Перспективы развития Казнета
АВТОР

21.05.2009 • 22:40 1771

Перспективы развития Казнета

Семен Свирюков, представитель компании «Неолабс»

Александр Ляхов, интернет-обозреватель, заместитель директора Департамента общественных связей АО «Казкоммерцбанк»

Евгений Малишевский, директор научно-консультационного центра Национальной телекоммуникационной ассоциации

Виктория Говоркова, редактор on-line газеты «Капитал.kz», www.kapital.kz

Адиль Урманов: Добрый день, уважаемые эксперты. Сегодня мы говорим о развитии Казнета и о бизнесе в Казнете. Сначала хотелось бы узнать ваше мнение о состоянии казахстанского сегмента интернета и перспективах его развития.

Евгений Малишевский: Интернет, и в том числе Казнет, в последние годы очень энергично развивается. Во многом это связано с тем, что наш ключевой оператор связи «Казахтелеком» проникся пониманием, что в условиях спада экономики, изменения доходности по классическим видам услуг нужно разрабатывать и вводить новые услуги. И, естественно, взор руководства компании обратился на интернет. Большую работу проделали независимые операторы, в том числе по расширению доступа в Сеть. Увеличены внешние каналы. Пришло понимание того, что контент должен развиваться. И, естественно, стали создаваться соответствующие сайты. Была проделана определенная работа и Агентством РК по информатизации и связи, выделены средства на создание интернет-ресурсов.

Другое дело, что правила их функционирования не были определены. Те изменения, которые вносятся в законодательные акты об информационных и коммуникационных сетях, происходят спонтанно. Будто схватились за какую-то глобальную опасность, которая якобы есть в интернете. На самом деле действующее законодательство Казахстана вполне адекватно реагировало на то, что противоправные действия в интернете, в общем, не должны были происходить. Пропаганда национальной розни, терроризма и другое имеют соответствующее уголовное наказание, и не требовалось создавать вокруг этого дополнительный ажиотаж. А вот условия взаимодействия создателей, держателей и агрегаторов контента, провайдеров в документе не прописаны. Как строятся взаимоотношения между операторами связи? Как будет происходить присоединение операторов? Как будет распространяться информация? Как будет получать доход тот, кто создал этот контент?

На Западе предприниматель заранее видит, как может возникнуть и будет развиваться его самостоятельный бизнес в Сети. Более того, государство активно помогает предпринимателям. Так, например, маленькая Ирландия сумела на создании контента построить достаточно мощную индустрию. В Казахстане напротив, отсутствие соответствующих стандартов и правил взаимоотношений тормозит развитие Казнета. Поэтому нам все-таки следует начать создавать условия для развития Сети, поддерживать предпринимателей, стимулировать нашу молодежь, которой интересно работать в интернете. Отдельные конкурсы, которые проводятся по инициативе тех или иных компаний, – это мало, конечно. Нужно эту работу проводить глобально в рамках программы обучения, чтобы мы нашли там свою нишу. Тем более в Казахстане живет достаточно грамотное студенчество. Все финансовые и правовые механизмы этой деятельности должны быть раскрыты. А у нас говорят: «рынок сам рассудит». Не может он сам рассудить! Потому что сразу возникают различные «кидальные» варианты.

Александр Ляхов: Я хочу обратить внимание на важность финансовых и правовых вопросов развития Казнета. Бизнес часто думает, что рынок стихийно уладит все проблемы, и все будут довольны. Но как только кто-то начинает нарушать правила игры, система выходит из строя. Казнет у нас каждый представляет по-своему. Кто-то видит его по хоботу слона, кто-то по его задней ноге. СМИ также смотрят только со своей точки зрения. Хотя в Закон о СМИ законопроект «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты по вопросам инфокоммуникационных сетей» вносил буквально две поправочки, а все остальное в Закон «О связи», Кодекс об административных нарушениях и т.д. Но это все прошло как-то мимо. А ведь Казнет – это не только пространство сайтов. Это действительно и линии связи, и точки доступа, и правовые взаимоотношения, и те же доменно-хостинговые процессы. В конце концов, у каждого свой бизнес, каждый зарабатывает на жизнь. Поэтому когда говоришь о развитии интернета в Казахстане, надо определить несколько ключевых групп вопросов и по каждой этой группе нужно говорить с разными людьми. Анализировать разные взгляды и законы. Но даже последние поправки обсуждались почему-то только с точки зрения СМИ. Убрали эту одиозную поправку – все, больше обсуждать как бы и нечего.

Семен Свирюков: Ты не прав: это с твоей точки зрения у держателя сайта. Что, у тебя комментарий можно оставить?

Александр Ляхов: Нет.

Семен Свирюков: Замечательно, а с точки зрения тех, у кого можно оставить комментарий, осталось чисто технически столько проблем, которые не решаемы. Некоторые «движки» форумов и CMS просто не предусматривают сохранения информации о том, кто зашел и что сделал. Им придется закрываться?

Александр Ляхов: Меняй. Переходи на другие движки, используй другие технологии.

Семен Свирюков: Хорошо. Что тогда делать администраторам интернет-чатов? Заставить их хранить двухлетнюю историю со всеми этими заборными высказываниями? Я еще на одну вещь обратил внимание, там есть указание, что дано некоторое время на реагирование – то, что на сайте что-то размещено. Кто определяет этот период?

Евгений Малишевский: Это отдельный вопрос, который я хотел поддержать. Вообще, вот эти все поправки с технической и финансовой точек зрения не проработаны. В них отсутствует механизм реализации. Кто зафиксирует, что я сегодня убрал информацию или поставил завтрашнее число?

Семен Свирюков: Один наш технический специалист сказал замечательную вещь: хорошо, мы все сделаем, что там написано, но возникает вопрос компетенции тех, кто будет это дело проверять?

Александр Ляхов: Компетенции авторов нет в принципе. В госструктурах, которые занимаются развитием IT-коммуникаций, работают люди, которые не нашли себя в бизнесе.

Евгений Малишевский: С технической точки вопрос заключается в том, что если мы начинаем фиксировать какой-то технический параметр, то сразу встают вопросы. Как это будет реализовано? На какой платформе? Каким стандартам они будут соответствовать? В Казахстане есть набор стандартов в сфере информационных технологий, но он сделан методом обложки или модификаций западных стандартов. Однако их создатели преследовали свои цели – обеспечить работоспособность. У нас ставится другая задача – поставить забор, но механизма создания этого забора нет.

Александр Ляхов: Почему? У нас есть закон.

Евгений Малишевский: Да, но закон – это не механизм. У нас обнаружилась колоссальная проблема: сейчас строятся сети нового поколения NGN. Но не решены вопросы их соединения с существующей инфраструктурой. Сети в Казахстане строят методом тыка: вместо того чтобы отдельно эксплуатировать старые сети, отдельно строить новые и работать с ними всеми через систему шлюзов, у нас происходит многократное преобразование с одной формы сети на другую. При этом теряется вся информация, даже биллинг. То есть операторы не могут определить, кто звонил и с кого взять деньги. Злоумышленников в таких условиях найти вообще невозможно. Сейчас мы озабочены проблемой – как минимизировать эти издержки. Мы приходим к выводу, что нам надо вернуться к правилам построения сети телекоммуникаций в Казахстане: определить основу, на чем все это должно строиться и четко все зафиксировать. Это обеспечит работоспособность сетей, их устойчивость к различного рода воздействиям. А у нас просто стыкуется оборудование разных производителей, а производитель декларирует, что у него там есть все в этой технике, а на самом деле – у него даже десятой части заявленного нет. 

Александр Ляхов: На этом сэкономили. В результате выявляется техническая несовместимость различного оборудования

Семен Свирюков: «Казахтелеком» – а по нашим данным, 95% потребляемого трафика в Казахстане уходит в его сети, – на сегодняшний конкретный момент с очень большим трудом может сказать, кто пришел на твой сайт. Информация у оператора есть, но ее так много, и она не хранится и не обрабатывается нормально. Соответственно получается, что на 95% все эти поправки ни о чем. Я не думаю, что остальные 5% также могут о чем-то сказать. С другой стороны, «Казахтелеком» не может запретить работать с твоей DSL-линии, но с чужими паролями. Поэтому он опять не может определить, кто и что делает. 

Александр Ляхов: Еще один момент упущен. Если это, допустим, незакрытая сеть WiFi: любой может подсоединиться, а ты отвечай? Ребята, извините, технически я не знаю, как закрыть свою WiFi-сеть. Ну, воспользовались, что я теперь должен делать?

Семен Свирюков: Из аэропорта или в кафе...

Александр Ляхов: Зачем из аэропорта? Злоумышленник может рядом припарковать свою машину и подключиться ...

Евгений Малишевский: Просто никто не задумывался о реализации этих норм. Это серьезная проблема. Информацию собрать можно, но в ней же еще нужно разбираться. Хотя самая главная проблема в другом: если мы подходим с точки зрения поиска злоумышленников, то вообще не нужно было этот огород городить. У нас есть законодательство по проведению оперативно-розыскных мероприятий. Там прописаны почти все эти процедуры. Возникает вопрос: это больше страшилка для законопослушных граждан, чтобы они чего-то не делали? Ведь злоумышленников этим не остановишь. Злоумышленник всегда зайдет через различные системы и сделает то, что захотел. Механизма защиты от таких действий нет. 

Евгений Малишевский: То есть, грубо говоря, этот закон для законопослушных граждан, чтобы все пребывали в иллюзии.

Александр Ляхов: Согласен, эти поправки не будут работать.

Адиль Урманов: Евгений Витальевич, Вы как эксперт АИС вносили свои рекомендации в этот законопроект?

Евгений Малишевский: Я предлагал внести ряд инноваций, но они так и не дошли до реализации. Больше всего в этом законопроекте мне понравилось его название: «О внесении изменений и дополнений в законодательные акты по вопросам инфокоммуникационных сетей». То есть произошла конвергенция, и у нас пытаются кусочками влезть в законы о связи, о СМИ, не понимая, что все это стало единым механизмом. Его уже не разорвешь. Понятийный аппарат в наших законах давно устарел. Давайте четко определим, с какого количества пользователей начинаются СМИ: с 1 тыс., с 10 тыс. Количественные рамки должны быть и все. Это главный вопрос, тогда копья ломать никому не надо. 

Александр Ляхов: Кто будет замерять?

Евгений Малишевский: По большому счету, механизмов замера нет. Нужно все эти вещи разрабатывать.

Александр Ляхов: Это как раз вопрос о статусе форумов: действительно, если тебя устраивает статус места площадки общения для 10 человек – это одно, если ты хочешь охватить 10 тысяч, то будь готов управлять.

Семен Свирюков: Есть же альтернативные варианты. Кто меня заставит поставить на сайт счетчик? Это требование нужно внести в закон: что ты должен на своем интернет-ресурсе поставить счетчик.

Евгений Малишевский: Более того, как можно доказать, что информация на сайте была? Ведь я как администратор постоянно управляю своим ресурсом. Что-то вношу, что-то снимаю.

Александр Ляхов: В этом случае можно, конечно, приглашать нотариуса, который зафиксирует наличие данной информации на сайте. Но действительно, существует много технических возможностей зайти на ваш сайт, вплоть до его взлома.

Адиль Урманов: Нужно же хранить информацию в течение двух лет?

Семен Свирюков: У сайта газеты «Капитал.kz» есть счетчик?

Адиль Урманов: Есть, конечно.

Семен Свирюков: Завтра я могу взломать ваш сайт и вместо прогноза погоды напишу: «Долой Васю Пупкина!». Докажите, что это не ваша работа! Это же автоматически транслируется, а вы сами виноваты, что просмотрели. Сколько у вас там страниц? 50 тысяч? Вот за 50 тысячами страницами вы и должны следить. Это бред! 

Евгений Малишевский: Есть еще один прием, который применяется нашими образованными хакерами, когда нужно продвинуть тот или иной информационный сайт. Берется раскрученный ресурс, куда много идет обращений. Этот сайт подменяется своим, и все, кто идет к вам, оказываются у меня. И как бы посетитель ни бился, он будет отправлен ко мне. Элементарно и стоит дешево. 

Семен Свирюков: Это может произойти, если вы используете DNS, которыми может управлять государство, в нашем случае это «Казахтелеком». Сделать это просто. Поэтому нормальные люди как ходили на LiveJournal, так и ходят, несмотря ни на что. Государство может этим управлять, это очень хорошо, потому что каждой домохозяйке не объяснишь: извини, ты не сюда попала, ты должна попасть вот туда. С этим ничего не сделаешь. 

Адиль Урманов: Может быть, это хорошо, что у нас нет жесткого законодательства о работе интернета?

Евгений Малишевский: Нет, это плохо. Если нужно оперативно решить проблему мы упираемся в стену. Это заставляет искать обходные пути, возникают коррупционные схемы. 

Адиль Урманов: Сейчас мы говорим больше о технических вещах. Я же хочу узнать у вас о перспективах бизнеса в Сети. 

Евгений Малишевский: Главная проблема для бизнеса в Сети – нерешенная проблема функционирования платежных систем, налоговых систем, их сертификация, их правовое положение. Проблема в их статусе. По сути дела, вы должны приобрести статус банка, так как финансовый оператор проводит банковские операции, организует денежные потоки. 

Семен Свирюков: Давайте говорить честно: даже в России система электронных платежей не работает. Там существует параллельная банковская система, которую государство пытается прижать к ногтю. Но так как оборот этой системы уже составляет от $3 до $5 млрд., она может сопротивляться. Нормальная электронная коммерция работает только на Западе, лишь за счет того, что там действуют всевозможные процессинговые центры. При этом нужно учитывать, что интеллектуальных возможностей в той же России гораздо больше, чем в Казахстане. У нас работать можно через единственную систему E-Bay «Казкмомерцбанка». Он является, по сути, монополистом на рынке оплаты в интернете. Но, во-первых, Казком хочет получать 4% за каждый платеж. Во-вторых, он работает только с определенным объемом и во всякой мелочи не заинтересован. В-третьих, даже такая компания, как AirAstana вынуждена перепроверять проводку каждого электронного платежа. Это касается оплаты в 100 тыс. тенге. А что будет с моей оплатой в 5 тенге? 

Александр Ляхов: Проблему микроплатежей надо разрешать.

Семен Свирюков: Я не верю, что в Казахстане эта проблема будет решена. По одной простой причине: кто будет писать процессинговый центр? Кому это надо, если внутри этой системы будет ходить всего 10 млн. тенге?

Александр Ляхов: Это проблема как раз численности населения.

Семен Свирюков: Давайте рожать больше, может, что-то и получится.

Евгений Малишевский: Такие системы уже создаются. Я знаю, что это должно получиться, потому что мы много лет этот вопрос двигаем. Проект уже приобрел реальные очертания, но узаконить наши решения проблематично. Мы натыкаемся на отсутствие регламентов, и наша инициатива получается как бы полулегальной. И если какие-нибудь деньги потеряются, то их очень будет сложно найти. Я могу сказать, что это уже системная проблема. Но в стратегическом плане развития отрасли, разработанной АИС, задачей №1 указано создание платежного шлюза оплаты за электронные услуги. 

Семен Свирюков: Когда банкиры почувствуют, что какая-то часть денег проходит мимо них, а государство поймет, что и налоги не платятся, как вы думаете, что произойдет? Кроме этого, в Казкоме сидит неглупый человек, который в интернете разбирается. Если бы возможно было сделать систему микроплатежей, он бы уже ее создал. У Казкома ресурсов полно, и он на этом даже деньги сможет сделать.

Александр Ляхов: Мне кажется, ты зря так судишь. Банку как раз хватает своих денег. Другое дело, почему этот самый Казком не обращает внимания на те же web-money? Потому что эти копейки банку не интересны. Тратить деньги на поступление этих копеек? У банка такой задачи не стоит.

Семен Свирюков: То есть получается, что «Казкоммерцбанк» намного умнее государства. Он умеет считать свои деньги и понимает, что там ничего нет.

Адиль Урманов: Насколько важна проблема микроплатежей? 

Евгений Малишевский: Если мы хотим решить вопрос электронного правительства, то все равно нужно решать проблему микроплатежей. Госпошлина на получении информации на сайте правительства копеечная. Но если банк с перечисления 5 тенге будет брать комиссию в 100 тенге, то как эта система может заработать!?

Семен Свирюков: Карточка, которая будет использоваться в е-правительстве – карточка банка. А кто мешает банку там эти 100 тенге взять, разве он от них откажется?

Евгений Малишевский: Операторы связи выпускают свои платежные карточки. Их также можно использовать. Но опять же должно быть утверждено правовое и техническое регулирование процесса. Нужна методика расчета тарифов, чтобы потом не получалось, что когда мы хотим заплатить 5 тенге, с нас возьмут 100 тенге комиссии. Но пока нам говорят, что лучше работать без всякого контроля, без налога, через нужного чиновника. Этот вопрос решить трудно, здесь нужна система административно-правовых актов, но ее изобретать не надо, она уже отработана. Надо лишь ее взять и применить к условиям Казахстана.

Семен Свирюков: Каким образом то, о чем вы говорите, вписывается в мою ситуацию? Есть сети «Казахтелекома», как некоторое сообщество пользователей «Мегалайн», которое потребляет 95% казахстанского трафика. Есть крупнейшая казахстанская интернет-площадка, но находящаяся вне этой сети. Соответственно трафик для мегалайнеров платный. Мы говорим «Казахтелекому»: давайте мы купим у вас некий канал между вами и нами, и трафик, который будет идти по нему, сделаем бесплатным. В обе стороны. Но, в конце концов, обнаружилась интересная вещь: для нас казахтелекомовский трафик бесплатный, но для мегалайнеров он платный. То есть смысла в подключении нас к крупнейшей сети нет, так как пользователи этого оператора вынуждены платить за вход к нам. 

Евгений Малишевский: Вы не понимаете некоторые вещи. Наша проблема в том, что мы зашли в тупик из-за нулевой ставки на местный трафик. У нас сейчас произошла подмена: под видом местного трафика загоняется междугородний и международный. В итоге все предприятия оказались в проигрыше. Бизнес стало невыгодно вести. Я и мои единомышленники стоим на позиции, что нужно от такой практики уходить и установить хотя бы символическую плату за этот трафик. Надо объективно оценивать стоимость тех или иных услуг, чтобы рынок мог работать. Другое дело, если мы берем трафик интернета, нужно чтобы он проходил между вами и «Казахтелекомом» напрямую. А как у нас происходит: есть операторы, которые находятся рядом, в Казнете, а связь идет через Австралию, через Соединенные Штаты, через Германию и т.д. Первый шаг – это создание пирринг-центра. Он создан, но не работает, потому что изначально его не нужно делать на базе «Казахтелекома». Это должна быть некоммерческая организация. 

Семен Свирюков: Вы чего-то недоговариваете, Евгений Витальевич. Клиент «Мегалайна» не будет ко мне ходить, потому что мой трафик для него платный. Для меня это вполне конкретный и важный вопрос: от меня уходят клиенты. Что с этим делать – непонятно. «Казахтелеком», пользуясь своим монопольным положением, вынуждает всех идти на неравноправное сотрудничество.

Евгений Малишевский: Я с вами здесь немного не согласен. С точки зрения абонента «Мегалайна» или любого другого оператора, должно быть без разницы, куда вы зашли: во внешний интернет или в Казнет.

Семен Свирюков: Даже в личном кабинете абонента «Мегалайна» есть разделение на 2 трафика: казахстанский, который не считается, и внешний, который считается. Если ты потребил больше 10 Гбайт трафика, то у тебя скорость с 256 Мбит внешнего интернета падает до 32Мбит. А установленный лимит абонента набирается двумя простыми вещами: есть сайт kaztorka.kz и kiwi.kz. Вам это ни о чем не говорит?

Евгений Малишевский: Плюсы от создания этих сайтов несомненны. Но вопрос правовой охраны интеллектуальной собственности они не решили. Как только станет понятен объем денег, проходящий через эти сайты, владельцы предъявят соответствующие иски.

Семен Свирюков: А за что сайту можно предъявить претензии? Ресурс у себя файлов не содержит. Они указывают только ссылки. Тогда предъявите претензии Google, он тоже эти ссылки содержит. Предъявите претензии «Казахтелекому» – все это проходит через его линии. Вы знаете принцип функционирования torrent-сетей? Он простой. У вас есть файл. Вы идете на некий сайт и говорите: «У меня есть файл, хотите»? Все говорят: «Хотим!», и начинают с вас качать. Трафик создается бешеный. Зайдите на kaztorka.kz , посмотрите. 

Виктория Говоркова: Сайт kaztorka.kz правовыми нормами регулируется?

Семен Свирюков: А что нарушает kaztorka.kz? 

Виктория Говоркова: Нарушения авторских прав не происходит? Я купила лицензионный DVD, разместила у себя на компьютере, все у меня качают. Авторские права авторов фильма как-то защищаются?

Евгений Малишевский: Конечно, нарушаются. Это все равно, что вы скопировали видео, вышли на улицу и продаете людям диски.

Семен Свирюков: В законе четко написано: да, вы нарушаете, если делаете коммерческое воспроизведение. А тут некоммерческое использование. Вы за это денег не получаете. Сайт ведь здесь ни при чем. То есть мы посадим 250 тыс. пользователей «Мегалайна»? 

Евгений Малишевский: Последний раз мы 7 апреля проводили форум по интернет ресурсам в школе международного бизнеса, там представители операторов были. Там обсуждалось, что вот мы увеличили трафик, ура, ура, но ресурсы-то у нас отсутствуют, они ворованные. В итоге, Казахстан, по большому счету, имеет дырку от бублика.

Адиль Урманов: То есть вы считаете, что бизнеса в Казнете пока нет? Я говорю о деньгах, которые, возможно, кто-то получает.

Семен Свирюков: Да никто их пока не зарабатывает. Мы живем с хостинга, то есть мы размещаем сайты другим. Мы интернет-компания: у нас есть свои сайты, есть web-студия. Это все потихоньку работает. Но нельзя говорить, что там будет какой-то взрывной рост. Не будет его, не с чего ему быть. У нас просто очень мало тех, кто заходит в интернет и готов платить деньги за это.

Евгений Малишевский: Проблема оплаты простая – мы очень сильно увлеклись зарабатыванием денег. Глаза на лоб лезут, когда видишь, сколько созданных мною материалов продается в Интернете, и по каким ценам. Допустим, сайт zakon.kz продает разработанный мною руководящий документ «Единая сеть телекоммуникаций Республики Казахстан». За 6 тыс. тенге. Возникает вопрос: «Почему вообще за 6 тыс.?». Там еще и другие документы, разработанные мною. Почему? Схема довольно простая: если хочешь, чтобы у тебя покупали, то цену ставь смешную. То есть цена продукта должна быть меньше, чем стоимость копирования на CD. Человеку должно быть выгоднее купить, чем просто скопировать. Если делаешь ресурс и знаешь, что потребителей на него есть 10 тысяч, то нужно ставить цену в 200 тенге, и он со свистом разойдется. 

Семен Свирюков: Zakon.kz получает деньги за распространение текстов законов и постановлений правительства, а каждое предприятие вынуждено обновлять базу «Юрист» ежегодно.

Евгений Малишевский: А теперь встает вопрос о е-правительстве: почему мы должны платить за использование правовой базы государства? Республиканский центр правовой информации должен содержать все нормативно-правовые акты, которые касаются жизнедеятельности государства. Эти ресурсы были созданы за счет денег налогоплательщика.

Семен Свирюков: Мало того, это еще должно быть с поправками, когда были приняты, короче, то же самое, что делает zakon.kz. 

Евгений Малишевский: Когда мы пытаемся найти документы на сайте АИС или Минфина, видно, что они там все давно не обновлялись.

Семен Свирюков: В моем понимании, все так и будет, по одной простой причине: на этом можно зарабатывать деньги.

Евгений Малишевский: Мы должны деньги создавать и зарабатывать не на продаже копий. Если мы хотим, чтобы технологии развивались, эта система должна быть доступна любому пользователю, чтобы он мог применять ее в повседневной жизни.

Семен Свирюков: И не просто, чтобы она была доступна где-то там, а чтобы ее легко можно было найти. Мы должны зарабатывать деньги не от продажи продукта, а на его обслуживании и сопровождении.

Адиль Урманов: Может быть, отсутствие законов это благо для бизнеса?

Семен Свирюков: Не всегда. Дайте нам стратегические законы, а с нюансами мы разберемся сами.

Адиль Урманов: Если бизнеса в Казнете нет, какие могут быть цели развития у Казнета?

Евгений Малишевский: Нет, бизнес должен быть в Казнете, без этого нельзя, иначе нет смысла работать. Такие попытки предпринимались в течение последних 10 лет, но ничего не получилось. Потому что отсутствуют минимальные необходимые правила, которые бы гарантировали безопасность ведения бизнеса. Например, берем услугу широкополосного беспроводного доступа. Вы пошли, получили лицензию на радиочастотный ресурс, но на 1 год. Вы решили вложить в свой бизнес большие инвестиции, но вы понимаете, что проект нельзя строить. Возврат денег должен произойти через 3-5 лет. Значит, ваш бизнес уже рухнул. Люди, которые хотят заниматься этим бизнесом, должны быть уверены, что в этой сфере они будут как минимум 5 лет. 

Семен Свирюков: Это точка зрения телекоммуникационщиков, то есть крупного бизнеса, который занимается большими проектами. Вас, насколько я понимаю, интересует и другая сторона – те люди, которые могут прийти в Казнет и зарабатывать деньги. То, что мы говорили по поводу микроплатежей, может сработать. Он даже, скорее всего, сработает, но я пока не вижу ни ресурсов, ни возможностей, что это будет сделано. В нашу web-студию уже в течение последних 5 лет приходят люди, говорят «вот мы хотим сделать сайт, через который будем продавать или за столько вот это, или за столько вот это», мы говорим: «Ребят, как вы будете это делать? Мы можем вам внедрить E-pay казкомовский, можем, мы сделаем вам, но договариваться вы с ними будете сами». Могу сказать, что ни один такой ресурс еще не заработал, кроме web-money. Но он у нас нелегален, у него нет правовых основ. 

Виктория Говоркова: На конференции «Интернет-Альтернатива 2008» господин Попов говорил, что «Одноклассники» достаточно прибыльный проект. По крайней мере, был в 2008 году, и его хотели выкупить за большие деньги.

Семен Свирюков: Этот сайт, кстати, уже приобрел совладельца.

Виктория Говоркова: За счет чего живет этот бизнес?

Семен Свирюков: Там полно рекламы. Это первое, на чем зарабатывают деньги. За неделю до президентских выборов в России Владимир Жириновский стал «одноклассником» всех одноклассников. Вот за это, я думаю, было заплачено немало. Но это один сайт. А сколько существует других сайтов? Вы говорите про то, что звучит везде, но это же не струя, не направление, не постоянное явление. Он ничего не придумал, просто повторил американский сайт и все.

Виктория Говоркова: Согласна. Но в чем секрет успеха? 

Семен Свирюков: kaztorka.kz 

Виктория Говоркова: А они за счет чего живут?

Семен Свирюков: Это бизнес, судя по тому, что там уже висит реклама Билайна. Это приносит деньги.

Виктория Говоркова: А как они до рекламы Билайна дожили?

Семен Свирюков: 50 тыс. пользователей в день – это о многом говорит.

Виктория Говоркова: Значит, все-таки в интернете есть бизнес для одаренных ребят, которые находят гениальные идеи.

Евгений Малишевский: Для них как раз бизнеса нет, потому что нет механизма, как они будут получать деньги.

Семен Свирюков: Такие ребята никогда не будут следовать общепринятым правилам, а искать свои пути. После обвинительного приговора PiratBay трафик в шведской сети упал на 50%. Нужно учитывать, в отличие от Казахстана, Швеция имеет свои неплохие ресурсы. Я оцениваю трафик от той же kaztorka.kz и torrent от 90% до 95% в Казахстане. 

Евгений Малишевский: Я хотел подчеркнуть один момент: чтобы бизнес в интернете эффективно развивался, нужна хорошая доступная инфраструктура, транспортная среда, которая имела бы минимальные издержки, тогда и условия для размещения этих ресурсов будут оптимальными. Механизм необходимо выстроить так, чтобы человек, если он решился запустить пусть маленький, но свой проект, получал бы свои деньги. Но платежной системы нет, то платежи мы предлагаем брать как часть платы за трафик. Главное, я хотел бы отметить: нельзя пребывать в эйфории из-за того, что наш казахстанский трафик достиг 40%. Иллюзии питать нельзя, поскольку отечественных ресурсов больше не стало. Надо вкладывать деньги в создание контента, который представлял бы интерес не только внутри Казахстана, а, в первую очередь, для зарубежных пользователей.

Семен Свирюков: Продвигать все это должно, я считаю, государство. Это как с дорогами. Кто строит дороги? Государство. Кто по ним ездит? Кто зарабатывает деньги от их использования? Компании. То есть государство должно развивать каналы связи и стандарты. Но это не должно касаться меня, как частного человека, размещающего свой сайт, меня, как маленькую компанию, которая пытается сделать деньги благодаря размещению в интернете. Дайте мне инструменты – и я что-нибудь сделаю. Сам я эти инструменты сделать не смогу: у меня нет соответствующих денег, у меня нет соответствующего количества специалистов, потому что работа глобальная. Если будут даны инструменты: микроплатежи, нормальные каналы связи, нормальная возможность разместиться, что-то еще, допустим, появится куча проектов. Из них выживет 10, но эта бизнес-модель, которая будет у этих 10 сайтов, будет работать. На них будут смотреть остальные, придумают еще 100 проектов – и это все будет работать. Вопрос только в том, что инструментов сейчас нет. Я сегодня, честно говоря, с удивлением узнал, что, оказывается, было несколько идей уже по этому поводу, и что они все внедряются. Но я не верю в их внедрение. Это лично мое мнение, я говорю не с точки зрения телекоммуникационщиков, которые высоко летают, а с точки зрения уровня моего. Для этого бизнеса большую опасность представляет монополизм. В нашем случае монополизм «Казахтелекома». 

Евгений Малишевский: А он и не будет, смысла нет. По поводу хостинга мы уже много беседовали с Аскаром Жумагалиевым, ставили вопрос, что «Казахтелеком» должен быть позиционирован как оператор для операторов.

Семен Свирюков: Вот правильно, гребите свои большие деньги.

Евгений Малишевский: Естественно, «Казахтелеком» нуждается в реструктуризации. Шаги в этом направлении уже делаются. Он должен работать не с конечными пользователями, а создавать транспортную среду, потому что основная наша проблема в развитии интернет-бизнеса – отсутствие нормальных транспортных сетей. Когда плохие дороги, ни один бизнес нормально функционировать не может.

Семен Свирюков: На данный момент, по нашим данным, количество «мегалайнеров» от 350 до 450 тыс. человек, контрактов купленных у «Казахтелекома» – 640 тыс. 

Адиль Урманов: Нельзя ли для развития Казнета использовать чужой опыт? Евгений Витальевич, как развивался информационный бизнес в других странах?

Евгений Малишевский: Как первоначально развивался интернет-бизнес в США? Там была создана масса нужных и полезных ресурсов для домохозяек. Теми же торговыми сетями. Если женщине нужно что-то купить, зачем ей ехать по магазинам, обходить кучу отделов, если можно посмотреть товар вживую в интернете? Есть много направлений бизнесов, которые для продвижения товаров используют информационные технологии. Сегодня многие люди, прежде чем принять решение о покупке автомобиля, вначале зайдут в интернет, приценятся. Многие используют аналогичную схему, и поэтому направлений бизнеса внутри Казахстана огромное количество. Ходить далеко не надо. Компания AirAstana ввела электронные билеты. Удобно: хочешь – оплати со своей карточки, хочешь – пришлют со счетом. Я, например, стал экономить свое время.

Семен Свирюков: Кстати, работа AirAstana в интернете – это один из немногих примеров, от которых я в восторге.

Адиль Урманов: И последний вопрос, уважаемые эксперты. Дайте ваш прогноз развитию Казнета на ближайшие годы? 

Евгений Малишевский: Интернет-бизнес в принципе – это колоссальные деньги. Поэтому надо обеспечить доступ в интернет из каждого дома. Для этого нужно максимально развивать транспортную среду. Надо, чтобы эти линии использовались и для передачи данных, и для телефонной связи. Так будет легче работать самим компаниям. Я думаю, что интернет, в любом случае, будет развиваться, потому что все операторы вкладывают средства, и пропускная способность каналов связи растет. Завершение проекта цифровизации сетей создаст условия для развития широкополосного доступа в интернет. Количество пользователей, в любом случае, будет расти. Я вижу, как люди хотят, чтобы их дети преодолевали информационный разрыв. И особенно большой спрос на доступ в Сеть есть в глубинке.

Семен Свирюков: Развитие будет. Но большого развития я не жду. Все, кто хотел купить себе интернет в областных центрах, – уже купили. Почему я в этом уверен? До тех пор пока «Мегалайн» продавался без маркетингового продвижения, «Казахтелеком» обходился своими силами. Сейчас у вас на подъездах висят объявления: подключаем «Мегалайн». То есть теперь нужно вкладывать ресурсы, которые будут вам объяснять, почему нужен «Мегалайн», то есть никакого взрывного роста уже не будет. По поводу развития именно сайтов, по поводу вкладывания денег государства в это дело. Задумайтесь над одной простой вещью: знаете ли вы хотя бы один популярный сайт, который был бы развит за деньги? Такого ресурса я не знаю. Нужно понимать, что за любым ресурсом всегда стоит 1– 2, максимум 3 человека без денег, у которых есть идеи, которые его развивают.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

интернет казнет казахтелеком сайты IT-коммуникации Мегалайн

21.05.2009 • 22:40 1771

Поделиться
Перспективы развития Казнета
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus