На разрез глаз учредителей сегодня не смотрят

На разрез глаз учредителей сегодня не смотрят

Share
Share
Share
Tweet
Share

- Алик Серикович, в абсолютно  новой для себя командно-административной должности вы отработали 9 месяцев. Что можете сказать об этом опыте?

- Я пришел в акимат из нефтяного бизнеса. Но сразу после института работал именно в Мангистауской области,  шесть лет тут трудился на месторождении. Потом 18 лет проработал в Кызылординской области, потом в «Мангистаумунайгаз». После известных всем событий был приглашен сюда, в том числе занимался и  трудоустройством уволенных, всех работой обеспечили. Регион мне знаком, многих я знал тут лично. В целом хребет  экономики этой области знакомые мне - нефть и газ, так будет в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Традиционно так сложилось в Казахстане: если  в регионе развита какая-то определенная отрасль, двигать что-то другое  очень сложно. Это я понял.  

- За этот короткий срок, который вы работаете, что уже удалось сделать?

- Сейчас главный город в регионе – Жанаозен. В отличие от того же Актау – моногород. Там все связано с  одним предприятием, потому  проблема с градообразующей  компанией может остановить все.  Исторически сложилось, что этот город был рассчитан на 40 тысяч человек. Когда «Озенмунайгаз» добывал 16 миллионов  тонн, там проживало 40 тысяч человек. Сейчас добывают чуть более 5 миллионов тонн, а проживают тут уже 127 тысяч человек. Можете сравнить, какая производительность была тогда и сейчас. Сравните и профессиональный уровень тех механиков и нынешних, в основном, мигрантов из других регионов Казахстана, Туркмении и Узбекистана. Они составляют 70 процентов проживающих в городе. Но, тем не менее, в развитие Жанаозеня вкладываются десятки миллиардов тенге. На эти деньги строятся дома, школы, детские сады. В  прошлом году за всю историю города была подана горячая вода в летнее время. Хотя самый главный вопрос – безработица. Сейчас в  «Озенмунайгаз» подали заявления о приеме на работу  5 тысяч человек, но в компании штат укомплектован. Мы думаем, конечно, что делать с безработными, хотя надо  честно признаться, шикарных идей сейчас нет. Надо работать, привлекать инвестиции, Узеньское месторождение имеет солидные запасы, предприятие будет работать еще несколько десятилетий. Можно на их основе создавать дополнительные рабочие места на попутных производствах, развивать сферу услуг, есть надежды на разведку новых месторождений. Уже поставлена задача перед  национальной компанией и в следующем году начнутся работы по разведке. Тогда уже можно будет ожидать  стремительных перемен.

- Были предложения по строительству морского курорта «Киндерли», но вы как-то скептически к этому отнеслись?

- Конечно, туризм надо развивать, но четких планов я не вижу. Надо понимать и в центре, что это огромные вливания денег, прежде чем говорить о трудоустройстве 30 тысяч человек. Там пока ничего нет,  скорее всего, это будет курорт для самих нефтяников. Сейчас мы в «Киндерли» проводим газопровод, дороги, причем все делаем собственными силами, без шейхов - за счет своего бюджета будем строить дома отдыха, детские лагеря.

- Вы говорите о том, что деньги должны из центра поступать, но ведь Мангистау - нефтедобывающий регион?

- Мангистауский регион  стабильно развивается.  30, 40 лет назад здесь был организован самый лучший в мире кластер: несколько предприятий были взаимосвязаны между собой. Была создана огромная инфраструктура, но многое развалилось. Сейчас здесь только нефтегазовый кластер -  нет в нем только обработки. Но мы запускаем битумный завод, первый, кстати, в Казахстане. Есть машиностроительная, обрабатывающая  отрасли, институты проектные. Сейчас думаем, как снизить уровень потерь при добыче. В мире они составляют 20-30 процентов - столько сырья остается не извлечённым. Только в Китае пока есть месторождения, где удалось сократить коэффициент извлечения полезных ископаемых. Достигли этого с помощью нефтехимии, закачки. Снижение даже одного процента коэффициента потерь дает прибыль равную открытию нового месторождения, так что будем развивать и эту рентабельную сферу – это производство тоже будет добавляться к кластеру. Так что многое делается на деньги от нефти. При советской махине и ее добычах  денег не хватало даже на строительство  инфраструктуры, а сегодня Казахстан может  строить  тысячекилометровые автобаны. Сюда на Мангышлак вообще не было дороги, потому и места не столь отдаленные строились тут, чтобы бежать некуда было.

- Сейчас на «Озенмунайгаз» идет замена станков-качалок. Закупили их в Татарстане и 20 уже установили. Визуально этот механизм выглядит очень просто. Неужели мы в Казахстане не могли производить такое оборудование?

-Такие установки надо  делать  нам. Но это не работа государства. Государство может только стимулировать и создавать условия для развития этих производств. Однако наши бизнесмены не могут или не хотят этим заниматься. Предложили татарские производители и мы согласились, сказали: «Приезжайте! Выделим вам землю, стройте завод, выпускайте, если можете. Это раньше  смотрели на лицо и разрез глаз учредителя. Сегодня этого не надо делать. Какая разница: татарин, американец строит. Он - юридическое лицо, зарегистрировался и производит. Мы будем работать с ними как с собственными производителями. Поставят этот завод, я сам лично буду ходить и ограждать их тут от проблем. Мы о себе много думаем, к сожалению, с пренебрежением относимся к китайцам, татарам, а  сами что можем?

- И еще вопрос из той же области. Казахстан – нефтедобывающая держава, мы открываем новые месторождения, но почему наш рынок ГСМ по-прежнему зависим от той же России?

- Сейчас все нефтедобывающие компании Казахстана поставляют на местный рынок ГСМ, потому что их заставляют. Разве, что «Тенгизшевройл» не поставляет и никогда не будет,  потому что нефть на нашем рынке на 30% дешевле, чем при экспортных поставках. «Казмунайгаз» поставляет на внутренний рынок сюда половину добытого, потому что в обратном случае, им голову свернут. Китайские компании тоже много поставляют. Политика министерства такая, если не будут прислушиваться, нефтедобытчикам перекроют экспорт. И эта практика будет продолжаться, другой альтернативы пока нет.

– Хотелось бы отметить, что в отличие от других акимов вы открыты. Провели встречу «без галстуков» между блоггерами и журналистами с первыми руководителями региона. Это такое новое веяние в командно-административной системе или только ваша инициатива?

– Когда я начал приглашать сюда журналистов, наблюдателей, общественников - мне многие говорили: «Доиграешься! Получишь по башке!». Но я встретился  и с оппозиционными журналистами в том числе и понял, что они как и мы хотят жить в стабильной стране, тоже желают ей только хорошего. Находим общий язык и, кстати, никто мне по башке не дал.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Вверх
Новости партнеров: