Производство рыбы – самое выгодное направление АПК

Так и есть, но при определенных условиях, делают оговорку некоторые рыбоводы

Share
Share
Share
Tweet
Share
Фото: Руслан Пряников

Фото: Руслан Пряников

Выращивание рыбы действительно очень выгодный бизнес, если содержать ее в естественных условиях – в реке, в пруду. Это сильно удешевляет бизнес, рассказала в разговоре с корреспондентом «Капитал.kz» директор ТОО «Луговской конный завод» Асемгуль Аксамбиева. Возможно, читателю будет непонятно, как связаны между собой бизнес конезавода и производство рыбы.

«Луговской конный завод работает с 2002 года, а рыбный бизнес мы стали развивать с 2012-го. Диверсификация происходила постепенно, – пояснила Асемгуль Аксамбиева. – Поскольку конный бизнес очень дорогой, нам пришлось заняться растениеводством для того, чтобы кормить лошадей. Затем перешли на свиноводство, а для него нужно было много воды, поэтому нам пришлось пробурить скважину на территории свинокомплекса. Дебет воды был хорошим, и мы решили поставить УЗВ, а когда стали его развивать, то поняли, что осетр в нем не помещается, нужно построить садковое хозяйство».

- Асемгуль, вы сказали, что выращивать рыбу в реке достаточно дешево. А как дорого?

- Если же рыба содержится в устройствах замкнутого водоснабжения (УЗВ), то есть в бассейнах, то разведение становится очень дорогим. На строительство УЗВ придется потратить большие деньги, кроме того, текущие затраты достаточно высокие – кислород, электроэнергия, отопление, вода.

- Вы, как я поняла, оба способа используете?

- У нас есть и УЗВ в Жамбылской области, и садковое хозяйство на реке Урал в Атырауской области. В УЗВ осетр не уходит в спячку на зиму, он быстрее растет, потому что создаются тепличные условия: вода всегда одной температуры, она чистится, подаетсякислород, кормление по часам и в достаточном объеме. При таких условиях у рыбы год идет за два, она хорошо растет и через 3-4 года, когда наступает половозрелость, мы делим на самцов. Затем самок перевозим в Атырау через 2 тыс. км и погружаем их в реку для того, чтобы они обитали в естественной среде, что позволяет улучшить качество икры и самой рыбы. Самцов экспортировали в Россию.

- Интересно, как перевозят рыбу на такое большое расстояние.

- Для этого используются специализированные бочки, они устанавливаются в специальную машину, туда же загружаются баллоны с кислородом. Каждый час водители останавливаются, рыбоводы проверяют уровень кислорода и за двое суток, которые машина едет в Атыраускую область, 4 раза проливают воду. Есть специальные места, где у нас договоренности по обеспечению водой для бочек.

- Вы только выращиваете рыбу или организовали полный производственный цикл?

- Если бы в 2018 году у нас в реке не умерла вся рыба, то в 2019-м должны были получить первую партию черной икры.

- Почему хозяйство профилируется на выращивании только осетра?

- Бывший директор был родом из России, у него много родственников в Астрахани – регионе, где специализируются на разведении осетровых, специалисты оттуда консультировали нас по выращиванию этого вида рыбы. Сейчас мы прорабатываем с акиматом Жамбылской области проект по выращиванию форели.

- Говорят, что спрос на рыбу никогда не падает, поскольку она востребована независимо от кризиса и сезона, верно?

- В западном регионе нашей страны, да, там привыкли есть осетра. В Атырау, Актау на любом застолье подают осетра. На юге и севере Казахстана нет такой культуры, если и едят рыбу, то по большей части морскую – дораду, сибаса, семгу, а осетра редко покупают. Плюс ко всему, это дорогая рыба, розничная цена составляет 3,5-4 тыс. тенге за килограмм. При этом говядина стоит 2,5 тыс. тенге, то есть выбор южан и северян очевиден. Чего не скажешь о России, там хорошо покупают осетра, поэтому туда нашу рыбу и забрали.

- Ваши основные партнеры в Казахстане торговые сети, либо рынки, ярмарки?

- Пока у нас была рыба, которую мы могли продать, то есть до мора в 2018 году, около 50 тонн осетра самцов, потому что на мясо мы продаем только их, не было сетей, которые бы их купили, поскольку они предпочитают закупать рыбу стейками, вакуумированную. Поэтому мы нашли партнеров в России, которые забрали бы весь объем нашей товарной рыбы, если бы успели отгрузить.

- Почему же вы не продаете стейками, если это востребовано?

- Мы сейчас налаживаем розничную торговлю, вообще, это отдельный вид бизнеса. Поскольку мы производственники, то стараемся поскорее продать рыбу, поскольку для нас накладно ее кормить. Так как сейчас у нас рыбы намного меньше, то можем продавать ее в розницу и уже занимаемся развитием этого направления. Думаю, что ближе к новому году будут объемы, которые можно будет реализовывать в розницу.

- А что выгоднее – выращивание или только реализация?

- Сложно ответить однозначно на этот вопрос, поскольку уровень затрат разный. Производство требует больших денег, но у него и прибыль выше. Розница менее затратная, потому что рыбу берут под реализацию, то есть не платят наличными, это не тяжело и нет рисков.

- Высокий ли в этом году спрос на осетра на внутреннем рынке? В России называют цифру 15%.

- Есть прирост в части икры, по мясу осетра нет внушительной динамки, потому что производителей осетра в Казахстане мало, много браконьеров, которые вылавливают дикую рыбу.

- Сколько у вас конкурентов в Казахстане по осетру? 

- Хозяйств, которые выращивают именно осетра, а не стерлядь, которая маленькая, немного. Я знаю всего 4 хозяйства.

- И из этих компаний только у вас товарная рыба?

- Да, была. Потому что эти компании выращивают рыбу в УЗВ, но площадь бассейна ограничена – рыбу рассаживать некуда, поэтому ее разводят очень мало, чтобы получить максимальное количество самок для икры, а самцов, которые идут на мясо, не очень много. За счет того, что у нас были садки, куда мы перевозили свою рыбу и доращивали поголовье, у хозяйства была товарная рыба.

- На нашем рынке есть импортный осетр?

- Да, конечно. Привозят из Китая, России. То, что мы не обеспечиваем наш рынок собственным осетром, я связываю с тем, что это дорогой бизнес и не хватает квалифицированных рыбоводов. Соответственно, бизнес становится очень рисковым. Проще заниматься разведением речной рыбы – толстолобиком, белым амуром, или прудовыми рыбами, которые быстро растут, через 2 года их можно продать и вернуть вложенные деньги.

- Какие проблемы есть у рыбной отрасли?

- В этом году премьер-министр дал получение разработать программу для рыбоводов, но на данный момент у отрасли вообще нет никакой господдержки. Даже покупка кормов не субсидируется, на бумаге она есть, только деньги рыбное хозяйство может получить после реализации рыбы. А как же быть нам, кто 7 лет выращивает осетра, прежде чем его продать? Это первое. Второе – мы не можем застраховать свои риски, потому что ни одна страховая компания не хочет страховать биологические активы. Сколько бы это ни стоило, они не занимаются этим.

- Какие у вас расходы?

- УЗВ нам обходится в год в 30-35 млн тенге, сюда входят затраты на коммунальные услуги, зарплату сотрудникам, посадочный материал (оплодотворенная икра). До этого года мы покупали посадочный материал в Европе.

- Насколько большие риски в вашем бизнесе?

- В УЗВ ты сам контролируешь все процессы, поэтому рисками можно управлять. Сложность с открытыми водоемами, поскольку ты не можешь контролировать качество и уровень воды. Например, в Урале уровень воды сейчас падает, поскольку Россия из реки на своей территории забирает большой объем для полива, до Казахстана доходит немного, и это плохо для рыбного хозяйства.

- Вы сказали, что в 2018 году в садковом хозяйстве произошел массовый мор осетра. Как это случилось?

- В апреле 2018 года мы увидели, что рыба стала всплывать, хотя на зимовке она этого не делает (зимовка с конца ноября до конца марта – Ред.), а в конце декабря вся рыба погибла. Когда начали выяснять в чем причина, то оказалось, что ГКП «Атырау су арнасы» сбросило большое количество химикатов в реку, от которых рыба задохнулась. Суд установил, что это было халатностью с их стороны, поскольку воду нужно было сначала сбросить на поля для того, чтобы хлор испарился, затем пропустить ее через несколько очистных сооружений и только потом можно сливать в реку. В результате мы потеряли 101 тонну рыбы.

- Каков был размер ущерба?

- 9 сентября была кассация в Верховном суде, которая оставила без изменений решение суд первой инстанции, признав «Атырау су арнасы» виновным в гибели рыбы, сумма ущерба определена в размере 1,5 млрд тенге. Это прямые затраты нашего хозяйства. Однако, если посчитать упущенную выгоду, то она по нашим расчетам составляет 3 млрд тенге, которые мы должны были получить в течение 3 лет от продажи нашего осетра и икры. Сейчас «Атырау су арнасы» банкрот, акимат Атырауской области, который является учредителем этого государственного предприятия, перевел все его имущество на другое предприятие и подает на ликвидацию «Атырау су арнасы». И теперь я не знаю, с кого получать компенсацию по нашему судебному решению, у ответчика просто нет никакого имущества.  

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: