Исландский бренд в Казахстане
АВТОР
ФОТОГРАФ

Владимир Третьяков и Clotwell

12.06.2019 • 09:00 2422

Выбор редакции

Исландский бренд в Казахстане

История швейной фабрики из Талгара

После того как на талгарской швейной фабрики Clotwell были реализованы проекты с местными консультантами ЕБРР по кайдзен и автоматизации, у предприятия появилась возможность привлечения международных экспертов. Например, в Талгар из Рейкьявика пришел мировой исландский брендDon Cano, были приобретены эксклюзивные права на реализацию американского материала Polartec на рынке Казахстана. Необычной историей успеха швейной фабрики с журналистом «Капитал.kz» поделился коммерческий директор предприятия Евгений Цхе.

Первые костюмы

Мои родители учились в Томске на сварщиков. В 1991 году, когда мне было три года, они переехали в Талгар. Чтобы заработать, отец стал заниматься куплей-продажей, а мать пошла на курсы кройки и шитья. В то время рынок одежды был слабым, красивая одежда была привозной и достаточно дорогой, поэтому мама начала шить мне комбинезоны из лоскутков ткани. Они очень отличались от того, в чем ходили остальные дети. Потом начали поступать заказы от знакомых и друзей. Информация о том, что кто-то шьет интересные вещи, стала расходиться по Талгару, и заказов поступало все больше. Отец занимался развозкой готовых вещей.

Потом он предложил маме заняться пошивом костюмов для взрослых. Через какое-то время родители получили большой объем заказа, и для его выполнения пришлось арендовать помещение и нанять трех швей. Технолога на тот момент не было, поэтому первые костюмы получились некачественными. Родители потерпели некоторые убытки, но рук не опустили и нашли выход из ситуации – начали заниматься пошивом постельных принадлежностей. Это дало очень сильную подпитку для дальнейшего развития производства.

003b02c59a7dfc1e3d17e2e323e.jpg

В 2000 году наняли первого технолога. Валерия Геннадьевна – технолог советской закалки – поставила производство на нужные рельсы. В 2004 году фабрика переходит на пошив рабочей одежды. Валерия Геннадьевна буквально за несколько месяцев смогла поднять производство до высшего уровня. В это же время мы приобрели в собственность новое здание с территорией. Это был практически разрушенный детский сад, который пришлось полностью восстанавливать.

Кризис и новые возможности

После кризиса 2008 года состояние у фабрики было очень тяжелое. Я до сих пор помню, как мама сказала, что через неделю мы можем закрыть производство. Хоть я был и маленький, но помню эти слова, как вчерашний день. Это был удар. Я понимал, что люди останутся без работы. И каким-то волшебным образом нас приглашают участвовать в государственном тендере по поводу народного обмундирования. Возможно, о нас узнали по бесплатным объявлениям.

В итоге мы беремся за выполнение госзаказа. Помимо основной одежды нужно было сшить майки, футболки. Так как раньше мы этим не занимались, пришлось буквально все осваивать на ходу. В 2009 году успешно завершаем первый государственный контракт. В таком же духе продолжили работу и в 2010 году. В 2011-м получили первый опыт участия в программах «Даму» «По повышению квалификации высшего руководящего состава». Это был первый мой семинар, вдохновивший на новые свершения. На семинаре нас обучали составлению бизнес-плана, который я начал писать, не имея определенной цели. Три года я его писал и переделывал, но в итоге все было не зря.

В 2013 году мы с моей коллегой Надеждой поехали в Назарбаев университет на еще одни курсы по программе «Даму», где можно было познакомиться с опытом зарубежных компаний. В конце 2015 года я защищаю бизнес-план в «Даму», в местном банке, и мы начинаем процедуру финансирования для постройки нового цеха. Имея опыт работы над объемами, потенциал в продажах и хорошую клиентскую базу, мы приобретаем новое здание и расширяем производство.

2eb6f087dc2e1deae0dcc2b24c5.jpg

047676dd3ccff7e8f2baa2d1ff5.jpg

Зарождение бренда

В 2017 году я задумался о создании собственного бренда одежды. Предложил эту идею маме, но у нее не было полной решимости, чтобы осуществить задуманное. В итоге мы все-таки решаемся и начинаем работу с ЕБРР. Первый проект был по внедрению кайдзен. Компания достигает такого уровня, что может позволить себе привлечение международного консультанта. Несмотря на то, что идея была создать бренд, мы все равно оставались производственниками. Первоначальная задача, стоявшая перед нами, была оптимизация производства под европейский стандарт.

В банке мне скидывают резюме двух немецких специалистов на выбор, одного финского и двоих из Москвы. Я знал, что самое точное производство – немецкое, поэтому заранее ориентировался на немцев. В итоге после беседы с каждым из экспертов мы с моим коллегой Николаем приходим к тому, что выбираем доктора Хайки Матилла 63 лет из Финляндии. В этом выборе мы больше полагались на интуицию.

После переговоров Хайки Маттила прилетает в Талгар, и мы начинаем работу – обговариваем проект, цифры, первые задачи, планы, то есть создаем пошаговую стратегию дальнейшего развития компании. На третий день работы я обратился к Хайки с просьбой помочь решить проблему с рукавом – при поднятии руки поднималось все изделие. Это было неудобно для спецподразделения. В ответ на просьбу Хайки сказал, что у него есть один старый друг, он попросит его присоединиться к нам. Этим другом оказался Ян Давидсон, который когда-то занимался производством одежды для альпинистов и разработал конструкцию рукава кайро. Именно эта конструкция позволяет не задираться всему изделию при поднятии руки. Хайки Матилла пообещал найти его. Он искал его в Швеции, Англии, Германии, США, Исландии и нашел в Риге, в то время, как тот запускал новый бренд. В итоге Ян Давидсон согласился помочь.

18aaa93f97bcb603d03633cce6b.JPG

Приехав к нам на производство, он захватил образцы собственного бренда Don Cano с собой. Спустя некоторое время Ян предложил перевести производство своего бренда из Исландии в Талгар. На данный момент производство находится также в Северном Китае, Литве и Гонконге. Несмотря на то, что имеющееся у нас швейное оборудование абсолютно не подходило для этого, мы решаем вопрос и начинаем разрабатывать изделия. Первый блин был комом, но постепенно качество улучшилось.

Приехав во второй раз, во время разговора Ян спросил, не хотел бы я перенять у него Don Cano. Он сказал, что ему уже 74 года, у него две дочери, и нет сына, поэтому он хотел бы передать все мне. По его словам, во мне он увидел амбиции и страсть к одежде. В тот момент я не мог поверить тому, что услышал. Даже подумал, чтоу меня начались проблемы с английским.

Don Cano

Бренд Don Cano был создан в 1979 году в Исландии. По статистике, в каждой семье было минимум три вещи этого бренда. Он получил широкое распространение в Норвегии, Швеции, Финляндии, Германии, Англии и Японии. В конечном итоге производство закрыли, потому что наступила фаза неконтролируемого роста. Вместо того чтобы создавать изделия, Ян начал заниматься административной частью, набрал дорогостоящие кредиты, попал в долговые ямы. В конце концов он все бросил и уехал в Америку. Партнер Яна умер от сердечного приступа, не выдержав напряжения. Тогда Don Cano ушел с международного рынка, а 18 сентября 2018 года компания вновь начала работу.

Fashion Outdoor

Сейчас мы уже готовимся к первой отправке одежды в Исландию. В Алматы планируем открыть магазин в октябре-ноябре, пока стоим в очереди в ТЦ «Меga». Мы планируем шить одеждуне на 1-2 года, а на 10-15 лет. На этой идее основывается бренд. Чтобы качество было соответствующим, выбираем топовых поставщиков. Недавно подписали соглашение на эксклюзивное использование американского материала Polartec на рынке Казахстана. Это будет местный бренд с международным опытом. Мы будем создавать повседневную трекинговую одежду. Ян ее назвал Fashion Outdoor. Люди, живущие в Исландии, носят такую одежду каждый день. Это будет одновременно стильная и удобная вещь, которую можно носить как повседневно, так в горы.

Руководствуясь безопасностью, сам бренд оставили в Исландии, а все производство переезжает в Талгар.

732507452819d91204b926e8d9f.jpg

Финансовая часть

Что касается цен, то стараемся сделать их максимально подходящими под местный рынок. С учетом оптимизации производства, зимние куртки будут стоить около 30 тыс. тенге. При этом используем американские ткани, метр которых стоит до 8 тыс. тенге. Стоимость штанов будет около 13-15 тыс. тенге, но мы пока обдумываем этот момент.

Бренд полностью развиваем на собственные деньги, которые нам приносит швейная фабрика Clotwell.Для этого открыли дополнительные производственные мощности. Делаем особый упор на производстве спецодежды и униформы: объем производимой спецодежды и униформы составляет около 150 тыс. единиц в год. Это высокомаржинальное производство, так как в основном шьем сложные вещи. Всю полученную прибыль вкладываем в развитие Don Cano. На данный момент пользуемся программой «Даму» на пополнение оборотных средств, для тендерных заказов.

«Персоны Капитала». Истории успешных бизнесменов. Известные имена и лучшие бизнес-идеи. Подписывайтесь на нас здесь.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

казахстанский бренд швейная фабрика

12.06.2019 • 09:00 2422

Поделиться
Отправить
Вотсапнуть
Исландский бренд в Казахстане
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика