USD
412.55₸ ↑
+0.890
EUR
468.66₸ ↑
+2.740
RUB
5.79₸ ↓
-0.020
BRENT
43.37$ ↓
-0.070
BTC
9130.96$ ↓
-0.010
ETH
233.12$ ↓
-0.023
LTC
41.93$ ↓
-0.033
ГлавнаяСтиль жизниНэцкэфрения как она есть

Нэцкэфрения как она есть

Для большинства обитателей постсоветского пространства знакомство с японской миниатюрой нэцкэ началось с просмотра художественно...

Для большинства обитателей постсоветского пространства знакомство с японской миниатюрой нэцкэ началось с просмотра художественного фильма, снятого по роману Анатолия Рыбакова «Каникулы Кроша». В этом произведении московский старшеклассник погружается в мир коллекционеров, изобилующий разного рода проходимцами и жуликами. Детективная история привлекла внимание миллионов к этим миниатюрным резным фигуркам из дерева, рога и слоновой кости. Изначально нэцкэ использовали в качестве брелока на традиционной японской одежде, лишенной карманов, а крепились они с помощью двух соединенных между собой отверстий «химотоши». Многие путают нэцкэ с японской скульптурой окимоно, внешне действительно очень похожей по стилю и габаритам, однако в последней отсутствует отверстие для шнура, а для коллекционеров это принципиальная разница. Также важна и страна-изготовитель.

Большинство не признает фигурки, изготовленные где-либо, кроме Японии. Хотя историки до сих пор «ломают копья» на тему: «какая страна является родиной нэцкэ». Пальма первенства, естественно, у Японии, но некоторые доказывают, что появились эти фигурки в Китае, только назывались они по-другому – «чжуй-цзы». Однако ни для кого не секрет, что все-таки именно японцы смогли сделать из этой маленькой утилитарной вещицы произведение искусства, ставшее культовым.

С семнадцатого века в стране восходящего солнца возникают целые школы резчиков, в городах Эдо, Киото и Осака. Большинство сюжетов нэцкэ крайне символичны и повторяются из столетия в столетие. Стоит отметить и особую философскую составляющую этого предмета, ставшего для многих еще и амулетом. Известно, что последний русский император Николай II носил в кармане нэцкэ, подаренное ему в Киото. Она была там и во время неудавшегося покушения на царя. А вот в последние годы жизни он расстался с этим своеобразным оберегом, и удача отвернулась от самодержца. У писателя Максима Горького на рабочем столе стояла нэцкэ «обезьяна с фонариком», а в шкафчике хранилось целое собрание. Большими поклонниками этого искусства были Федор Шаляпин и Карл Фаберже. Самая крупная коллекция нэцкэ в СССР принадлежала С. Варшавскому, она насчитывала около 300 экземпляров и была передана в Эрмитаж, где собрана крупнейшая коллекция во всей России. Туда же в свое время перекочевало собрание барона Штиглица – величайшего коллекционера в дореволюционной России. Ее «национализировали» в двадцатые годы.

Активно продвигать нэцкэ на мировом арт-рынке начали американцы, которые после оккупации Японии в 1945 году вывезли немало трофеев, в том числе и нэцкэ. Следующий пик популярности пришелся на семидесятые-восьмидесятые годы прошлого века, когда многие арт-дилеры популяризировали нэцкэ как предмет инвестирования. Это было время пиковых цен на японские произведения искусства, его даже окрестили «временем мыльного пузыря». Однако в 90-е ситуация изменилась, цены упали, несмотря на многочисленные попытки спровоцировать очередной всплеск интереса. Сейчас нэцкэ снова, правда, не в такой мере, как раньше, пристальный объект внимания буржуа со всего света. Тон в этом бизнесе, конечно, задают американцы, но сегодня активно укрепляют свои позиции арабы, россияне и украинцы. Например, одни из лучших в Европе коллекций нэцкэ у украинских бизнесменов Бориса Филатова и Александра Фельдмана. «Богатых покупателей из СНГ много, а вот экспертов по нэцкэ у нас совсем мало, – говорит украинский коллекционер Игорь Новак. – Проблема атрибуции стоит очень остро, мало профессиональной литературы, зато очень много качественных подделок. Современные мастера достигли очень высокого уровня, и отличить фальсификат без привлечения консультанта становится все сложнее. У меня почти половина нэцкэ, купленные в первые два года собирательства, оказались фальшивыми, в основном это Китай и Гонконг, подписанные якобы японскими мастерами. Но работы классные, я даже не стал от них избавляться, поставил на отдельную полочку».

Коллекционными нэцкэ, ставшими предметом мечтаний зажиточных собирателей, являются фигурки, в основном созданные до начала двадцатого века. Именно тогда японцы начали массово переходить к европейскому покрою одежды, и нэцкэ стали терять свою утилитарную функцию. С этого времени мастера начинают работать преимущественно на экспорт, но в среде антикваров нет единого мнения относительно самого понятия «коллекционные нэцкэ». Многие с удовольствием приобретают «подписные» произведения японских резчиков даже второй половины прошлого столетия, и отдают за фигурки от нескольких сотен до двух-трех тысяч долларов США. Несколько осложняет процесс собирательства тот факт, что многие мастера по японской традиции имели несколько имен и даже прозвищ, которыми подписывали свои работы. «Несколько лет назад мне попались две очень похожие друг на друга фигурки, – отмечает Игорь Новак. – Но с совершенно разными подписями. Я на всякий случай приобрел обе, а потом долго ломал голову над тем, какая из них оригинал, а какая сделана под его влиянием. Позже я раздобыл редкий каталог, из которого узнал, что на этих нэцкэ два разных имени одного и того же мастера».

«Никогда не покупайте нэцкэ: приобретешь одну – и ты уже на крючке» – предостерегает западный эксперт Бэтти Килам. И в этих словах есть здравый смысл, поскольку мало кому удавалось ограничиться всего одной фигуркой. Некоторые умудренные опытом коллекционеры после приобретения нэцкэ забрасывали былые пристрастия (живопись, фалеристику, нумизматику) и целиком отдавались всепоглощающей страсти, попадая под влияние крошечных фигурок.

В ноябре прошлого года в Лондоне прошел аукцион Bonham’s, хитом продаж стала нэцкэ «Тигр» работы мастера Тоёмаса, при эстимейте 35-45 тысяч фунтов стерлингов нэцкэ была продана за 103 250 фунтов, а это почти 170 тысяч американских долларов. Лошади мастера восемнадцатого века Аватагути «ускакали» за 10 625 фунтов, а редкая работа резчика Масанао из Киото за 34 850 фунтов. Часть работ с этого аукциона ушли в Россию и Украину, правда, большинство коллекционеров не спешат выходить из тени, и заграничные коллекции увидеть намного проще. Аукционы, проходящие в основном в США и Великобритании, – это своеобразная лакмусовая бумажка состояния рынка на сегодняшний день, дающая понять, что тенденция роста цен на нэцкэ в последние годы, скорее всего, закономерность.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели

Новости партнеров: