую часть эмиссии бумаг «Астана КМГ», а затем осуществил продажи примерно на миллиард тенге. По итогам 2018 года на участие ЕНПФ и других институциональных инвесторов на вторичном рынке облигаций на KASE приходилось 8,4%, в то время как на первичном рынке эта доля была 72,5%.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Яндекс Дзен

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

ЕНПФ Единый накопительный пенсионный фонд квазигоссектор

08.02.2019 • 08:31 1776

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Банки и «квазигосы»: тесное соперничество
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика