USD 376.42₸ ↑ +0.510
EUR 417.41₸ ↑ +0.560
RUB 6.09₸ ↓ -0.010
BRENT 64.85$ ↑ +0.350
BTC 8711.00$ ↑ +0.005
ETH 168.00$ ↑ +0.005
LTC 57.69$ ↑ +0.008
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяВ миреОтказ от миллионов

Отказ от миллионов

Как в Беларуси проходила крупнейшая деноминация?

1 июля в Беларуси была проведена деноминация белорусского рубля, однако старые банкноты будут ходить наравне с новыми до конца года. Это решение было принято экономическими властями страны еще в прошлом год,у и в результате укрупнения белорусского рубля (1:10 000) самый низкий номинал банкноты, действующий ранее, – 100 рублей – был заменен на самый низкий номинал нового денежного ряда – 1 копейку. Это третья по счету деноминация у наших соседей по СНГ и она признана самой масштабной, поскольку были зачеркнуты сразу четыре нуля.

О том, как происходила деноминация, как население страны отнеслось к новой инициативе властей и о все еще высокой долларизации, корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал старший аналитик "Альпари" из Беларуси Вадим Иосуб.

- Вадим, расскажите, пожалуйста, о том, как проходила деноминация и был ли какой-то экономический эффект?

- С момента распада Советского Союза в Беларуси была самая высокая инфляция и самая большая девальвация национальной валюты к доллару. Несмотря на то, что уже в Беларуси прошло две деноминации – один раз убирали один нуль, второй раз - три нуля. Однако все-равно количество нулей на ценниках зашкаливало.

Если оперировать ценами до деноминации, доллар стоил 20 тыс. старых белорусских рублей, средняя зарплата составляла порядка 7 млн рублей, а средняя пенсия – 2,5 млн рублей. Именно поэтому у нас была страна миллионеров. Естественно, эта ненормальная ситуация и нужно было что-то делать.

Власти планировали провести деноминацию еще в 2009 году, и те деньги, которые с 1 июля попали в оборот, были напечатаны, а монеты отчеканены, еще в 2008 году. Однако начиная с рубежа 2008-2009 годов экономические условия в стране не позволяли провести деноминацию. В тот момент в стране наблюдался перманентный экономический кризис, регулярно возникали вспышки инфляции, которая иногда превышала 100%, как это было в 2011 году. К тому же были скачкообразные девальвации, и лишь когда ситуацию удалось стабилизировать, осенью прошлого года было принято решение о проведении деноминации с 1 июля этого года. С учетом нового курса доллар стоит 2 рубля, евро – 2,22 рубля, за российский рубль дают 3 белорусских копейки.

Касательно эффекта важно подчеркнуть, что деноминацию не стоит считать экономической реформой, это, скорее, техническая мера. То есть пропорционально уменьшаются цены, курсы и т.д. То есть прямого влияния на экономику это не оказывает, и в то же время это не делает белорусский рубль ни сильнее, ни слабее. Но, конечно же, есть косвенный психологический эффект. На мой взгляд, население будет серьезнее относиться к национальной валюте - как к валюте, а не «фантикам» с множеством нулей. И то, что на этом этапе экономические власти решились на такой шаг, опять же косвенно говорит о том, что правительство надеется, что период гиперинфляции в прошлом, а значит дальше финансовая ситуация будет стабилизироваться. Очевидно, если бы в ближайшем будущем правительство ожидало новую волну инфляции, девальвации, то не было бы смысла сейчас проводить это мероприятие.

- Какие настроения были среди населения?

- Отношение людей разное в силу разного уровня финансовой грамотности. В принципе прошло все достаточно четко. Национальный банк в период предшествующий деноминации развернул очень большую информационную кампанию - в прессе, на телевидении. Всех предупреждали, знакомили с новыми купюрами и монетами. Большая работа была проведена с банками, чтобы они оперативно в ночь на 1 июля провели все необходимые технические мероприятия. Опять же Нацбанк предупреждал, что возможны технические сбои в банкоматах, при расчетах картами, рекомендовал всем заранее запастись необходимым количеством наличности. Уже к утру 1 июля большинство банкоматов работало, а с карт можно было проводить безналичные платежи.

- Своевременно ли была проведена деноминация?

- Тут, конечно, можно устроить небольшую дискуссию. Есть такое эмпирическое правило, что деноминацию нужно проводить, если инфляция ниже 10%. Сейчас она в Беларуси, по последним данным, составляет 12,4% в годовом исчислении. Власти надеются, что к концу года она снизится до 12%. Но в принципе между 10% и 12% не такая уж большая разница. По сути, каких-то препятствий, чтобы ее провести именно сейчас, я не вижу. Еще важный момент, который хочу напомнить, это не вновь отпечатанные деньги, а значит все затраты на этот процесс прошли ранее. С учетом этого мне кажется вполне нормальное решение.

- По сути, страна 8 лет ждала деноминации?

- Этот период ожидания можно поставить в заслугу экономическим властям, потому что они не стали проводить ее в не подходящей для этого ситуации. С тех пор цены выросли приблизительно раз в 10. Если бы она была проведена тогда, это было бы не своевременное мероприятие.

- Как деноминация отразится на долларизации экономики, по вашему мнению? Возможно, Казахстану тоже стоило бы пойти по этому пути?

- Деноминация в качестве побочного результата будет иметь небольшое повышение доверия к национальной валюте, а также способствовать дедолларизации. Но этот фактор далеко не самый главный. Для Беларуси вопрос долларизации предельно актуальный, потому что, если взять структуру срочных депозитов населения, там порядка 80% хранится в иностранной валюте. Тут гораздо важнее последовательно снижать инфляцию, замедлять девальвацию национальной валюты, чтобы люди больше доверяли национальной валюте. Сама по себе деноминация без дальнейшего снижения инфляции чуда не сделает. Надеяться, что провели деноминацию и люди начали сберегать в национальной валюте, тоже не стоит.

Что касается деноминации в Казахстане – 330-340 тенге за доллар – это все-таки не 20 тыс., как в Беларуси, поэтому я не думаю, что сейчас этот вопрос актуален для Казахстана.

- Вы говорите о высокой долларизации экономики Беларуси. Как власти борются с ней?

- По-разному. Что касается политики, проводимой Нацбанком, он последовательно по крайней мере в последние годы старается держать процентные ставки на таком уровне, чтобы депозиты в белорусских рублях были выгоднее депозитов в валюте. Дифференциал ставок по рублям и валюте таков, чтобы он обгонял девальвацию. Но у нас в истории было много резких девальваций и у населения очень низкое доверие к национальной валюте. Поэтому надо проводить политику стабильности достаточно длительное время – может, год, два, а может потребоваться и пять, чтобы вернулось доверие к нацвалюте, которая раньше была рекордсменом и в СНГ, и в Восточной Европе по девальвации. А с другой стороны, не все возможные шаги предпринимаются для дедолларизации. Государство, например, само устанавливает цены и тарифы в валюте, в частности, у нас арендные ставки привязаны к евро, а арендаторы платят в белорусских рублях по курсу. Государственный монополист связи «БелТелеком» для других субпровайдеров устанавливает тарифы на связь в долларах. Также часть таможенных платежей, штрафов, проезд грузового транспорта по платным дорогам привязаны к иностранной валюте. Тут государству нужно ждать не только, чтобы население в своих предпочтениях отказалось от иностранной валюты, госорганам необходимо самим отказаться от тарифов в валюте и привязанных к валюте.

- Спасибо вам за интервью. Продолжим следить за экономической политикой наших соседей и партнеров по Евразийскому экономическому союзу.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.