Олжас Тулеуов: Резкое снижение базовой ставки даст кратковременный эффект

Советник Председателя НБК о возможном сценарии в случае резкого снижения базовой ставки

Share
Share
Share
Tweet
Share
Олжас Тулеуов: Резкое снижение базовой ставки даст кратковременный эффект- Kapital.kz

Советник Председателя Национального банка РК Олжас Тулеуов прокомментировал предложения о решительном снижении базовой ставки. «Со стороны некоторых представителей органов власти и экспертного сообщества сейчас звучат предложения об острой необходимости в активном и практически сиюминутном снижении базовой ставки – с действующих 9,0% вплоть до 4,0% Такое требование аргументируется желанием безотлагательно простимулировать кредитование бизнеса и населения. В теории, по их мнению, это окажет поддержку экономической активности. Однако, в текущих макроэкономических реалиях резкое снижение базовой ставки несет в себе существенные риски для инфляции и угрозу для финансовой и курсовой стабильности», - приводит слова Олжаса Тулеуова пресс-служба Нацбанка.

Олжас Тулеуов: Резкое снижение базовой ставки даст кратковременный эффект 509632 - Kapital.kz

По мнению Олжаса Тулеуова, резкое снижение базовой ставки будет равносильно эффекту домино со всеми вытекающими негативными последствиями. «Ранее в Национальном Банке неоднократно и подробно поясняли то, к чему может привести резкое снижение ставки в текущих условиях. Объясню вкратце и обозначу риски. Резкое снижение базовой ставки даст кратковременный эффект для стимулирования экономической эффективности. Спустя время мы получим рост инфляции, снижение привлекательности тенговых вкладов, рост долларизации, давление на курс тенге, истощение золотовалютных резервов, снижение суверенного рейтинга страны. И здесь самое любопытное в том, что после этого всего Национальному Банку придется увеличить базовую ставку. В конечном счете от первичного решения резко и сильно сократить ставку экономические агенты получат больше ущерба нежели выгоды», - пояснил он.

В качестве примера привел опыт Турции по смягчению монетарных условий для стимулирования экономической активности. «Прямо сейчас на примере Турции мы и наблюдаем как неосторожное и агрессивное снижение ставки в погоне за быстрым ростом экономической активности привело не только к обратному результату, но и еще к большим проблемам с инфляцией, курсом, платежным балансом и доверием к проводимой экономической политике со стороны инвесторов, населения и бизнеса», - отметил он.

В мае 2018 года центробанк Турции определил недельную ставку РЕПО в качестве основной процентной ставки регулятора, который реализует свою политику согласно режиму инфляционного таргетирования. Ставка РЕПО, составлявшая на тот момент 8%, была приравнена к ставке предоставления ликвидности банкам, или к верхней границе Late Liquidity Window Interest Rates, равной 16,5%. То есть можно сказать, что ключевая ставка ЦБ выросла с 8% до 16,5%.

«Такое решение было принято для консолидации множества различных процентных ставок вокруг однонедельной ставки РЕПО в качестве ключевой ставки, что упрощало коммуникацию ЦБ, а также техническое ее повышение позволяло учесть нарастающие риски инфляции в Турции. Так, при таргете в 5% годовой уровень инфляции за май 2018 года в Турции вырос с 10,9% до 12,5%. В следующем месяце ускорение инфляции продолжилось до 15,4%. В этой связи ЦБ Турции на июньском заседании принимает очередное решение повысить ключевую ставку еще на 1,25 пунктов до 17,75%. На тот момент руководство страны планировало стимулировать экономическую активность с помощью активного снижения ставки. Это было частью программы Президента Реджепа Тайипа Эрдогана перед выборами в июне 2018 года. После переизбрания глава турецкого государства, который теперь согласно итогам референдума 2017 года еще и исполнял функции премьер-министра, придерживался данных взглядов, призывая ЦБ снизить ставки», - пишет Олжас Тулеуов.

Но центробанк Турции в сентябре 2018 года повысил ставку сразу с 17,75% до 24,00%. Это решение ЦБ принял в ответ на начавшийся в стране валютный кризис: турецкая лира стала быстро обесцениваться к доллару США (с 4,7 до 6,7), за несколько дней потеряв 43% своей стоимости. Инфляция также продолжила ускоряться. Ее годовой уровень в сентябре 2018 года после июньских 12,5% достиг 24,5% при таргете ЦБ в 5%.

«То есть сентябрьским ужесточением денежно-кредитных условий регулятор стремился выполнить свою задачу – обеспечить ценовую и финансовую стабильность. Это решение было непопулярным для правительства, но в то же время оно было неизбежным в сложившихся условиях. Ведь в целом, благодаря подобным решительным действиям ЦБ инфляция в Турции к середине 2019 года замедлилась до 15,7%, а курс лиры к доллару США укрепился до 5,5», - отметил он.

В июле 2019 года сменился глава ЦБ. Новый руководитель Мурат Уйсал сразу снизил ключевую ставку с 24% до 19,75%. На следующих трех заседаниях ЦБ Турции снизил ключевую ставку в совокупности еще на 7,75 пунктов, и к началу 2020 года была на уровне 12%. А к маю 2020 года ставка составляла 8,25%.

«Таким образом, турецкий монетарный регулятор вернулся к тому уровню ставки, с которого начинал ужесточать политику при Мурате Четинкая двумя годами ранее. В результате, годовой уровень инфляции полностью потерял возможность вернуться к своему таргету в 5%, стабильно находясь выше 11,5%. Это увеличивало тревогу международных рейтинговых агентств, внешних инвесторов и экономических агентов внутри страны касательно последовательности политики ЦБ и в целом ее независимости. На этом фоне суверенный кредитный рейтинг Турции начал стремительно ухудшаться, а номинированные в лире активы становились более рискованными и менее привлекательными из-за процентной ставки в экономике, которая была ниже уровня инфляции и ставки, запрашиваемой инвесторами за нарастающий риск. Это привело к сильнейшему оттоку капитала по финансовому счету платежного баланса, который за 9 месяцев 2020 года составил 4,5 млрд долларов США», - отметил Олжас Тулеуов.

Он добавил, что с января по ноябрь текущего года курс доллара США к турецкой лире вырос с 5,8 до исторического рекорда в 8,5, то есть на 46%. «Таким образом, в результате подобной денежно-кредитной политики ЦБ Турции, выраженной в бескомпромиссном смягчении монетарных условий, рост ВВП не получил в полной мере ожидаемой поддержки, суверенный кредитный рейтинг страны опустился до спекулятивного уровня, инфляция двукратно превысила таргет, отток капитала, долларизация и курс лиры побили исторические рекорды, существенно снизились валютные резервы, а также заметно возросла вероятность долгового кризиса. В результате ЦБ Турции кардинально пересмотрел свою политику», - говорит Олжас Тулеуов.

В ноябре 2020 года в центробанке Турции новый глава – Наджи Абгал. 19 ноября ключевая ставка была резко повышена – с 10,25% до 15%. Предыдущее повышение состоялось в сентябре - с 8,25% до 10,25%. Курс лиры к доллару США укрепился на 10,5% – 8,5 до 7,6.

«В итоге, анализируя турецкий кейс, мы прекрасно видим к чему может привести необоснованное снижение ставки. При реализации монетарной политики в Казахстане, нам следует брать это во внимание, чтобы не стать свидетелями той череды событий, которая имела место в экономической политике Турции. На первый взгляд, резкое снижение ставки выглядит достаточно привлекательным решением для стимулирования экономической активности, но в конечном итоге мы получим цепочку негативных последствий, которые поставят под угрозу финансовую стабильность страны. Поэтому денежно-кредитная политика должна быть взвешенной, а экономический рост сбалансированным», - считает Олжас Тулеуов.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: