Николай Радостовец: Зачем нам строить АЭС?
АВТОР

24.06.2019 • 09:00 13622

Николай Радостовец: Зачем нам строить АЭС?

В стране и так профицит существующих энергомощностей, считает глава Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий

12-13 июня в Нур-Султане прошло большое обсуждение перспектив угольной отрасли Казахстана. В то время как по всему миру массово отказываются от добычи твердого топлива, говорить о закате эпохи угля все равно некорректно, полагает исполнительный директор Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец. В интервью корреспонденту «Капитал.kz» он рассказал о том, почему отечественная угольная генерация будет востребована еще десятилетия, но потребует модернизации в самое ближайшее время.

- Николай, сегодня Европа уже практически отказалась от добычи угля. На днях последние шахты закрылись в Англии и Германии. Возникает вопрос, постигнет ли подобная участь казахстанскую угольную генерацию в скором времени?

- Знаете, у меня двоякое ощущение. Возможно, в мире действительно сокращается добыча угля, однако его потребность никуда не исчезает, поскольку развивается кокс и химия. В той же Германии 40% угля сжигается для производства электроэнергии, и альтернативы этому энергоресурсу пока нет. Конечно, мы прекрасно понимаем, что Казахстан, как и Европа, обязан следовать экологическим требованиям, поэтому наша добыча угля должна осуществляться разумно с его дальнейшей переработкой, тем более что уголь на нашей территории лежит практически на поверхности.

- То есть?

- Нужно расширять добычу угля, но не для сжигания, а с целью его переработки на месте, что в принципе не загрязняет окружающую среду. Сегодня мы можем производить из бурого угля порядка 400 видов продукции. Сюда входят косметические товары, медикаменты и фармацевтическая промышленность в целом, а также нефтепродукты и даже продукты питания. По большому счету уже есть технологии, которые позволяют увеличить число видов продукции из угля до нескольких тысяч наименований.

- В Казахстане есть подобное производство?

- Сейчас в стране из угля производится кокс. Это улучшает возможность сжигания, делает уголь более калорийным и открывает перспективы для его использования в металлургии. Более того, есть опытные компании, которые перерабатывают уголь в нефтепродукты. Хотя здесь рентабельностьпереработки зависит от цены нефти, она, как мы знаем, весьма нестабильная. Кроме этого, есть целый ряд мелких производств, которые пытаются наладить переработку пыли в химических целях. Тем не менее пока объемного производства по переработке угля в стране нет.

- Какие есть перспективы?

- Разумеется, бизнес придет тогда, когда поймет, что ему это выгодно. Для этого хотя бы крупным компаниям следует предоставить налоговые преференции, в том числе льготы по КПН, налогу на землю и имущество, создавать специальные экономические зоны вокруг крупных угольных предприятий. Это нужно сделать. Почему? Потому что куда более опасно дожидаться, когда спрос на уголь для сжигания упадет. И что мы тогда будем делать с целыми городами, селами,шахтами, угольщиками? Мы должны найти им новую работу.

- Каков экспортный потенциал угольной промышленности в стране?

- Сегодня мы в основном экспортируем уголь в Азию и Европу. У нас есть хорошие контракты с Японией и Польшей. Эти страны используют мелкие фракции шубаркульского угля для фармацевтической и парфюмерной промышленности. Тем самым мыне ущемляем внутренний рынок республики, поскольку на экспорт уходит фактически пыль, которая образуется после добычи угля. А крупную фракцию у нас покупает население. Мы намерены наращивать экспортные объёмы угля, однако это довольно сложно сделать через Российскую Федерацию. Там нам существенно ограничивают перевозкуугля пожелезной дороге. Это серьезная проблема.

- Почему это происходит?

- Россия тоже страна, которая добывает уголь, поэтому мы невольно находимся в конкурентных отношениях со многими тамошнимикомпаниями. Со своей стороны они утверждают, чтоне имеют достаточной пропускной способности для казахстанского транзита. На этой почве идут постоянные споры. Однако мы считаем, что Казахстан вправе надеяться на то, что, даже не имея прямого выхода к морю, будет четкое понимание того, как будут осуществляться поставки наших экспортных грузов через Россию. В ближайшее время по данному вопросу мы внесем определенные предложения в правительство.

- Что вы думаете о строительстве атомной электростанции в Казахстане? Эту тему поднимают неоднократно в последнее время.

- Производство атомной энергии – это весьма важное направление. Но зачем нам строить АЭС,если имеется явный профицит существующих энергетических мощностей? Это порядка 2000 тыс. мегаватт. Сегодняпростаивают ГРЭС-1, ГРЭС-2 и ряд других станций, в то время как деньги потребителей уже вложены. Через инвестиционный тариф все население заплатило за эти мощности. Сейчас, когда они простаивают, лучше подумать, как их отработать.Поэтому вопрос атомной энергии надо рассматривать не просто с экологической стороны, а думать о том, насколько это целесообразный проект.

- Ваше мнение о проекте газификации Казахстана?

-Я считаю, что газификацией нужно было заняться давно. Сейчас этот процесс необходимо наверстывать. Во-первых, это поддержка населения для получения более дешевого тепла. Это также поддержка малого и среднего бизнеса, поскольку производство электроэнергии значительно дороже, а низкая себестоимость продукции дает конкурентные преимущества.

- Насколько рентабельной окажется добыча угля в случае газификации северного Казахстана, включая Караганду?

- Если газ будет дешевле угля, то угольщикам придется с этим считаться. В то же время в Караганде уголь добывается на большой глубине. Там глубокие шахты и есть метан, который можно использовать для газификации через газопроводы. Это дешевое сырье, которое можно поставлять в Нур-Султан. В Караганде есть свой газ в шахтах, в случае его рентабельности конкурентоспособность угольной промышленности падать не будет.

По сведениям АГМП, в 2018 году объем добычи угля составил в натуральном выражении 113 млн 702 тыс. тонн, что на 6,5% больше, чем в 2017 году и на 16%, чем в 2016-м. При этом экспорт казахстанского угля в натуральном выражении составил 29 млн 192 тыс. тонн, согласно среднесрочным прогнозным данным наиболее крупных угледобывающих компаний Казахстана, в стране не намечается уменьшение объемов добычи угля в ближайшие 5-6 лет.

При этом в 2018 году в РК из угля было произведено 2 796 тыс. тонн кокса и полукокса, что составляет всего 0,2% от общего объема добычи угля.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

АЭС Горнодобывающая промышленность угольная промышленность

24.06.2019 • 09:00 13622

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Николай Радостовец: Зачем нам строить АЭС?
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика