Самрук-Казына прокомментировал сообщение Счетного комитета

В фонде дали пояснения, были ли выведены средства из его "дочки" КТЖ

Share
Share
Share
Tweet
Share

Управляющий директор АО «Самрук-Қазына» Нурлан Рахметов дал комментарий относительно сообщения Счетного комитета по контролю за исполнением республиканского бюджета Республики Казахстан. Он также пояснил, почему на IPO было выведено меньше компаний, чем предполагалось.

— Счетный комитет заявил о нарушениях в компаниях фонда «Самрук-Қазына». Как вы можете прокомментировать это сообщение?

— Хочу уточнить, что Счетный комитет в своем сообщении указывал на нарушения в работе КТЖ. Мы согласны, что были допущены отдельные нарушения в работе нацкомпании. И об этом уже дал пояснения главный инженер КТЖ Бауыржан Урынбасаров. Но они были в кратчайшие сроки устранены.

Что касается народного IPO, то об этом очень четко и ясно изложил Ернар Жанадил, и. о. управляющего директора Фонда по финансам и операциям. То есть необходимо понимать, что сама программа народного IPO, которая вначале была с 2011 по 2015 год, затем была продлена до 2022 года. В 2015 году, исполняя поручение президента по развитию международного финансового центра «Астана» (МФЦА), было принято решение соединить все программы внутреннего и международного IPO. В связи с этим в 2015 году сама программа народного IPO вообще была поставлена на утрату, поэтому даже формальных оснований считать, что цели программы не достигнуты, нет.

— Что тогда имеет в виду Счетный комитет?

— В соответствии с первоначальными планами на народное IPO должны были вывести шесть компаний, но вывели две.

Однако мы все равно бы проводили работу по разъяснению и повышению финансовой грамотности населения. Это была масштабная работа. Почему не было выведено на народное IPO больше компаний, мы четко разъяснили, и, как я понимаю, членами Счетного комитета это было воспринято. Ведь в самой программе написано, что время выхода компаний на народное IPO будет гибким, будут учитываться макроэкономические показатели, а в каждом конкретном случае окончательное решение будет приниматься советами директоров.

— Возвращаясь к КТЖ, Счетный комитет указал на то, что были выявлены нарушения в работе нацкомпании: 6 системных недостатков и 16 процедурных нарушений. Означает ли это, что деньги были потрачены не по целевому назначению?

— Нет, абсолютно. Просто получается, что, когда осваивались эти деньги, были допущены отдельные процедурные нарушения. Например, была представлена ненадлежащая банковская гарантия, однако на строительство объекта это никак не повлияло — объект был построен. Почему тяжело квазигосударственному сектору конкурировать с частным? Потому что в частных компаниях акционер относится к такого рода моментам с пониманием. Там главное, чтобы ты достиг цели. Из-за этого частные компании более гибкие — они быстро принимают решение и делают работу. А у нас процедуры, закупки и т. п. Мы не можем быть конкурентоспособными, пока не станем такими же гибкими, как частный сектор. Хочу также отметить, что на правах акционера мы не можем вмешиваться в операционную деятельность портфельных компаний.

— То есть у фонда нет полномочий контролировать эффективность расходования бюджетных средств, которые выделяются на такие проекты?

— Прямых полномочий у нас нет. Также, как нет их по налоговым вопросам: любая наша портфельная компания — это отдельный налогоплательщик. И в соответствии с Налоговым кодексом она исполняет свои обязательства как отдельное юридическое лицо. В данном случае мы имеем дело с регуляторным требованием по соблюдению бюджетного законодательства. Наша задача состоит в том, чтобы получить деньги и перечислить, например, в КТЖ. Это мы и сделали, и к этому у Счетного комитета претензий никаких не было. Затем КТЖ перечислила их в компанию, которая реализует проект. И в деятельности именно этой компании были найдены нарушения. Как у фонда могут быть механизмы, чтобы проверять такие вещи на ежедневной основе — как они заключают договора, какого поставщика выбирают? Так никогда не делается в управляющем холдинге.

Конечно, сказать, что у фонда нет никаких механизмов, тоже нельзя. Такой механизм есть в рамках корпоративного управления. Фонд назначает совет директоров в данном случае КТЖ, который, в свою очередь, назначает менеджмент компании, и именно у него есть рычаги для такого контроля.

— Можете в таком случае пояснить, какие задачи вы ставите перед портфельными компаниями как акционер, если вы не вмешиваетесь в их операционную деятельность? Какова роль фонда в управлении таким большим количеством портфельных компаний?

— Мы являемся акционером. Что для нас главное? В первую очередь — рост стоимости компании. Как акционер мы не вмешиваемся в их каждодневную работу, выплату налогов, выбор подрядчиков и т. д. Наш главный индикатор — как развивается компания. Фонд выстраивает свою работу — как активный инвестор. Для нас важно, чтобы стоимость этих компаний росла. И благосостояние народа Казахстана через фонд — именно в росте стоимости этих компаний.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: