20.06.2012 • 12:44 1519

Денежки в кармане – все друзья с нами

Все тонкости введения единой валюты в рамках ТС

После недавнего предложения Дмитрия Медведева подумать о единой валюте в рамках Таможенного союза (ТС) уже после 2015 года общественность с новой силой стала обсуждать данное нововведение. Однако эксперты по-разному оценивают эту инициативу.

«Безусловно, переход к единой наднациональной валюте позволит странам-членам избавиться от долларовой зависимости при торговле друг с другом и будет способствовать росту взаимной торговли», – подчеркивает Сергей Смирнов, экономист Института политических решений.

С таким мнением согласны и международные эксперты. «Для всех стран ТС, текущих и будущих, появление единой валюты в целом будет выгодным, так как позволит сбить процентные ставки, сделает кредитные ресурсы дешевле, а экономику сильнее и прогнозируемей», – заключает украинский финансовый эксперт Эрик Найман.

Долгой дорогой идем, товарищи!

Однако все аналитики в один голос твердят о том, что единая волюта – это результат долгой и кропотливой работы.

Так, по словам Кирилла Танаева, генерального директора российского Фонда эффективной политики, введение единой валюты в рамках ТС – дело не ближайших нескольких лет.

«Если вы внимательно прочитаете все, что про это говорят руководители России, Казахстана и Беларуси, а также представители центральных банков, то вы увидите, что речь идет о достаточно отдаленной перспективе. Вы увидите, что по данному вопросу нет консенсуса и все разговоры носят исключительно предварительный, максимально общий характер. Поэтому судить о том, что это будет, как это будет, сейчас нет никакой возможности. Идет обсуждение на политическом уровне, пока нет даже развернутой экспертной дискуссии», – уточнил г-н Танаев.

Кроме этого, эксперт подчеркнул, что не стоит очень упрощенно понимать процесс создания между странами общей валюты. «Обратите внимание, что в рамках союзного государства России и Беларуси, которое является значительно более глубоким интеграционным объединением, чем Таможенный союз и даже Единое экономическое пространство, никакой общей валюты нет. Общая валюта предполагает очень глубокую интеграцию финансовых и валютных рынков – до этого России, Казахстану и Беларуси еще очень далеко», – считает Кирилл Танаев.

Казахстанские эксперты солидарны в этом вопросе с коллегами из России. «Результаты моделирования единой валюты для тройки ЕЭП (наши расчеты затрагивают также и Украину) указывают на то, что к ее созданию нужно подходить осторожно и постепенно. Структуры экономики вовлеченных стран принципиально различны (экспортеры и импортеры энергоресурсов), соответственно валюты двигаются по несовпадающим траекториям, – полагает директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития Евгений Винокуров. – Торопиться в вопросах валютной интеграции противопоказано, но думать, просчитывать, анализировать варианты ее создания можно и нужно. Вводить ее можно только при доказанном положительном экономическом эффекте».

Первой задачей в этом процессе является эффективная координация макроэкономической политики. Базовые показатели всех участвующих стран должны развиваться в рамках определенного единого диапазона – по госдолгу, параметрам бюджета, инфляции. Должны работать единые подходы и методологии в бюджетной и квазибюджетной сфере. Должны быть налажены эффективные механизмы координации на уровне министерств финансов и экономики, а также нацбанков. Второй задачей на среднесрочную перспективу может стать запуск единой расчетной валюты.

Говоря о конкретных датах реализации задуманного, Эрик Найман утверждает, что «заявленный 2015 год, конечно же, выглядит чересчур оптимистично. Так что это скорее прощупывание почвы. Однако к 2020 году завершить этот процесс вполне реально, если соблюсти интересы всех стран», – считает аналитик.

Кто не играет – тот не теряет!

Несмотря на весь положительный эффект введения единой экономической валюты в рамках ТС, данный шаг приведет и к некоторым нежелательным, хотя и неизбежным последствиям.

«Введение единой валюты неизбежно влечет утрату части суверенитета», – считает Сергей Смирнов.

Г-н Винокуров в свою очередь разъясняет данный факт. «Суверенитет – не единое и неразрывное целое, он может делиться и передаваться на наднациональный уровень. Вопросы единого таможенного тарифа уже сейчас решаются на уровне наднационального органа, Евразийской экономической комиссии. Это только одно из сотен полномочий, переданных на уровень комиссии. Глубокая интеграция строится на добровольном отказе от части суверенитета в пользу наднациональных органов, если государство полагает, что на наднациональном уровне эта часть его функций будет реализована более эффективно», – полагает директор Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития.

В свете этого особенно остро стоит вопрос о тех механизмах, которые будут применяться при создании единой валюты.

«Здесь следует согласиться с мнением Нурсултана Назарбаева как о неизбежности возникновения вопроса единой валюты, так и с тем, что «ни одна национальная валюта, включая такую мощную, как рубль, не годится на эту роль. Это должно быть другое название, должна быть другая валюта», – говорит экономист Института политических решений. Несколько лет назад президент Казахстана даже предлагал назвать эту наднациональную валюту алтыном. «Однако интеграционный процесс предполагает обязательное прохождение ряда стадий: создания зоны свободной торговли, ТС, единое экономическое пространство с переходом в экономический союз с введением в последнем общей расчетной единицы. Сложность в том, что единая валюта не должна быть препятствием для проведения самостоятельной денежно-кредитной политики каждой из стран-участниц», – подчеркивает эксперт.

Но не все так однозначно. Сегодня бытует и несколько иная точка зрения. Так, по словам Эрика Наймана, Москва, когда говорит о единой валюте в рамках ТС, подразумевает российский рубль. «Экономическая сила и размер России играют ей на руку. Однако Беларусь и Казахстан справедливо опасаются еще большего доминирования Москвы, которое неизбежно последует, если именно рубль станет основной валютой ТС. Так что наверняка Беларусь и Казахстан будут настаивать на появлении совершенно новой валюты (как ранее в Европе появилось евро, а не осталась немецкая марка). Что получится в итоге – вопрос политического компромисса, на который либо пойдет Россия либо нет», – заключил он.

В этой связи аналитик высказывает и свои опасения относительно вступления Украины в ТС. «Для всех стран ТС было бы выгодным вступление Украины в этот блок. Для

Украины, возможно, тоже. Однако если Москва будет давить на своих партнеров по альянсу с целью вынудить их согласиться на формирование единой валютной, а значит, и бюджетной политики вокруг российского рубля, то Киев это может насторожить и приостановить интеграцию в ТС. Хотя для всех стран ТС, текущих и будущих, появление единой валюты в целом будет выгодным», – убежден Эрик Найман.

Батьку Грецией не испугаешь!

У стран ТС в создании единой валюты есть живой, хотя и не до конца удачный пример в виде еврозоны. И при этом общественность высказывает опасения, что своей «Грецией» для отечественного союза может стать Беларусь. Между тем, эксперты не поддерживают эти настроения.

Проблема еврозоны общеизвестна – есть единый центральный банк и монетарная политика, а также единое таможенное пространство, но налоговая и бюджетная политика у каждой страны своя. «То есть понятно, что сама по себе валютная интеграция заложит мину замедленного действия, и кризис а-ля «Греция» в ТС вполне возможен», – считает Эрик Найман.

Поэтому уже сейчас, как говорилось ранее, кроме перехода на единую валюту необходима унификация бюджетной и налоговой политики. И первые шаги в этом направлении мы также видим.

Плюс очень сильная разница в развитии экономики Германии и Греции, например. Первая получила более слабый евро за счет объединения с более слабыми партнерами, и поэтому имеет дополнительное конкурентное преимущество. А греки, напротив, получили более дорогую валюту и конкурентоспособность теряют. Греция компенсировала дефицит торгового баланса удешевлением денег.

Однако сейчас это правило не работает, и мы видим неизбежное – экономический кризис в Греции. В аналогичном положении находятся все прочие периферийные страны еврозоны.

«В рамках ТС конкурентоспособность всех стран намного ближе, чем между Грецией и Россией. Поэтому есть шансы избежать современных проблем еврозоны или получить их в гораздо меньшем, не трагическом масштабе», – утверждает г-н Найман.

Более того, Сергей Смирнов уточняет, что «в отличие от стран Евросоюза уровни экономического развития Казахстана, России и Беларуси достаточно близки. Благодаря этому обстоятельству и потому что существует явное структурное взаимодополнение между ними, а особенно между Беларусью и Россией, наибольшую выгоду от участия в денежном союзе получит именно Беларусь», – подчеркнул экономист Института политических решений.

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

20.06.2012 • 12:44 1519

Loading...
  • Kapital.kz – информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. Запрещается использование материалов Центра деловой информации Kapital.kz казахстанскими интернет-СМИ, несмотря на наличие гиперссылки на источник. Данным разрешением обладают исключительно информационные партнеры. Также не допускается перепечатка материалов делового портала Kapital.kz, которые прозвучали в эфире радиостанций, телеканалов, появились на страницах газет или были размещены на интернет-ресурсах, являющихся информационными партнерами Kapital.kz.
    Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus