Девушка из «песочницы» МФЦА

Асель Жиенбаева, директор по цифровым технологиям Международного финансового центра Астана (МФЦА), тестирует деньги будущего на виртуальной площадке финтеха

Share
Share
Share
Tweet
Share

Асель Жиенбаева — собеседник с уникальной для нашего общества биографией. Закончила с отличием физико-математическую школу, училась на программиста в Кембридже, 5 лет работала в Великобритании.

Последние два года занимает важные должности в правительстве. Сейчас она директор по цифровым технологиям Международного финансового центра Астана (МФЦА), до этого назначения была председателем правления АО «Национальный инфокоммуникационный холдинг «Зерде».

Это интервью — результат слияния двух актуальных для нашего общества тем: цифровизация экономики и положение женщины в обществе. Об этом будет и выступление Асель Жиенбаевой на международном женском форуме «Жайна» 4 марта в Астане: о стартапах, финтехе, культуре управления, цифровизации экономики и… укрощении генералов.

— Сложно женщине в преимущественно мужской чиновничьей среде?

— Сложно. Но я привыкла бороться за свое место. Так было и в школе, и в университете. Потом я пять лет работала в лондонском офисе ENRC, возглавляла департамент по безопасности информационных технологий. У меня работали отставные полковники, генералы, которые меня вообще не воспринимали. Компания нанимала коуча, который учил меня, как с ними работать.

— И каковы главные принципы?

 — Требуется время, чтобы доказать, что вы на одном уровне. Нельзя сдаваться, нельзя молчать. Все привыкли, что женская роль — второго плана. Этот стереотип надо ломать.

— Что еще надо сломать, чтобы наше управление приблизилось к эффективности компьютерных логических алгоритмов, нацеленных на нормальный результат, а не на лозунги?

— Интересное сравнение. Математики и программисты и в самом деле понимают логику получения результата. Да, я согласна, многие программы заявляются и не доводятся до конца. Думаю, причина в отсутствии культуры управления проектами. Нет стандартов учета ресурсов, управления рисками. Чтобы управлять, надо знать свои активы в реальном времени. Решения могут приниматься только на основании этих данных. Невозможно эффективно управлять проектом в моменты изменений ресурсной базы, возникновения каких-то других проблем. Надо управленцев учить этим стандартам, тогда результаты будут досягаемы. Также много говорят об эффективности, но нет инструмента ее объективной оценки. За 10 лет ни разу не слышала, чтобы кто-то оценил результаты.

— Возможно поменять подход? Вот цифровизация экономики объявлена — это поможет?

— Я сторонник того, что начинать надо не с технологий, а оптимизации процессов. У нас до сих пор актуальна бумага, на ней вся отчетность собирается. Отсюда нет полноценного видения процессов, оценки рисков, прогнозирования. И так работает каждый госорган. Допустим, в школах внедрили электронные дневники, но оставили дневники на бумаге. Учителя работают и с бумажными дневниками, а вечерами переносят эти же данные в онлайн-дневник. Надо все проанализировать и убрать эти копирования, иначе ничто новое не заработает.

— А где вы увидели самый возмутительный пример подобного двойного подхода?

— Электронные госуслуги. Сама система строилась для госорганов, чтобы облегчить взаимодействие между ними. Но интеграции между ними так и не получилось, поэтому проблему переложили на гражданина. Он продолжает бегать между госорганами со справками, в то время как они сами должны спросить друг друга. Посещение же гражданина электронного портала лучше полностью свести к онлайн, не должно быть физических очередей. В Дубае, например, два дня в неделю ЦОНы закрыты, чтобы люди привыкали получать услуги онлайн. Когда так будет — мы получим работающее электронное правительство. Любой вопрос должен решаться онлайн, включая получение паспорта.

— Увы, зайти на портал электронного правительства сложнее, чем подобрать пароль к чужому «холодному кошельку»…

— Я и сама хожу в ЦОН, потому что сложно самой все настроить.

— И это говорит программист! Как в правительстве воспринимают подобные крамольные речи?

— Сейчас уже никак, я же летом ушла из «Зерде».

— Сами ушли?

— Сама ушла. По личному вопросу. Вышла замуж, и обстоятельства сложились так, что надо было уйти.

— А новая должность в МФЦА интересная?

— Да, есть возможности. У нас нет исторически сложившихся систем, которые надо перестраивать, это заново созданная площадка для опробования новых вещей. Допустим, создается новый финрегулятор. Когда я работала в Нацбанке, то столкнулась с консервативной, трудноизменяемой системой. А в МФЦА есть возможность полностью выстроить систему управления рисками, мониторинга, регулирования. Новая судебная система создается. В нашей сложно что-то менять, но можно пробовать новую, построенную на принципах онлайн-системы. Вводим электронное резидентство МФЦА: можно онлайн зарегистрировать ИИН, БИН, зарегистрировать компанию, открыть банковский счет. Если успешно все пройдет, сможем эти наработки внедрять в разные госорганы.

— Какие наработки в сфере финансов?

— Создаем новую биржу, технологическим партнером выступает NASDAQ, сейчас тестируем новую платформу. Это большое достижение. Я сама занимаюсь развитием финансовых технологий, стартапов. Много новых финансовых решений, основанных на мобильных расчетах. Знаете, как в Китае WeChat не просто мессенджер, но и финансовый инструмент. IT- компании активно внедряются в сферы, которые прежде были доступны только банкам. Мы работаем, чтобы их поддержать. Открыли «песочницу», все новые компании заходят к нам, и мы тестируем программы. Потом мы садимся с регулятором и смотрим, на каких условиях мы даем им право на ведение деятельности. Традиционно, наши правила и законы созданы под банки и страховые компании, они не дают возможность расти малому бизнесу, который меняет модель. Мы должны изменить наши правила регулирования на модулярный подход. Что это значит? Сейчас банковскую лицензию выдают, когда ты работаешь с кредитами и депозитами. А если только депозит, нужна ли мне банковская лицензия?

— Наше правительство с удовольствием рассуждает о развитии блокчейна и криптовалют, параллельно их запрещая, — довольно противоречивая картина.

— Во всем мире нет масштабного внедрения технологий, изучают на маленьких площадках. Говорить о тотальном внедрении блокчейна нельзя. В Канаде, например, межбанковская платежная система на блокчейне показала плохой результат, а в Сингапуре помогла снизить затраты на 40%. Но внедрение этих технологий очень дорогое.

— Руководитель холдинга «Зерде» недавно заявил, что займется поиском талантливых ребят по всей стране и обеспечит их работой. Это правильно?

— Стартапам надо помогать выходить на зрелый уровень. С другой стороны, чтобы получить прорыв в области программирования, Беларусь 10 лет готовила программистов в школах. Нам тоже надо реформировать школу, без этого не получится. Также нужны большие IT-компании, где программисты могли бы нарабатывать опыт после институтов. Пока этого нет — будет отток кадров, хоть даже и в Беларусь, где для них созданы все условия, есть доступ к рынку. А у нас останутся некачественные стартапы.

— Выходит, задача государства — поддерживать некачественные стартапы?

— Это тоже нужно делать.

— Но каким будет итог?

— Итог оценим через 5 лет. Сейчас трудно говорить. Готовить молодых ребят нужно. Стартапы цикличны: либо умирают, либо выстреливают. В последнем случае будет польза.

— Я недавно был на презентации программных продуктов глобальной компании, которая за небольшие деньги предлагает визуализацию любых изменений городской среды. Одним движением мышки можно построить дорогу со всей инфраструктурой, развязку, парк… Потом можно даже виртуальное путешествие совершить на автомобиле и посмотреть, что получилось. Почему наши акиматы не покупают такие продукты, ведь столько спорных проектов в одном Алматы: Кок-Жайляу, улица Панфилова, трамвайное депо…

— Это культура, она должна поменяться. Реформы должны делать качественные люди. Они же пишут политику, стратегию.

— Вы тоже государственный чиновник, почему решились на этот шаг?

— Мне хотелось. Мотивируют не только деньги.

— Власть?

— Власть молодых не интересует. Есть интересные проекты, в которых можно ждать результат. Но молодые ребята не выдерживают бюрократии. Они соглашались на маленькую зарплату, но устаревшая бумажная бюрократия все убивает. Молодые хотят опенспейс, общение, неформальный рабочий день. Но мы придем к этому. Если менять, то надо делать правильно. Внедрять цифровизацию в старую систему — это ничему не поможет.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: