USD 384.97₸
EUR 427.12₸
RUB 6.04₸
BRENT 63.39$ ↑ +0.620
BTC 7612.60$ ↑ +0.023
ETH 150.01$ ↑ +0.010
LTC 46.23$ ↑ +0.032
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяГосударствоКакие громкие политические события ожидают Казахстан?

Какие громкие политические события ожидают Казахстан?

Свои прогнозы на 2015 год озвучили известные казахстанские политологи

Издание Central Asia Monitor опубликовало мнение казахстанских политологов относительно того, как будут развиваться события в стране в наступающем году. Аналитиков попросили ответить на пять вопросов:

1. Возможны ли внеочередные выборы - президентские либо парламентские?

2. Стоит ли ожидать очередной реорганизации правительства?

3. Учитывая крайне неоднозначную международную обстановку, можно ли предположить, что во внешней политике Казахстана произойдут какие-то изменения?

4. Получат ли продолжение аресты больших чиновников по коррупционным обвинениям?

5. Кто из отечественных политиков может выйти на первый план?

Нужны не выборы, а перемены

a9e9cdcc5edd10b95a9967ec602.jpg

Досым Сатпаев, кандидат политических наук

1. Действительно, сейчас среди политологов активно ломаются копья по поводу того, будут ли проводиться в стране досрочные президентские или парламентские выборы. Одни делают ставку на 2015 год. Другие не видят причин для этого. Хотя более важным является не то, когда эти выборы состоятся, а то, к каким качественным изменениям политической системы они приведут. Это касается как президентской, так и парламентской избирательных кампаний. В случае с президентскими выборами действительно не суть важно, будут они в 2015-м или в 2016-м. Более ключевой вопрос должен звучать по-другому: «Станут ли они началом подготовки к транзиту власти или нет?». В конечном счете недавний тезис спикера сената Парламента РК Касым-ЖомартаТокаева о необходимости создания президентско-парламентской республики из простого пожелания давно уже должен был трансформироваться в реальную политическую практику. Ведь от этого зависит и более или менее стабильный механизм транзита власти. Таким образом, я не вижу смысла в проведении досрочных выборов, если они не приведут к серьезным качественным изменениям в самой политической конструкции Казахстана, в том числе с точки зрения появления в стенах парламента реальных, а не мифических электоральных и конкурентоспособных партий. С другой стороны, несмотря на давнюю притчу о том, что в Казахстане существует «сначала экономика, а потом политика», обычно все было наоборот. Политическая конъюнктура нередко превалировала над экономической целесообразностью. Если это так, то можно предположить, что решение о проведении выборов в Казахстане властям теперь придется увязывать с решением вопроса о том, когда в стране будет проведена очередная девальвация. То есть пока неясно, чьи доводы в Акорде окажутся более убедительными - Национального банка РК или Администрации президента. В то время как с финансово-экономической точки зрения проводить девальвацию национальной валюты дважды в год действительно абсурдно, с политической точки зрения обесценивать тенге в период избирательной кампании было бы не менее странно. То есть выборы надо проводить либо до, либо после девальвации с учетом определенного временного лага, хотя бы в пределах полугода, а лучше года. Ведь девальвацию доверия к власти никто не отменял, даже при активном использовании административного ресурса на выборах.

2. Последняя реорганизация правительства прошла относительно недавно. Было создано пять крупных мегаминистерств, которые приступят к более-менее нормальной работе только в начале 2015 года. Все это время, с момента реорганизации, чиновничий аппарат подстраивался под новую конструкцию правительства и фактически не работал. Поэтому проводить еще одну реорганизацию правительства в следующем году было бы нецелесообразно, особенно с учетом нарастания большого количества неблагоприятных внутренних и внешних экономических факторов. Здесь имеются в виду и нестабильная обстановка на мировом рынке нефти, и кризисная ситуация в России, и замедление темпов экономического развития в Китае, и неясная ситуация с Кашаганом, который, по словам самих же чиновников, вроде должен заработать только в конце 2015-го. Хотя сами инвесторы намекали даже на 2016-й. То есть следующий год будет временем повышенной мобилизации всех финансово-экономических ресурсов, чтобы не завалиться набок. Следовательно, новая реорганизация правительства в таких сложных условиях скорее навредит, чем принесет пользу. При этом не исключаются новые кадровые изменения - как на уровне правительства, национальных компаний, ФНБ «Самрук-Казына», так и на уровне регионов, где чистка в корпусе акимов будет продолжена.

3. При действующем президенте основные принципы многовекторной политики меняться не будут. Это хорошо показали официальный визит в Казахстан президента Франции Ф. Олланда, недавняя встреча глав правительств государств - членов ШОС в Астане, поездка Н. Назарбаева в Киев. В то же самое время Астане необходимо четко понимать, что слишком тесная привязка к такому непредсказуемому партнеру, как Россия, в рамках того же ЕАЭС будет нести больше минусов, чем плюсов. Президент Белоруссии А. Лукашенко, судя по всему, это уже хорошо осознал.

4. Конечно, наша многосерийная антикоррупционная «Санта-Барбара» будет иметь продолжение. Причина в том, что борьба с коррупцией в Казахстане - это как в рекламе шампуня: три в одном. Во-первых, она является частью межэлитных столкновений, которые продолжатся и в следующем году. Во-вторых, власть наконец осознала, что неэффективная реализация многих государственных программ связана с неэффективным и коррупционным бюрократическим аппаратом, внутри которого иногда надо проводить показательную чистку. В-третьих, антикоррупционная кампания рассчитана также на внешнюю публику. Не стоит забывать, что в последнее время правительство активно пытается улучшить позиции Казахстана в разных рейтингах - от DoingBusiness до рейтинга конкурентоспособности государств от Всемирного экономического форума. А без улучшения ситуации на антикоррупционном фронте добиться этого будет тяжело. К тому же речь идет и о повышении инвестиционной привлекательности страны.

5. В условиях казахстанской практики «забивания гвоздей» в рамках нынешней политической системы не могут появиться яркие политики - как на провластном, так и на оппозиционном полях. Кругом одни «продукты» президента, агашки и «серые кардиналы». Новые игроки появятся только в случае формирования конкурентной публичной политики. При доминировании же теневой политики это нереально. Возможно, новые лица мы увидим не сейчас, а в период «транзита власти», который рано или поздно наступит.

Нас явно к чему-то готовят

6ea1e98f63555d4301775652f0d.jpg

Андрей Чеботарев, директор Центра актуальных исследований «Альтернатива»

1. Даже известный отечественный экстрасенс Виктор Александровский в одном из своих интервью признал, что давать политические прогнозы - дело неблагодарное. Это утверждение особенно актуально для Казахстана, где практически вся политика делается узким кругом лиц и кулуарно. Поэтому в нашей стране возможно все, в том числе вопреки какой-либо политической логике, раскладам и ожиданиям. Впрочем, некоторые основания для вероятного проведения в 2015 году досрочных парламентских выборов просматриваются. Неожиданное озвучивание очередного ежегодного послания президента страны народу Казахстана в ноябре этого года, его содержание и практически мобилизационная тональность говорят о том, что власти готовят себя и общество к каким-то вещам. В этих условиях вполне можно поставить вопрос о необходимости «переформатирования» работы парламента и обновления состава его нижней палаты. Если это произойдет, то, на мой взгляд, дело идет к осуществлению в течение ориентировочно ближайших двух лет транзиту (переходу) верховной власти в Казахстане. В таком случае Акорда может не ограничиться досрочными парламентскими выборами, а предпринять еще некоторые шаги в данном направлении, включая, к примеру, вероятное изменение Конституции РК. Но все это пока только предположения.

2. Реорганизовав правительство в августе этого года, президент и его ближайшее окружение, скорее всего, еще не были тогда готовы к отмеченным в последнем послании «глобальным испытаниям» и «экзамену на зрелость». Поэтому в свете осуществления новой экономической политики «Нурлы Жол» новые структурные и особенно кадровые изменения в правительстве вполне могут стать реальностью в следующем году. Не исключено, что возникнет необходимость воссоздать какое-нибудь из раннее упраздненных министерств, усилить полномочия некоторых из действующих или что-нибудь еще. Другое дело, что данные изменения вряд ли будут такими масштабными, как августовские.

3. Здесь все будет зависеть от развития ситуации на международной арене в региональном и глобальном масштабах. И если те или иные процессы и события будут в определенной степени затрагивать Казахстан, то нашим властям придется выбирать характер и формы реагирования на них. То есть, как обычно, будут происходить движения ситуативного характера. Тогда как принципиальные моменты, связанные с многовекторностью внешней политики Казахстана и приоритетами в пользу взаимодействия с Россией и Китаем, не изменятся. По крайней мере, каких-либо серьезных оснований для этого не просматривается.

4. Поскольку данные аресты являются не столько показателем борьбы с коррупцией, сколько последствиями межгруппового противоборства внутри правящей элиты, то они продолжатся. Тем более, если в ближайшее время начнется выстраивание качественно нового формата политико-властной системы и баланса сил в элите с акцентом на будущий транзит власти. Применяемая таким образом Акордой тактика «контролируемой напряженности» вполне себя оправдывает. Правда, есть риск, что антикоррупционный инструментарий фактически может оказаться в руках какой-либо одной из групп влияния, которая будет использовать его преимущественно для нейтрализации своих конкурентов. На такую мысль уже сейчас наводит беспрецедентный арест экс-премьера Серика Ахметова, имевшего репутацию одного из доверенных назначенцев главы государства. Кто может стать следующим? Этот вопрос остается открытым.

5. В наших условиях приходится оценивать политиков с точки зрения не уровня их активности, публичности и популярности в народе, а степени приближенности к главе государства и влияния на процесс выработки и принятия решений по наиболее ключевым вопросам. С учетом этого фактора и отмеченных выше перспектив возможного развития ситуации в стране на заметные позиции уже выходят руководитель президентской администрации Нурлан Нигматулин, премьер-министр Карим Масимов и вице-спикер мажилиса Дарига Назарбаева. Последняя, в частности, вполне может возглавить новый созыв нижней палаты парламента. Во всяком случае, названные трое представляются теми персонами, которые способны играть ведущие роли в предстоящих перегруппировках внутри правящей элиты и других процессах в стране. Хотя выше них был и остается сам президент, от волеизъявления которого зависит дальнейшая карьера как этих, так и других высокопоставленных персон. В его силах и власти, кстати, выдвинуть на указанные выше и иные значимые позиции любых других пользующихся у него большим доверием лиц, наделить их дополнительными полномочиями. В общем, борьба за влияние на главу государства и «отстрел» потенциальных соперников внутри элиты не закончена. И от ее результатов будет зависеть, кто в следующем году окажется в списке «призеров».

Ставка на выборы, но какие?

6600665314b130acc9e4f37cb73.jpg

Максим Казначеев, политолог

1. Возможны. После 2005 года еще ни одни выборы общереспубликанского формата не проводились в конституционные сроки. Поэтому и предстоящий избирательный цикл может начаться раньше. А поскольку следующие выборы президента должны состояться уже в 2016-м, то у власти для проведения досрочных выборов остается только следующий год - 2015-й. Однако у Акорды есть возможность маневра в том, проводить досрочные парламентские выборы или же президентские. И тут ставка на первые не столь очевидна. Ведь с точки зрения консолидации общества и элиты президентские выборы предпочтительнее. Фактически они станут референдумом о доверии к Нурсултану Назарбаеву.

2. Реорганизация правительства имеет смысл в качестве меры, повышающей оперативность и эффективность его работы. Сформированные в августе бюрократические конгломераты не могут повысить оперативность принимаемых управленческих решений - для этого следовало не объединять разнородные ведомства, а сокращать их функции. А потому провалы в работе ведомств заставят «отыгрывать назад» - восстанавливать ранее упраздненные органы, как, например, было восстановлено министерство энергетики. При этом в первом полугодии 2015-го негативная конъюнктура на мировых рынках сырья продолжит оказывать давление на бюджетные поступления. И времени на выстраивание работы новых «старых» госорганов практически не остается.

3. Казахстану станет сложнее проводить в жизнь стратегию многовекторной политики. В случае очередного витка обострения отношений между Россией и Западом перед Акордой может быть поставлен «вопрос ребром» - с кем она? Именно этого и стремится избежать Астана, генерируя различные посреднические инициативы. Ведь Запад потребляет основной объем казахстанского экспорта, но транзит этого экспорта идет преимущественно через Россию - и любое обострение несет вполне реальные экономические риски. Уже только в силу этого никакая однополярная ориентация Казахстана невозможна и в свою очередь несет угрозы для внутриполитической стабильности. При этом внешние силы, понимая, что казахстанская элита немонолитна, могут начать работу по формированию и поддержке новых контр-элитных групп. Это вполне укладывается в инструментарий подготовки «цветных переворотов».

4. Да, продолжение будет. Антикоррупционные дела стали замечательным инструментом внутриэлитной борьбы, передела бюрократических и экономических сфер влияния. Власти старательно выдают происходящее за полноценную борьбу с коррупцией, не затрагивая самого главного вопроса - избыточности государственных функций, которая и является главной причиной коррупционных действий. В пользу этой же версии работает избирательность судебных вердиктов - кто-то получает полноценный срок, а кто-то - условное наказание. Таким образом, антикоррупционная кампания стала хорошим поводом для зачисток наименее влиятельных внутриэлитных группировок.

5. В случае проведения досрочных выборов определенные шансы, связанные с ростом влиятельности, имеет руководитель президентской администрации Нурлан Нигматулин. Фактически он будет руководителем предвыборного штаба президента либо партии власти «Нур Отан». Кроме того, в течение первого полугодия пристальное внимание будет обращено на функционеров экономического блока правительства - начиная с премьер-министра и заканчивая отраслевыми вице-министрами. Нельзя не упомянуть и о позиции председателя Национального банка - не исключено, что Кайрат Келимбетов будет вынужден провести вторую девальвацию тенге. В целом ведущие внутриэлитные группы продолжат «зачищать» политическое и бюрократическое пространство от политиков «второго эшелона», тем самым консолидируя экономические активы и административное влияние.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.