Как игры курса тенге отразились на ценах?

Сентябрьская ситуация с инфляцией принципиально не изменилась

Share
Share
Share
Tweet
Share

Инфляция по итогам сентября составила 0,4%, не оправдав самые мрачные ожидания, основанные на влиянии событий на валютном рынке. Продовольственная инфляция в сентябре, согласно калькуляциям Комитета по статистике МНЭ РК, оказалась нулевой.

Благодаря низким сентябрьским ценам на овощи непродовольственные товары подорожали на 0,8%, а платные услуги оказались на уровне общей инфляции в 0,4%. Рост цен в годовом выражении увеличился за сентябрь на одну десятую процента — до 6,1%, и главным фактором за 12 месяцев также остается рост цен на непродовольственные товары, где велика доля импорта. Они выросли с сентября 2017 года на 7,7%, в то время как на продовольствие — на 5,7%, а на платные услуги, где есть регулируемая часть, связанная с тарифами, — на 4,2%.

На начало сентября средневзвешенный биржевой курс доллара составлял 364,62 тенге, на конец месяца — 362,52, так что произошло даже небольшое укрепление. В середине сентября, однако, преодолевался уровень в 380 тенге за доллар, и были ожидания возможности ослабления тенге до 400 и ниже.

За неделю, с 31 августа по 7 сентября, тенге ослабевал на 3,4%, в основном под влиянием ситуации на российском и других развивающихся рынках. Была еще неделя 3-процентного ослабления в конце месяца, после сильного укрепления, но по итогам сентября валюта по-прежнему остается показывающей умеренное обесценение по отношению к доллару — на 9,2% с начала года.

Вне коридора в 2019 году

Все происходящее позволило председателю Нацбанка Данияру Акишеву на прошлой неделе, еще до публикации сентябрьской статистики по инфляции, предположить, что по итогам года она останется в рамках прогнозного коридора в 5−7%. В августе на фоне ослабления рубля ниже фундаментально обоснованных значений Нацбанк стал говорить о возможном выходе инфляции за уровень таргета. По оценкам г-на Акишева, это относится, однако, к 2019 году, когда в силу вступит более низкий прогнозный коридор — 4−6%. Инфляция будет выше коридора, вероятно, уже в первые месяцы 2019 года. Кроме того, произошедший всплеск на валютном рынке может влиять даже на то, какой будет инфляция в 2020 году. Ранее Нацбанк прогнозировал, что она должна быть «ниже, но близко к 4%».

В ближайшие три месяца выбывающей базой для определения годовой инфляции будет осень 2017 года, когда рост составил 1,2%, 0,9% и 0,7% в октябре, ноябре и декабре соответственно. Тогда одним из главных драйверов «инфляции предложения», влиять на которую у Нацбанка крайне ограниченные возможности, был рост цен на бензин; его избыточные запасы сейчас позволяют забыть о дорогом импорте. Воздействие ослабления тенге, однако, не может не сказываться на инфляции. Прогнозы Нацбанка о том, что в какой-то момент она может оказаться ниже нижней границы прогнозного коридора, делавшиеся в момент снижения базовой ставки весной, очевидно, неактуальны. Нацбанк не исключает возможность повышения базовой ставки, в том числе для того чтобы удержать инфляцию в прогнозном коридоре, но сентябрьская статистика и улучшение положения на российском валютном рынке не дают оснований говорить, что события развиваются по негативному сценарию, требующему ужесточения денежно- кредитной политики, хотя изменение ситуации в августе и сентябре происходило очень быстро.

Валютный канал

Аналитики «Халык Финанс» Зарина Каримова и Дмитрий Шейкин, оценивавшие августовскую инфляцию в момент, когда курс тенге к доллару снизился до 370, высказывали точку зрения, что это приведет к удорожанию непродовольственного импорта, который на 77−80% оплачивается преимущественно в долларах. По оценкам аналитиков, основным путем, по которому будет транслироваться инфляция, становится именно валютный канал. Говорить о классическом импорте инфляции из России, по их оценкам, было сложно, так как там она находится на более низких уровнях, и ситуация дополнительно нивелируется меньшим ослаблением тенге по отношению к доллару. В то же время эксперты считают, что рост стоимости ГСМ (бензин и особенно дизель) приводит к повышению прямых издержек производителей, связанных с производством продовольственных и непродовольственных товаров, а также и накладных расходов, связанных с транспортировкой и хранением. Так, динамика годовой инфляции цен производителей промышленной продукции ускорилась с 24,3% год к году в июле до 24,6% в августе. Рост цен на ГСМ будет также транслироваться на стоимость коммунальных услуг, связанных с центральным отоплением. В тот момент аналитиками прогнозировалось, что в условиях продолжающегося роста цен на ГСМ и при сохранении текущих уровней ослабления валютного курса национальной валюты до конца года (тренд, однако, сменился) существует высокая вероятность выхода показателя потребительской инфляции за верхнюю границу целевого коридора Нацбанка в 7%.

Рейтинговое агентство Fitch, сохранившее на этой неделе суверенный рейтинг Казахстана на уровне «ВВВ», прогнозирует, что инфляцию удастся удержать на конец года в рамках коридора, но очень близко к верхней границе. Прогноз Fitch состоит в росте с нынешнего уровня в 6,1% до 6,9%: «Инфляционные риски увеличились ввиду ослабления тенге, обусловленного усилением неготовности принимать риски на глобальном уровне и снижением курса рубля, вызванным санкциями (апрель и август/сентябрь)».

Fitch ожидает, что к концу года инфляция будет близкой к верхней границе целевого диапазона Нацбанка (6,9%) и в среднем составит 6,6% и 6% в 2019 и 2020 годах соответственно, что недалеко от текущих уровней, но превышает целевой диапазон казахстанского регулятора, главным образом, ввиду более сложной внешней конъюнктуры. Монетарная политика поддерживает процесс снижения темпов инфляции и способствует улучшению инфляционных ожиданий, но более значительное укрепление проводимой политики по-прежнему сдерживается слабым финансовым сектором, относительно узкими внутренними финансовыми рынками, сохраняющейся высокой долларизацией и субсидируемым государством кредитованием.

Сам Нацбанк в своем «Обзоре инфляции за II квартал», несмотря на большое количество проинфляционных факторов — снижение курсов рубля и других развивающихся валют, ужесточение внешнеэкономических условий и рост цен на внешних товарных рынках, а также рост инфляции спроса внутри страны, в том числе в результате увеличения реальных зарплат, повышения пенсий и роста потребительского кредитования, — назвал произведенное повышение прогнозов по инфляции в рамках своего базового сценария незначительным. Он исходит из среднегодовой цены на нефть в $60 за баррель.

Реализация рискового сценария с ценой в $40 рассматривается «наряду с базовым», но факторов в пользу его осуществления не так много.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: