USD 447.60₸ ↓ -0.920
EUR 489.41₸ ↓ -0.910
RUB 5.71₸ ↑ +0.020
BRENT 32.85$ ↑ +0.040
BTC 6762.70$ ↓ -0.026
ETH 141.35$ ↓ -0.023
LTC 40.42$ ↓ -0.028
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяГосударствоСтанут ли гонорары адвокатов меньше?

Станут ли гонорары адвокатов меньше?

Эксперты прокомментировали предложения министра юстиции Марата Бекетаева

Завышенные гонорары казахстанских адвокатов, нехватка кадров, слишком дорогой «вход в профессию». Реформировать адвокатскую деятельность — решить эти проблемы. В начале недели Марат Бекетаев, министр юстиции РК, озвучил несколько предложений, с помощью которых это планируется сделать. Однако эксперты, прокомментировавшие тему для «Капитал.kz», уверены: дело совсем не в том, чтобы удешевить услуги и снизить гонорары адвокатов. Есть более важные проблемы, и к их решению необходимо подходить масштабно и комплексно.

Сложно и дорого

Напомним, о чем именно говорил министр. По его информации, для того чтобы стать адвокатом, необходимо получить юридическое образование, пройти стажировку, стоимость которой составляет 140−280 тыс. тенге в год, и вступить в коллегию адвокатов, внеся первоначальный взнос — 700−800 тыс. тенге.

Доступ к профессии необходимо упростить — удешевить. Минюст, прорабатывая этот вопрос совместно с Республиканской коллегией адвокатов, предлагает такие расценки: стоимость стажировки должна составлять 5 МРП (11 345 тенге), первоначальный взнос при вступлении в коллегию — 100 МРП (226 900 тенге). В итоге число адвокатов увеличится, конкуренция усилится — суммы гонораров снизятся. При этом, как отметил министр, адвокаты, подталкиваемые конкуренцией, будут повышать свой профессиональный уровень. Юридическая помощь станет более качественной и доступной.

Извечная проблема количества и качества

По информации министра, сейчас в Казахстане работает около 4 тыс. адвокатов. Однако их не хватает для предоставления помощи всем гражданам, которым это необходимо. В Казахстане на одного адвоката приходится 3,9 тыс. человек, в Италии — 260 человек, в Германии — 500 адвокатов, в Англии — 900 человек.

«Возможно, министерство юстиции предполагает, что количество каким-то образом перейдет в качество. На самом деле такого дефицита адвокатов у нас нет. В Великобритании, например, роль адвоката действительно большая и состязательность процесса там действительно есть. А у нас состязательности процесса нет. И по большому счету роль адвоката формальна. „Формальных“ адвокатов хватает. Мы просто увеличим их количество», — комментирует адвокат Талгат Мылтыкбаев.

По его словам, формально доступ к услугам адвокатов расширится, если на рынке появится больше адвокатов, но это не означает доступ к профессиональной защите. «Даже если увеличится количество специалистов, услуги по-настоящему хороших адвокатов в любом случае будут стоить столько, сколько сейчас. А, возможно, даже больше: ошибки адвокатов очень дорого обходятся доверителям — когда профессиональному адвокату приходится их исправлять», — поясняет собеседник. Он уверен: проблему надо рассматривать на более глубоком уровне.

Входите, открыто?

Что касается снижения порога «входа в профессию», то, на взгляд Джохара Утебекова, адвоката Алматинской коллегии адвокатов, первоначальный взнос при вступлении в коллегию сегодня действительно завышен. Его необходимо уменьшать для того, чтобы укрепить адвокатуру, устранить барьеры на пути вхождения в нее новых членов. Это мировой опыт.

Талгат Мылтыкбаев согласен с тем, что «вход в профессию» сегодня стоит неоправданно дорого. «700−800 тыс. тенге — откуда такие цены? Коллегии специально устанавливают такие расценки, чтобы уменьшить конкуренцию», — говорит он.

Но, по его словам, это слишком поверхностные меры. Спикер ссылается на предложение, которое озвучил председатель Республиканской коллегии адвокатов Ануар Тугел, — о необходимости рассматривать материалы о нарушениях со стороны адвокатов. «Сейчас контроль над адвокатами осуществляют фактически только территориальные коллегии (в Казахстане действуют республиканская и 16 областных коллегий, — прим. ред.). У республиканской нет полномочий, потому что каждая территориальная коллегия — это отдельная общественная организация со своим уставом, республиканская коллегия — это другое. Единой структуры нет. Контроль над адвокатам — это более действенная мера», — считает Талгат Мылтыкбаев.

Конкуренция — не проблема

По информации министра юстиции, в настоящее время в Казахстане работают около 4 тыс. адвокатов, но этого недостаточно.

Комментируя вопрос, Джохар Утебеков отмечает, что конкуренция колоссальна — у нас достаточно адвокатов, если, конечно, не касаться вопроса качества. «Если, например нужна защита по уголовному делу, такого нет, что каждый адвокат занят на несколько месяцев вперед. Вы найдете адвоката без проблем. По гражданским делам может представлять любой человек, имеющий высшее юридическое образование — конкуренция вырастает в разы», — говорит эксперт.

Вместе с тем, по его словам, существует проблема другого рода: профессия не популярна у выпускников юридических факультетов. Они стремятся работать в прокуратуре, полиции, госорганах, в крупных юридических фирмах, юристами на предприятиях и в банках — «потому что профессия малоприятна и не высокооплачиваема».

Добровольно, принудительно

Одно из предложений, озвученных министром, — необходимо обязать адвокатов оказывать юридическую помощь гражданам определенное количество часов без бюджетного возмещения. И адвокат должен будет предоставлять отчет об оказанной помощи раз в квартал.

Комментируя это предложение, Джохар Утебеков отмечает, что в США, например, существует такое понятие, как Pro bono — когда юрист по собственному усмотрению, исходя из высоких этических побуждений, нравственных моментов бесплатно оказывает юридическую помощь малоимущим слоям населения, максимум с возмещением своих расходов. Но это всегда происходит только добровольно, и это приветствуется коллегами.

У нас такая практика тоже существует. «Большинство адвокатов в той или иной степени помогают тем, кому это необходимо. Я поддерживаю государство в том, что эту деятельность необходимо развивать. Однако ни в коем случае не методом кнута. Во-первых, „кнут“ будет противоречить самому принципу pro bono, во-вторых, бесплатный принудительный труд запрещен Конституцией Казахстана», — комментирует адвокат.

По его мнению, внесение в закон декларативных или поощрительных норм — это возможный максимум в этом вопросе.

За чей счет решение?

«Почему государство пытается решить свои проблемы за счет адвокатов? Пока адвокат будет бесплатно оказывать услуги, кто будет кормить его семью», — продолжает тему «бесплатных часов» Талгат Мылтыкбаев.

Говоря о том, как формируются цены на услуги адвокатов, собеседник поясняет, что сейчас на определенные услуги расценки устанавливает государство, такие услуги оказываются для населения бесплатно, но государство оплачивает адвокату затраченное количество часов. «Ставки там мизерные», — отмечает спикер.

Стоимость остальных услуг определяет адвокатами в каждом конкретном случае. И не последнюю роль в этом играет материальное положение человека, характер самой проблемы, с которой он обращается. «Например, нужно взыскать 100 тыс. тенге — какой может быть здесь гонорар? 20−30 тыс. тенге максимум. А если решается вопрос о том, что невиновного могут посадить на 20 лет, то во сколько обойдется свобода? Каждая ситуация индивидуальна. «Мы же с людьми работаем, идем навстречу. Нельзя сказать, что все адвокаты только сидят и считают деньги», — считает Талгат Мылтыкбаев.

Джохар Утебеков также считает, что сегодняшние расценки на услуги адвокатов нельзя назвать завышенными. И какого-то монопольного ценового сговора между адвокатами нет, отмечает он. «Многие люди, когда сталкиваются, удивляются ценам. Но дело в том, что работа адвоката не связана с разовым действием, она долгосрочна. Например, я беру гражданское дело, это означает, что месяца четыре буду им заниматься. С уголовным делом может быть несколько лет. В гонорары заложены не только знания, опыт, профессиональные и деловые качества, но и время», — поясняет Джохар Утебеков.

Более важные вопросы

Если рассматривать озвученные предложения, то, по мнению Джохара Утебекова, это далеко не самое важное. «Лично меня больше всего волнует такой вопрос (для общества он тоже критичен): сейчас мажилис хочет изменить правила поведения адвокатов в социальных сетях и рекомендует это министерству юстиции и Республиканской коллегии адвокатов», — говорит Джохар Утебеков.

Талгат Мылтыкбаев отмечает, что сейчас в России хотят выработать стандарты услуг адвоката — это и для Казахстана актуальный вопрос. Следователи руководствуются в своей работе Уголовно-процессуальным кодексом, для адвокатов подобного документа, в котором было бы прописано, какие действия должен совершить адвокат, когда он принимает то или иное дело, нет.

«Сейчас так: к адвокату обращаются, а он может какие-то действия делать, а какие-то — нет. Каждый, опираясь на свою совесть, исходя из занятости определяет свои действия. Юридически неграмотный человек не может проверить добросовестность своего адвоката. И уличить адвоката в недобросовестности сложно. Именно поэтому нужны стандарты», — заключает Талгат Мылтыкбаев.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели