Китайская диверсификация газа

РК планирует зарабатывать на транзите и экспорте своего газа в КНР

Share
Share
Share
Tweet
Share
Китайская диверсификация газа- Kapital.kz

Казахстан сможет зарабатывать на транзите туркменского и узбекского газа в Китай, также страна сможет экспортировать свой газ в КНР. В понедельник, 30 ноября, «КазТрансГаз» запустил нитку С магистрального газопровода Казахстан – Китай, завершив, таким образом, крупнейший в истории Казахстана газотранспортный проект – часть международного газотранспортного проекта Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай.

Магистральный газопровод Казахстан – Китай рассчитан на прокачку 55 млрд куб. м газа, две действовавшие нитки давали 30 млрд куб. м, третья нитка добавила возможностей на 25 млрд куб. м. При этом 5 млрд куб. м отводятся для того, чтобы обеспечивать газом потребителей внутри страны, а также для потенциального экспорта газа в Китай.

Экономика тормозит экспорт

«В настоящее время мы вообще ни одного кубометра газа не передаем в эти трубы», – комментирует ситуацию с прокачкой сырья по газопроводу Казахстан – Китай Олег Егоров, главный научный сотрудник Института экономики МОН РК. Предполагалось, говорит эксперт, что по газопроводу Бейнеу – Бозой – Шымкент, когда он будет введен в действие, пойдет газ, часть которого в какой-то степени обеспечит нужды южного Казахстана, часть вольется в общий поток китайской трубы. «Но пока этот газопровод не действует, то есть газа нет пока у нас», – говорит спикер.

Отметим, что в ноябре «КазТрансГаз» ввел в эксплуатацию вторую очередь газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент. Таким образом, магистральные газопроводы Казахстана были соединены в единую систему. «Это позволило диверсифицировать транспортировку газа по территории Казахстана в любом направлении и полностью исключить зависимость от импортного газа», – сообщил тогда национальный оператор в сфере газа и газоснабжения.

Олег Егоров поясняет: расчет был на месторождения Западного Казахстана, в частности, на Кашаган, но его запуск состоится не ранее 2017 года, то есть сырье будет в лучшем случае через 2 года. Газ актюбинских месторождений, где присутствует CNPC, идет на собственные газоперерабатывающие мощности и реализуется в виде сжиженного газа, и при этом добыча сырья там невелика. На Мангышлаке получают незначительные объемы, на Тенгизе половина газа используется для обратной закачки, оставшаяся часть в виде сжиженного газа поступает на внутренний рынок и на экспорт. Карачаганакский газ идет на Оренбургский газохимический комплекс. Добычи на Амангельдинском газовом месторождении недостаточно для увеличения экспорта. «Так что резервов пока нет. Когда речь идет об экспорте десятков миллиардов кубометров, нужны мощные месторождения. То, что сейчас из Туркмении по двум ниткам газопровода прокачивается, – это газ с новых месторождений, в разработку которых вложились сами китайцы, и теперь сами же их и эксплуатируют», – поясняет Олег Егоров.

«Рост мощности по прокачке газа на Китай в большей степени связан с увеличением транзитного потенциала Казахстана, чем увеличением экспорта казахстанского газа», – считает Жарас Ахметов, директор компании Oil Gas Project. Он приводит данные: за 9 месяцев этого года республика экспортировала 15,062 млрд куб. м газа, из них в Китай ушло 296 млн куб. м, или 2% от всего экспорта в физическом объеме. Основные покупатели нашего газа – это Россия и Украина.

Согласно информации Министерства энергетики РК, в 2014 году добыча газа в республике составила 43,2 млрд куб. м, рост по отношению к 2013 году – 2,2%. В январе-ноябре 2015 года нефтедобывающие компании добыли 40,7 млрд куб. м., план добычи газа на 2015 год – 42,2 млрд куб. м.

Наращивание экспорта требует инвестиций. «Очевидно, что при нынешней экономической конъюнктуре ни иностранные инвесторы, позволившие Казахстану нарастить добычу в несколько раз в период 2000-2013 годов, ни правительство, которое сейчас столкнулось с некоторыми финансовыми сложностями, вкладываться в развитие добычи не расположены», – высказывает мнение Анатолий Вакуленко, аналитик ИХ «ФИНАМ». По его словам, увеличение добычи мог бы проинвестировать Китай, но и там сейчас из-за замедления темпов экономического роста спешить, вероятно, не станут.

Китаю все равно, откуда газ

Похоже, оценка того, насколько экономика КНР будет зависеть от газа, может быть изменена. Не далее как в июле этого года председатель совета директоров «Газпрома» Виктор Зубков говорил в интервью ТАСС о большом потенциале газового рынка Китая. Ссылаясь на российские и зарубежные исследования, он сказал: «Потребности Китая в природном газе будут расти несмотря ни на что. Создается большой газовый рынок в Китае. По сути, к 2030-2035 годам это будет такой же газовый рынок, как европейский, – порядка 400 млрд куб. м».

Однако уже осенью этого года появилась информация, что CNPC снизила прогноз спроса. «Ведомости» пишут: ожидания китайской национальной корпорации – 334 млрд куб. м в лучшем случае, в худшем – не более 269 млрд куб. м в 2020 году. Госплан – потребление к этому сроку должно превысить 360 млрд куб. м. При этом импортировать по трубам КНР намерена 75-80 млрд куб. м. В настоящее время, как отмечает издание, весь трубопроводный газ она получает из Туркмении и Мьянмы.

В какой стране закупать голубое топливо, Поднебесной все равно, говорят аналитики, высказывая мнение о том, насколько стране интересно казахстанское сырье. Виды на китайских потребителей имеет и Россия – сейчас строится магистральный газопровод «Сила Сибири». Возможна ли конкуренция между РК и РФ на этом рынке?

«По ряду причин мы не являемся серьезными конкурентами России на рынке Китая. Россия планирует поставлять газ на восток Китая, а центральноазиатский газ в первую очередь предназначен для запада Китая», – поясняет Жарас Ахметов.

На текущий момент для Казахстана беспокойство по поводу потенциального соперничества не имеет смысла, считает Анатолий Вакуленко: опять-таки из-за значительных свободных мощностей для экспорта у страны нет, особенно с учетом того, что часть газа (по магистральному газопроводу Казахстан – Китай, – ред.) уйдет на импортозамещение в Южный Казахстан.

В любом случае, продолжает аналитик, цену с учетом большой диверсификации поставщиков продиктует сам Китай – у Казахстана не будет особенного простора для демпинга. «Важным фактором здесь будет то, что у Туркменистана и Узбекистана еще меньший выбор с направлениями экспорта, а Россия вложилась в газопровод «Сила Сибири» и, видимо, тоже будет готова на уступки Китаю», – говорит Анатолий Вакуленко.

Россия, поясняет он, имеет более диверсифицированные возможности для экспорта, Китай для нее – всего лишь один из «запасных аэродромов» на случай сокращения потребления российского газа в Европе. «Параллельно ведется работа по увеличению поставок СПГ, рассматриваются возможности транспортировки газа по «СевМорПути» (кратчайший путь по морю между европейской частью Росси и Дальним Востоком, – ред.), подготавливаются новые рынки, такие, как Индия. Кроме того, в России сейчас в разной стадии запуска проекты, которые позволят шире применять газ для самых разных целей внутри страны – в качестве автомобильного и тепловозного топлива, в энергетике, химической промышленности, есть даже проекты, связанные с космонавтикой», – поясняет Анатолий Вакуленко. Он отмечает, что «Сила Сибири» на начальном этапе – с 2018 года – будет прокачивать всего 5 млн куб. м в год, и лишь к 2031 году планируется довести прокачку до 38 млн куб. м.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Вверх
Новости партнеров: