Болат Жамишев: Нет недоверия к тенге

Председатель СД Bank RBK о развитии финансовой системы и факторах, влияющих на курс национальной валюты

Share
Share
Share
Tweet
Share
Фото: Руслан Пряников

Фото: Руслан Пряников

Национальная валюта была введена в обращение 27 лет назад. За это время тенге испытал несколько потрясений, спровоцированных как внешними, так и внутренними факторами. Корреспондент «Капитал.kz» побеседовал с председателем совета директоров АО «Bank RBK», финансистом Болатом Жамишевым о доверии населения к тенге, факторах, влияющих на его курс, и о том, какие фундаментальные реформы будут способствовать оздоровлению финансовой системы.

- Болат Бидахметович, в преддверии Дня национальной валюты, расскажите, как вы встретили 15 ноября в 1993 году и вообще чем эта дата для вас знаменательна?

- Незадолго до введения тенге я был принят на работу в Национальный банк на должность заместителя директора департамента исследований и статистики, и непосредственного участия в подготовке важнейшего для страны события не принимал. Поэтому, можно сказать, что эту дату я встретил, как и все остальное население. Разве что был осведомлен больше, а спал меньше, так как в ночь перед знаменательным днем дежурил в приемной председателя Нацбанка.

Хочу отметить, что 15 ноября 1993 года – не просто День введения в обращение национальной валюты, это день начала проведения суверенной денежно-кредитной политики, без которой не было бы реального суверенитета Казахстана.

- За это время экономика страны пережила пять «девальваций». Как вы считаете, осталось ли доверие населения к национальной валюте?

- Тенге в полной мере выполняет все функции денег. Я считаю, что нет недоверия к национальной валюте как к мере стоимости и как к средству платежа, также нет недоверия к политике по вопросам конвертации тенге в другие валюты.

Да, в меньшей степени тенге доверяют как средству сбережения. Однако и здесь все относительно. Как правило, уменьшаясь в периоды сразу после девальваций, доля срочных тенговых депозитов в банках стабильно растет в остальные периоды.

В настоящее время удельный вес депозитов в иностранной валюте высокий. Это указывает на уровень девальвационных ожиданий.

Вместе с тем население страны в краткосрочном периоде все-таки предпочитает сберегать свои средства в национальной валюте, что показательно характеризует нынешнее состояние дел с доверием к ней.

Для юридических лиц серьезной проблемой, снижающей доверие, является ограниченность инструментов хеджирования валютных рисков.

Разумеется, доверие к нацвалюте у экономических субъектов может укрепиться только исходя из динамики ее обменного курса в средне- и долгосрочном периодах.

При этом прозрачность действий Национального банка, раскрывающего причины и следствия своего вмешательства в процесс курсообразования, имеет также большое значение.

- На ваш взгляд, что в большей степени влияет на курс нацвалюты – политика Национального банка или экономическая политика правительства?

- Больше всего влияют несбалансированная структура экономики и вытекающие из этого проблемы.

Очевидно, что высокая волатильность цен на основные экспортные товары оказывает воздействие на состояние платежного баланса страны. Имеет место сильная импортозависимость  на продукцию, часть которой, занимающую большой удельный вес в потребительской корзине населения, можно было бы производить в стране. Отсюда возникают высокие инфляционные ожидания, которые складываются параллельно с девальвационными. Несовершенство государственного регулирования цен и тарифов поддерживает на значительном уровне ожидания по отложенной инфляции.

Все эти причины, безусловно, не являются ни новыми, ни фатальными для правительства и Национального банка. Это то, что можно исправить в перспективе, в том числе по многим вопросам – в долгосрочной. Однозначно, не может существовать денежно-кредитной политики в отрыве от общей экономической политики. Как и наоборот. Поэтому нельзя говорить о том, кто более ответственен.

Болат Жамишев: Нет недоверия к тенге 496369 - Kapital.kz

- Какие сферы экономики, по вашему мнению, будут развиваться в следующие три года?

- В начале двухтысячных драйверами быстрого роста экономики были финансовый и строительный секторы.

Последний сохранил свою значимость и во все следующие годы. Если принять во внимание значительные объемы бюджетных инвестиций в строительство жилья и транспортной инфраструктуры, а также те ограничения, которые появятся у государственного бюджета в результате снижения его доходов в настоящее время, то можно предположить, что строительный сектор будет активно развиваться в среднесрочной перспективе. Но это произойдет уже с учетом меньшего размера бюджетных вливаний.

В то же время сектор услуг, базирующийся на информационных технологиях, будет и дальше увеличивать удельный вес в экономике. Кроме того, в данном секторе появился и продолжает возрастать отложенный в результате пандемии коронавируса спрос. Это тоже окажет влияние на динамику роста сектора услуг в среднесрочной перспективе.

Хотелось бы верить, что агропромышленный сектор также выйдет на траекторию роста, прежде всего за счет увеличения объемов производства продукции птицеводства, свекловичного сахара, переработки масличных культур.

Ну и, конечно, малый и средний бизнес останется одним из драйверов роста экономики.

- Как вы думаете, сузится ли банковский сектор в среднесрочной перспективе и почему?

- Уже продолжительное время сжимается ссудный портфель банков второго уровня (БВУ) по долгосрочным займам корпоративному сектору. Нет оснований предполагать, что эта тенденция в ближайшее время изменится. Заместить займы корпоративным клиентам займами физическим лицам по объемам – нереально.

Между тем с учетом повышения требований к кредитоспособности клиентов выявились ограничения и по этому показателю.

В то же время усиление регуляторных требований после перехода БВУ на новый стандарт МСФО потребовало дополнительных вливаний в капитал банков. Так что, я полагаю, сужение банковского сектора будет происходить и дальше. Во всяком случае, в среднесрочной перспективе.

- После оценки качества банковских активов AQR предполагалось, что ее результаты привлекут на рынок новых инвесторов, в том числе иностранных…

- AQR – всего лишь стандартизированный подход оценки банков на основе более жесткой интерпретации МСФО. Это была хорошая инициатива регулятора в рамках его новых полномочий по применению практики мотивированного суждения в банковском надзоре. Нынешние слияния и поглощения происходят с учетом оценки банков по методике AQR. Так что можно утверждать, что оценка повлияла на процесс привлечения инвестиций в сектор.

Что касается иностранных инвесторов, то тут сложно сказать, потому что такого рода процедуры в лучшей и большей степени могут оценивать лишь те, кто работает на этом рынке. Ожидать, что этим займутся иностранцы, вряд ли следует.

Болат Жамишев: Нет недоверия к тенге 496383 - Kapital.kz

- А как повлияет вхождение иностранных банков на казахстанский рынок? И насколько он может быть привлекательным для них?

- Действительно, уже в недалеком будущем в соответствии с условиями вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию (ВТО) крупным иностранным банкам будет разрешено открывать в нашей стране свои филиалы. Все плюсы и минусы этого обсуждались при вступлении в ВТО, что-то добавить, наверное, трудно. Только практика покажет, как повлияют упрощения вхождения иностранных банков на казахстанский рынок.

Вообще, так сложилось, что изначально иностранные банки, которые открывали в Казахстане дочерние структуры, приходили на наш рынок вслед за своими клиентами, то есть компаниями из тех стран, где они базировались. Поэтому, я полагаю, что данный принцип в отношении филиалов сохранится.

В целом казахстанский рынок может быть привлекательным, с одной стороны, потому что он быстро растущий, с другой – это рынок государства, являющегося членом ЕАЭС. Тем не менее не стоит забывать, что налоговые и прочие условия, связанные с ведением бизнеса, повсеместно разные.

Казахстан прилагал много усилий для того, чтобы его бизнес-среда была эффективной и удобной для инвесторов, в том числе в банковском секторе. Я думаю, что иностранные банки к нам придут точно, но это не означает, что желающих будет много.

-  Почему отечественные БВУ до сих пор не прибегали к синдицированным займам? Разве такая схема финансирования не помогает снижать риски?

- Будучи еще председателем правления Банка развития Казахстана (БРК), я приглашал БВУ к совместному финансированию заемщиков. Предполагалось, что БРК будет финансировать капитальные расходы, а банки обеспечат заемщиков оборотными средствами. Залоги предлагалось брать совместно. К сожалению, ничего из нашей затеи не вышло, так как БВУ хотели иметь необоснованные преимущества перед Банком развития Казахстана при обслуживании долга. Таким было их понимание роли БРК по отношению к банкам.

Не знаю, может быть, сейчас что-то начало меняться.

Объективно, снижение одних рисков при синдицированном финансировании создает другие. Банки, в обычной практике, контролируют деятельность заемщиков, обслуживая их текущие счета. В случае участия двух и более банков возникает вопрос о том, кто обслуживает счета клиента. Такая же дилемма встает и в части хранения документов по залогам.

Тем не менее все эти вопросы не являются нерешаемыми, но требуют усилий, которые, похоже, никто не хочет прилагать.

- В банках говорят о недостатке хороших клиентов. Как эту ситуацию исправить, если экономика не растет?

- Отсутствие хороших клиентов – это то, о чем можно говорить всегда, или, по той же причине, не говорить совсем. Речь идет об адекватной оценке рисков и способности этот риск принять. Понятно, что проблемы в экономике на макроуровне не могут не влиять на ситуацию на микроуровне. Поэтому сейчас действительно банковский сектор находится в сложном положении.

Но помимо общеэкономических проблем существует масса аспектов, на которые следовало бы обратить внимание, чтобы повысить если не потенциальную кредитоспособность предприятий и граждан, то хотя бы прозрачность и ответственность клиентов банков.

Например, здесь я бы отметил девальвацию значимости зерновых расписок как гарантии исполнения обязательств зерновыми компаниями. Она сильно повлияла на возможности кредитования этого сектора и требует скорейшего исправления ситуации.

Также отсутствие института банкротства физических лиц сужает рамки для эффективной работы с заемщиками – физическими лицами. Недавно я видел открытое письмо на имя главы государства, подписанное рядом экономистов, о необходимости принятия соответствующего закона. В принципе, соглашаясь с авторами этого письма, я опасаюсь, что в условиях, когда не заканчиваются инициативы по списанию части кредитной задолженности ипотечников, а всеобщее декларирование доходов еще не внедрено, что принять эффективный закон о банкротстве физических лиц представится возможным. И таких примеров на самом деле много.

Болат Жамишев: Нет недоверия к тенге 496399 - Kapital.kz

-  В чем вы видите реформирование и оздоровление финансовой системы?

- Не претендуя на комплексность и глубину высказываемых идей по данной весьма широкой и сложной теме, я бы выделил следующие моменты.

На мой взгляд, необходимы определенные институциональные изменения, касающиеся деятельности организаций, которые могут оказать существенное влияние на развитие финансового сектора. Это, прежде всего, касается ФНБ «Самрук-Казына».

Инициатива по преобразованию данной организации в инвестиционный фонд, озвученная ее первым руководителем, безусловно, требует для полноты понимания более детальной информации, однако уже вселяет уверенность, что она способна значительным образом повлиять на финансовый рынок. Стоимость инвестиционных фондов принято оценивать по рынку, что может подтолкнуть ФНБ к выводу на фондовый рынок всех его компаний. В свою очередь это должен быть не долгий, мучительный процесс вывода части компаний фонда в рамках программы приватизации, а оценка их стоимости сейчас и на каждый день в будущем. Но я могу ошибаться относительно истинных целей заявленной инициативы.

Другая институциональная реформа касается передачи управления части пенсионных активов частным управляющим компаниям.

Напомню, что поручение об этом еще давал первый президент страны Нурсултан Назарбаев. Нацбанк вместе с Ассоциацией финансистов Казахстана предлагали соответствующую концепцию, но по настоящее время она до сих пор не реализована.

Мы увидели, что создание ЕНПФ вследствие слияния всех пенсионных активов негативно сказалось на развитии фондового рынка. По сути частные пенсионные фонды, если не касаться недостатков в их деятельности, были крупными институциональными инвесторами на рынке. В один момент их не стало. Таким образом, передача пенсионных активов в управление частным компаниям будет способствовать развитию фондового рынка.

Еще одним фундаментальным вопросом является участие государства в финансировании экономики. Начавшись как временная мера в условиях кризиса и развивающаяся в рамках контрцикличного управления экономикой, она все больше расширяется, тем самым сдерживая развитие финансового сектора. По этому вопросу настало время для реальной оценки состояния дел и принятия необходимых мер.

Добавлю, что эффективная денежно-кредитная политика, адекватное финансовое регулирование всегда имели и будут иметь большое значение для развития финансового сектора.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: