Валентин Морозов: Психологически банки не самые ранимые

Глава Евразийского банка о нововведениях в финансовом секторе Казахстана

Share
Share
Share
Tweet
Share
Фото: Руслан Пряников

Фото: Руслан Пряников

Что будет влиять на объем кредитования реального сектора экономики? Произойдет ли переток средств с депозитных счетов на фондовый рынок? Что ожидает банки после коронакризиса и почему консолидация в секторе неизбежна? На эти и другие вопросы в интервью корреспонденту «Капитал.kz» ответил председатель правления АО «Евразийский банк» Валентин Морозов.

- Валентин Валентинович, по вашему мнению, маржинальность банковского сектора и дальше будет снижаться?

- Прибыльность любого бизнеса – это баланс спроса и предложения, ни в коей мере наша индустрия здесь не уникальна. Так же как естественна привязка маржи банков к макроэкономическим показателям. Если экономика будет разворачиваться, а базовая ставка Нацбанка расти, то соответственно и маржинальность банковских продуктов тоже увеличится.

Чем быстрее экономическая активность восстановится после коронакризиса, тем более прибыльным будет банковский сектор.

- Не так давно президент страны поручил принять меры по переориентации ликвидности банков на кредитование реального сектора экономики и прекращению валютных спекуляций. Что вы думаете по этому поводу?

- В банковском секторе сейчас высокая конкуренция, мы ежедневно засыпаем и просыпаемся с мыслью о новых источниках доходов. Поэтому если появится отличная возможность зарабатывать в реальном секторе экономики, я думаю, там выстроится длинная очередь из банкиров, по крайней мере, как минимум из 14 крупнейших БВУ точно.

Что касается спекуляции на валютном рынке, то в частности мы как банк никогда не занимались этим. Однако все понимают, что в условиях нестабильности на развивающихся рынках клиенты начинают конвертировать свои сбережения в доллары. И даже если директивно им запретить сберегать деньги в иностранной валюте, то ничего из этого не получится, люди будут хранить доллары под матрасами.

С другой стороны, можно создавать такие условия, при которых будет более выгодно держать свои деньги в тенге. И в таком случае высокая базовая ставка Нацбанка как раз это и мотивирует.

До сих пор регулятору удавалось проводить страну через кризисные явления, надеюсь и дальше так будет, тем не менее даже он не может противостоять рыночным тенденциям. Более того, никакой центральный банк не в силах этого сделать, если только он не ФРС с его печатным станком.

В среднесрочной перспективе динамика развития экономики определит то, как будет выглядеть банковский сектор, в каком объеме и по какой ставке он сможет кредитовать. В этом плане мы нисколько не отличаемся от других игроков или участников рынка. Потому я считаю, что искусственно выделять банки в особенную группу в экономике неправильно. Ведь мы не решаем судьбы мира и не можем повлиять на относительную привлекательность тех или иных секторов.

Более того, обсуждение вами упомянутого вопроса должно касаться не только действий Национального банка, но и зависеть от целого ряда политик, в том числе от того, какие сферы государство намерено развивать. Чтобы развернуть направление экономики, потребуется явно не один год.

В то же время банковский сектор достаточно инертный и консервативный, у него много правил балансов, которые необходимо соблюдать в интересах стабильности страны и участников финансового рынка.

- Говоря о дополнительных источниках фондирования, на ваш взгляд, насколько банковский сектор Казахстана может быть интересен для иностранных вкладчиков, в том числе российских компаний?

- В целом уровень ликвидности в банковской системе сейчас и так высок, предложение денег в моменте несколько опережает платежеспособный спрос на них. Это связано с тем, что карантинные меры притормозили развитие многих направлений бизнеса, соответственно новых проектов, которые банки могли бы профинансировать, в настоящее время не так много. При этом население стало более бережливо относиться к своим средствам, что естественно в период экономической неопределенности.

Если говорить о дополнительных источниках фондирования, то я не вижу экономического смысла в том, чтобы, например, среднему российскому вкладчику держать свои сбережения в банках Казахстана. А у кого денег много, пустят их, вероятнее всего, на фондовый рынок, не исключено, что даже в облигации местных национальных компаний.

Вместе с тем мы знаем, что проценты по вкладам нерезидентов или лиц, не являющихся гражданами РК, облагаются налогом, что дополнительно снижает привлекательность казахстанского депозитного рынка для иностранцев.

- С 16 декабря текущего года иностранные банки смогут открывать свои полноценные филиалы на территории Казахстана. Как вы считаете, поменяется ли с их приходом отечественный банковский сектор?

- Мне кажется, что все те, кто хотел и мог присутствовать на территории Казахстана из числа крупных иностранных банков, уже это либо сделали, либо делают до сих пор.

Я имею в виду локацию части капитала на банковский сектор РК, а филиал это или нет – не столь существенно.

Кстати, недавно мы наблюдали приход и уход некоторых финансовых институтов, передумавших продолжать здесь свою деятельность.

Тем не менее я полагаю, что придут скорее всего нишевые игроки, но так чтобы это коренным образом поменяло расклад на банковском рынке – вряд ли.

- Ожидается, что в скором времени БВУ, имеющие брокерскую лицензию, будут вправе приобретать любые виды финансовых инструментов для своих клиентов, в том числе корпоративные ценные бумаги. На ваш взгляд, повлечет ли это, во-первых, переток средств с депозитов, во-вторых, увеличит ли на самом деле активность на фондовом рынке РК?

- Я думаю, что да, часть людей попробуют инвестировать на фондовом рынке.

Вообще, чем больше у жителей Казахстана будет выбора в рамках разумного, тем лучше для всех.

Хотя в принципе те, кто хотел, они и так приобретают ценные бумаги, открыв счет у брокера. Другое дело, для этого им необходимо совершать лишние шаги и тратить дополнительное время. Поэтому все, что облегчает жизнь граждан, не ухудшая их положения и не увеличивая риски, это хорошо. Главное, чтобы люди знали, что делают. Здесь должен остро стоять вопрос финансовой грамотности, и может быть даже разработана какая-то программа. Ведь следует знать, что облигации в цене могут терять в отличие от того же депозита, который имеет понятную и фиксированную ставку вознаграждения.

При всем этом вклады гарантированы государством в хороших разумных лимитах, покрывающих практически все случаи. Однако на них не заработаешь больше, чем положено. Каждый должен сам нести ответственность за свой выбор.

Но то, что произойдет переток с депозитов, это однозначно.

- Также в настоящее время регулятор разрабатывает механизм дифференциации предельных ставок по различным видам заемщиков и продуктов. Готово ли банковское сообщество к этому как с технической, так и психологической точки зрения?

- Ну, психологически банки не самые ранимые. С технической точки зрения, я тоже не думаю, что это создаст какие-либо сложности. Конечно, это потребует дополнительных инвестиций, но я не могу сказать, что они будут иметь определяющее значение. Вы знаете, что ставки мы и так все время пересматриваем, запускаем новые продукты, старые наоборот выводим. Поэтому здесь я не вижу проблем.

Вопрос в другом – зачем это делается, какое уравнение мы решаем? Какой эффект это даст для роста ВВП? Честно говоря, я до конца не понимаю.

- Наряду с этим некоторые эксперты предлагают сократить срок хранения негативной информации в Кредитном бюро, чтобы заемщики, имевшие просрочку, но давно погасившие ее, могли получить кредит…

- Я думаю, что такое решение должно приниматься банковским сообществом. Только мы можем решать, какой срок хранения негативной информации для нас большой, а какой нет.

Иначе это опять грозит риском неплатежей. У банков начнет ухудшаться качество кредитного портфеля, что  приведет впоследствии к плачевным результатам. Кроме того, это может спровоцировать повышение ставки по займам, потому что понятно, что риски, заложенные в ней, возрастут.

- Недавно финрегулятор сообщил, что теперь будет проводить стресс-тестирование и оценивать состояние банков, применяя элементы AQR. Хотелось бы знать, как вы испытали на себе новые методы?

- Понятно, что регулирование должно обеспечивать стабильность и устойчивость банковского рынка. Особенно если смотреть со стороны вкладчиков. Новые подходы тоже действуют в интересах населения страны. Главное, чтобы методология была правильной и не мешала банкам заниматься их основной деятельностью.

Да, мы в первый раз прошли через AQR, попробовали на себе, и, наверное, плюсом этой оценки стало то, что ее взяли как есть (без изменений) и перенесли на наш сектор, чтобы никто не сомневался в результатах. Иначе могли ведь не поверить в достоверность. Вот это было бы опасно.

Однако я все-таки считаю, что сейчас необходима небольшая адаптация методологии AQR к специфике Казахстана, потому что нашу систему все-таки нельзя сравнивать с Европой, той же Швейцарией.

- Разве AQR не была адаптирована под казахстанскую модель?

- Я не говорю, что не была. Но я, видимо, этого не заметил.

- Как вы оцениваете казахстанский банковский сектор сейчас и что его ждет после коронакризиса?

- Кризис происходит с регулярностью, он уже стал постоянной частью нашей жизни, либо геополитически, либо экономически, либо как сейчас, вызванный коронавирусом. Мы привыкли, что каждый день что-то происходит, это часть глобализации. Волатильность в мире не снижается. Поэтому к «сюрпризам» мы готовы.

Безусловно, сегодня мы наблюдаем восстановление экономики, как минимум это заметно по  пробкам на дорогах. Экономическая активность постепенно повышается, что не может не сказываться положительно и на нашей кредитной деятельности.

Тем не менее содержать банки становится непросто, поэтому здесь я могу предположить, что консолидация в банковском секторе неизбежна. При этом я не думаю, что количество участников рынка в ближайшее время сильно поменяется. Ведь все БВУ разные по профилю, да и у их акционеров далеко не одинаковые взгляды на бизнес.

Между тем это вопрос касается не только ведения бизнеса, но и определенных ниш.

Если лет семь назад банковский сектор в целом был универсальным, то в настоящее время каждый банк старается занять свою позицию. Понятно, что есть гиганты, которые ни в какую нишу не поместятся, им нужно быть везде. Поэтому те, кто поменьше, чтобы не задавили, пытаются таким образом выжить. Это естественная часть любой индустрии.

Банковскому сектору много лет и предстоит еще больше, хотя бы потому что он решает и будет всегда решать фундаментальные потребности людей – где хранить деньги, где взять деньги и как их передать из точки А в точку В.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: