Казахстан может стать второй «италией»

После выступления на форуме Даурена Толеуханова, заместителя руководителя канцелярии премьер-министра Казахстана, один из иностр...

Share
Share
Share
Tweet
Share

После выступления на форуме Даурена Толеуханова, заместителя руководителя канцелярии премьер-министра Казахстана, один из иностранных инвесторов, который хотел вложить деньги в сельское хозяйство страны, отметил, что был испуган и шокирован введенным правительством Казахстана запретом на вывоз зерна.

Чтобы успокоить инвестора и не травмировать и без того поврежденную инвестиционную привлекательность страны, г-н Толеуханов весьма расплывчато подчеркнул, что, несмотря на запрет на вывоз зерна, запрета на вывоз пшеничной муки не было, и инвесторы могли скупать в массовом порядке этот продукт. По его данным, экспорт пшеничной муки за прошедший год вырос в разы, поскольку это товар с добавленной стоимостью, а запрет экспорта зерна – результат стремления правительства обеспечить население по низкой цене достаточным количеством стратегического продукта – хлеба. О том, что происходит на казахстанском рынке зерна и муки, «Капитал.kz» рассказал Нурлан Смагулов, Astana Group.

– Я не был удовлетворен ответом Даурена Толеуханова по поводу введения запрета на экспорт зерна. В стране шли довольно долгие споры, они были далеко не однозначны. Я являюсь внештатным советником премьер-министра по агровопросам и продовольственной политике. Мое личное мнение – этот запрет ошибочен, но я рад, что правительство сделало соответствующие выводы.

Созданы стабилизационные фонды и сделаны предписания для Продовольственной корпорации по срокам интервенционных закупок зерна. Государство как один из регуляторов должно не просто запрещать вывоз зерна, а вовремя выкупать его необходимые объемы, чтобы не произошло спекулятивных процессов на внутреннем рынке. Из-за того, что «проспали» и вовремя не предприняли нужные шаги, введены ограничительные меры на вывоз зерна из Казахстана.

Вы видели, каков отзыв иностранных инвесторов. Многие казахстанские эксперты говорили, что это отпугнет инвесторов. Это и произошло. Нужно было сказать о мерах, которые приняты правительством, и о том, что оно извлекло уроки. Больше не будет введен запрет на вывоз зерна, и проводится ряд мероприятий, в том числе интервенционные закупки зерна.

Это не рыночный метод, это противоестественно рыночной экономике, учитывая, что Казахстан в два раза больше производит, чем потребляет. Логичнее вовремя производить закуп зерна, оказывая помощь и поддержку мелькомбинатам для недопущения роста цен.

Экспорт муки не запретили, поскольку мукомолы гарантировали правительству, что у нас достаточное количество запасов муки. Ассоциация мукомолов и переработчиков подписали по этому поводу соглашения с правительством.

Но, к сожалению, до сих пор Минсельхоз не обладает данными и точными цифрами по запасам муки в стране на складах торговых сетей, а только владеет данными по запасам зерна. Чтобы вводить те или иные меры по ограничению, этого недостаточно. 

Вывоз муки, продукта с добавленной стоимостью, – хороший признак. Но он не должен происходить искусственно, через введение запрета на зерно. Это все равно, что запретить спортивную гимнастику ради развития и больших достижений в художественной гимнастике.

Инвесторам не интересно вывозить зерно в виде муки, и не все страны (а это порядка 40 стран мира) будут покупать нашу муку. Они приобретают казахстанское зерно как улучшитель для своей пшеницы, и создают качественную «высокую» по протеинам и клейковине собственную муку. В чистом виде нашу муку покупают только центральноазиатские государства, поскольку испытывают дефицит. Не без ложной скромности, наше зерно – это эталон.

– Какие риски для инвесторов еще существуют в Казахстане?

– В Казахстане не так много секторов экономики, привлекательных для инвесторов с Запада. Для них – это нефтегазовая и сырьевая страна. Но не все инвесторы обладают такими ресурсами и такими политическими и административными финансами, чтобы вкладывать в эти секторы, поскольку это очень капиталоемкий бизнес. И, тем не менее, ряд инвесторов интересуются новыми рынками. Поэтому сельское хозяйство и производство продуктов питания являются базовыми для инвесторов. 

Я почти не знаю хороших примеров и инвестиционных планов инвестирования в сельское хозяйство Казахстана и производство продуктов питания. Нам нужно более конструктивно подойти к этому вопросу, снять все запреты и ограничения, продекларировать и довести до конца политику прозрачности и привлекательности. Казахстан не закрывает собственный продовольственный рынок. У нас очень большой потенциал для производства продуктов питания и экспансии в соседние центральноазиатские страны и страны Среднего востока. Потенциал большой, так как климатические и земельные условия достаточно хорошие.

Наша компания «Зерновая индустрия», которая входит в Astana Group, взяла курс на то, чтобы производить муку и макароны и экспортировать их в соседние страны. В принципе, мы этого добиваемся. Так, 30% нашей муки мы экспортируем, по макаронам это 10%, и эту долю мы хотим довести до 30-40%. Нам не дает «спокойно спать» Италия, и мы хотим стать второй «Италией» – Казахстан может производить очень высококачественную продукцию с брендом и в хорошей упаковке. Ведь Казахстан, мука и макароны – это очень хороший ассоциативный ряд.

Нам не нужно стесняться, что у нас есть специфические точки развития. Мы не можем стать Италией или Японией в части производства одежды и авто, но в отношении продуктов питания – почему мы не можем стать Голландией или Италией? Это нам по силам, и у нас есть потенциал.

Наша компания закупила итальянское оборудование «Окрим» – делаем муку, купили макаронные линии последнего поколения, поставили на своих комбинатах, взяли итальянские технологии, упаковку. Наш бренд «Корона», а на внешнем рынке – «Мукатай». Зачем ввозить наше зерно в Италию, когда можно все производить на месте? Такие задачи мы поставили.

Нам интересно, чтобы в Казахстан приходили инвесторы, создавали конкурентоспособные производства, внедряли новые технологии по растениеводству и по производству продуктов питания, которые мы производим не в достаточном количестве (конфеты, детское питание). У нас внутри рынка потенциал большой, не говоря о внешних рынках.

Нам надо быть понятными и доступными для инвесторов и не пугать запретительными мерами. Мы – молодая страна, и о своих ошибках нам надо говорить.

– Куда Вы экспортируете продукцию «Зерновой индустрии»?

– Во-первых, это центральноазиатские страны: Узбекистан, Кыргызстан, Таджикистан. Это Афганистан, Иран, Ирак. Сейчас наша продукция является узнаваемой, лидирующей. Сегодня первые поставки пошли на Украину, в Россию и Грузию. Казахстан – это не только нефть, уран и металлы. Наша цель такова, чтобы макароны и мука из Казахстана стали такими же узнаваемыми, как паста и Ferrari из Италии, автомобили из Японии, как российская водка и икра и т.д. 

– Каким образом правительство Казахстана помогает частному сектору, и поднимает ли оно вопрос расширения экспорта казахстанского зерна и муки в другие страны?

– Да, нас поддерживают на всех уровнях: расширяя зерновые терминалы через Продкорпорацию, поддерживая переработчиков удешевлением кредитов. «Казагро» выделяет средства на переработку зерна. Тут нет противодействия, частный сектор и правительство сейчас очень активно работают, и премьер-министр Карим Масимов занимает в этом отношении очень активную позицию.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: