USD
443.03₸
+1.240
EUR
480.38₸
+1.610
RUB
4.91₸
+0.010
BRENT
82.24$
+0.010
BTC
68840.80$
+1214.200

Я – легенда!

Случалось ли вам когда-нибудь встречать живую легенду? Не из современного шоу-бизнеса или на светском рауте, а настоящую. Таки...

Share
Share
Share
Tweet
Share

Случалось ли вам когда-нибудь встречать живую легенду? Не из современного шоу-бизнеса или на светском рауте, а настоящую. Такие «крупные рыбы» сегодня встречаются редко, и уже даже не по телевизору, а все чаще в учебниках истории.

Мы шли по парку, говорили о том, о сем... Попасть в разгар рабочего дня на тенистую аллею, чтобы только вдохнуть густой аромат вязов и елей – сегодня почти то же самое, что без оглядки сесть в самолет и махнуть в парижский ресторан «Maxim» отведать фуа-гра. Топленое солнце растекалось по куполам Вознесенского собора, а его стены и резные деревянные ставни, раскрашенные пятнышками акварели, сливались с тихой трелью колоколов. Алматинская осень еще не успела добраться как следует до деревьев, и ветер в листве, похожей на пятнистого двортерьера, вторил голосам многоликой толпы. Бродя по тропинкам, куда глаза глядят, сворачивая то на одну, то на другую дорожку, мы наслаждались неожиданным подарком этого дня.

Вдруг в нашу беседу вклинился дребезжащий старческий голос. Худосочный дед в видавшем виды, но аккуратном костюме кирпичного цвета, вытертой серой шляпе и древних ботинках (похоже, времен Кутузова) что-то прошамкал и протянул нам трясущейся морщинистой рукой какой-то предмет. В другой руке он неуверенно держал два чахлых букета в целлофановой обертке – две тонюсенькие веточки хризантем и два  георгина. Как выяснилось, ему многого не надо – просто чтобы «детки» сфотографировали его у какого-то памятника, который «загородили лошади и прогулочные повозки». Доверив мне маленький цифровой фотоаппарат, он полез во внутренний карман пиджака и выудил бумажник. Не прекращая бормотать что-то про шестерых алмаатинцев, оставшихся в живых, и о том, что «надо помнить, помнить…помнить».

Такие встречи обычно не вяжутся с романтическими мизансценами. Вроде до 9 мая было еще далеко… Вот будет День Победы, тогда и наступит момент для воспоминаний и дани памяти. Но старичок не унимался. Непослушными, сухими, как пергамент, пальцами развернул белый бумажный квадратик – что-то вроде военного билета. На копии документа, чуть растушеванного порошком копировальной машины, все еще можно было прочесть: «Невель. 1944 год. Уволен с восемью ранениями».

«Уволен». Но разве можно уволить того, в чью кровь и мозг война въелась так глубоко, как будто сама потекла по жилам? И рассказывает-то он как-то особенно, глядя сквозь нас. Будто в паре метров строчат автоматы его однополчан, будто он теряет их одного за другим прямо сейчас, в эти минуты. «Из всей дивизии нас только шестеро осталось… алматинцев. Помню, как узнал, что Маншук убили (Маншук Маметову). Потом казахскую дивизию расформировали – отовсюду, всех, кто уцелел, собирали в одну роту». Помолчав, добавил: «Не могу понять только, как я выжил?»

67 лет… Да, целая жизнь прошла с тех пор, а он все еще задает себе этот вопрос. Задает часто, но ответа так и не нашел. Просто каждый год 6 октября, тонкий, как сухой камыш, старик шаркающей походкой идет пешком от своей «хрущевки» в районе Саяхата до Парка 28 гвардейцев-панфиловцев, чтобы «была Им светлая память».

И прославленным воинам, и тем, чьи имена остались лишь в семейных летописях.  

Памятник, к которому он так стремился, оказался вовсе не тем знаменитым монументом с солдатами, героически рвущимися из каменной глыбы вперед на борьбу с фашистами. Небольшая мемориальная доска из красного мрамора установлена совсем в другой части парка. Ее не освещают блики вечного пламени, мимо нее всегда спешат по делам, да и мало кто, пробежав глазами короткий текст о «100-й алматинской дивизии, храбро сражавшейся за Родину», станет в будничной суете задумываться о делах давно минувших.

Цветы он возлагал тщательно и долго. Расправлял веточки, как если бы приглаживал внукам их непослушные вихры.

Уже поздно вечером вспомнила о встрече в парке. Сколько заметок, статей, воспоминаний и очерков за пару секунд выдал Google о людях и патриотах, о некоторых из них я узнала только сегодня. А ведь наш старик служил в знаменитой 100-й особой стрелковой дивизии, которая в 1941 году ушла на фронт из Алматы. Из города-сада, над которым в этот необычный октябрьский день так ласково сияло солнце.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Вам может быть интересно

Читайте Kapital.kz в Google News Kapital Telegram Kapital Instagram Kapital Facebook
Вверх
Комментарии
Выйти
Отправить
Авторизуйтесь, чтобы отправить комментарий
Новый пользователь? Регистрация
Вам необходимо пройти регистрацию, чтобы отправить комментарий
Уже есть аккаунт? Вход
По телефону По эл. почте
Пароль должен содержать не менее 6 символов. Допустимо использование латинских букв и цифр.
Введите код доступа из SMS-сообщения
Мы отправили вам код доступа. Если по каким-то причинам вы не получили SMS, вы можете отправить его еще раз.
Отправить код повторно ( 59 секунд )
Спасибо, что авторизовались
Теперь вы можете оставлять комментарии.
Вы зарегистрированы
Теперь вы можете оставлять комментарии к материалам портала
Сменить пароль
Введите номер своего сотового телефона/email для смены пароля
По телефону По эл. почте
Введите код доступа из SMS-сообщения/Email'а
Мы отправили вам код доступа. Если по каким-то причинам вы не получили SMS/Email, вы можете отправить его еще раз.
Пароль должен содержать не менее 6 символов. Допустимо использование латинских букв и цифр.
Отправить код повторно ( 59 секунд )
Пароль успешно изменен
Теперь вы можете авторизоваться
Пожаловаться
Выберите причину обращения
Спасибо за обращение!
Мы приняли вашу заявку, в ближайшее время рассмотрим его и примем меры.