USD
412.55₸ ↑
+0.890
EUR
468.66₸ ↑
+2.740
RUB
5.79₸ ↓
-0.020
BRENT
43.46$ ↓
-0.080
BTC
9231.10$ ↑
+0.003
ETH
239.90$ ↑
+0.005
LTC
43.45$ ↑
+0.001
ГлавнаяФинансыПерекредитованы ли казахстанцы?

Перекредитованы ли казахстанцы?

Мнения экспертов по этому вопросу разделились
Фотограф: Руслан Пряников
Фотограф: Руслан Пряников

Около 80% заемщиков в Казахстане имеют задолженность по беззалоговым кредитам в среднем 300 тыс. тенге. Этот уровень долговой нагрузки оптимален или говорит о перекредитованности? Эксперты обсудили вопрос на круглом столе в Алматы, организованном КИПР и Ekonomist.kz, сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.  

По словам исполнительного директора Первого кредитного бюро Асем Нургалиевой, пока рано говорить о перекредитованности населения.

«Сейчас кредитный портфель составляет 26 трлн тенге. Из этого объема только 7,4 трлн тенге (25%) приходится на розничные займы. В 2019 году этот портфель увеличился на 22%. Основная доля займов из общего объема кредитного портфеля приходится на банки (20,2 трлн тенге), и лишь 84 млрд тенге – на МФО, выдающие онлайн-займы, и 290,6 млрд тенге – на классические МФО. Таким образом, доля МФО в общем объеме кредитования незначительна. В прошлом году объем розничных кредитов увеличился в основном за счет беззалоговых займов», - заметила она.

Асем Нургалиева, исполнительный директор Первого кредитного бюро <br>
Асем Нургалиева, исполнительный директор Первого кредитного бюро

Асем Нургалиева уточнила, что при этом около 80% розничных заемщиков имеют задолженность по беззалоговым займам около 300 тыс. тенге.

«Определенная небольшая часть заемщиков имеет беззалоговые кредиты, сумма по которым превышает 5-10 млн тенге, – они аккумулируют очень большой процент риска. Если же брать все кредиты казахстанцев, включая автокредиты, ипотеку, то на одного жителя страны приходится 1 млн тенге. И тогда, если сравнить эту цифру со средней зарплатой, некоторые говорят, что казахстанцы перекредитованы. Но если посмотреть на все цифры глубже, то можно увидеть, что 80% казахстанцев имеют задолженность по беззалоговым займам не более 300 тыс. тенге. Поэтому мы пока не можем говорить о проблеме закредитованности казахстанцев», - заметила она.

Один из аргументов, который она привела для подтверждения своего мнения, – соотношение суммы задолженности со среднемесячной зарплатой.

«Во многих странах мира соотношение этих показателей составляет один к 1 к 5 или к 6, 10. То есть средняя задолженность может составлять 5-10 месячных зарплат. В Казахстане, если учесть, что средняя зарплата составляет 204 тыс. тенге, средняя сумма долга – 300 тыс. тенге. В этом случае можно сказать, что уровень задолженности приемлем. Один из трендов - последние три года жители РК берут небольшие кредиты – в 2019 году средний чек по кредитам составил не более 170 тыс. тенге. Это объяснимо, ведь в магазинах можно с легкостью оформить товар в рассрочку.  Уточню, большая часть потребительских кредитов - беззалоговые, 56%», - подчеркнула Асем  Нургалиева.

Она также напомнила, что беззалоговые кредиты берут и ИП на предпринимательские цели, которые немного искажают статистику. По ее словам, за счет этого кредитная нагрузка на одного казахстанца увеличивается. «Из 1,2 млн ИП 134 тыс. имеют активные кредитные контракты. Это достаточно низкий показатель. При этом 76 тыс. индивидуальных предпринимателей в прошлом году взяли кредиты как розничные клиенты. Им проще взять беззалоговые займы в среднем в размере 2,5 млн тенге на бизнес-цели в качестве розничного заемщика. Поэтому в 2019 году розничные займы увеличились почти в два раза», - отмечает Асем Нургалиева.

Ирина Кушнарева, первый заместитель председателя Совета АФК <br>
Ирина Кушнарева, первый заместитель председателя Совета АФК

В Ассоциации финансистов Казахстана также согласились с тем, что рано говорить о тотальной перекредитованности казахстанцев.

«С 2000 года объем розничных кредитов увеличился с 15,3 млрд тенге до 6,8 трлн тенге. При этом  индекс цен за 19 лет увеличился на 420%, средние номинальные доходы выросли с 6,3 тыс. тенге до 103 тыс. тенге. Расходы домохозяйств увеличились с 4 до 52 тыс. тенге. При этом на 1 января 2020 года сумма на потребительские цели составила 4,2 трлн тенге. При оценке уровня закредитованности должен оцениваться и уровень доходов. И если посмотреть на данные Нацбанка, доходы распределяются неравномерно. Так, 37% потребительских займов было выдано в Алматы, 8% в городе Нур-Султане и 6% в Шымкенте. Эти три города занимают 51% всего розничного кредитного портфеля. Эти данные по регионам примерно совпадают с номинальными доходами населения этих городов», - уточнила первый заместитель председателя Совета АФК Ирина Кушнарева.

По ее словам,  в Казахстане долговую нагрузку казахстанцев можно сопоставить с двумя зарплатами за два месяца. «Практически во всех регионах этот коэффициент меньше двух, кроме Алматы, где этот коэффициент составляет 5,4, в Шымкенте - 3,5. При этом необходимо учитывать, что сравнение происходит с ежемесячным номинальным доходом. Таким образом, цифры не подтверждают тотальную кредитную нагрузку населения», - отмечает Ирина Кушнарева.

 Расул Рысмамбетов, финансовый эксперт <br>
 Расул Рысмамбетов, финансовый эксперт

Финансовый эксперт Расул Рысмамбетов обратил внимание, что де-факто реальная зарплата казахстанцев ниже 204 тыс. тенге. «Но все-таки наибольшая часть населения получает доход ниже этой планки. «Медианная зарплата, если отсечь доходы зарплаты самых бедных и самых богатых, составляет 100-110 тыс. тенге. Самая высокая медианная зарплата в Алматы, Нур-Султане, Атырауской области, в остальных регионах средняя зарплата ниже 100 тыс. тенге. При этом минимальный прожиточный минимум в Казахстане, по официальной статистике, составляет около 30 тыс. тенге на человека. Если сопоставить этот показатель с расходами казахстанцев, то это какая-то необычная сумма», - отметил аналитик.

Он подчеркивает, что, по оценочным данным, стоимость жизни в Алматы для четырех человек, без учета затрат на аренду, составит около 586 тыс. тенге.

«В городе Нур-Султане этот показатель находится примерно на этом же уровне. То есть это затраты семьи, которая имеет какие-то стандартные расходы. И сложность в том, что в структуре доходов казахстанцев растут затраты на питание. Если ранее, в 2006-2007 годах, доля затрат на продукты составляла 30%, то сейчас (на конец третьего квартала 2019 года. – Ред.)  она достигает 50%. Поэтому, если принять во внимание, что средний чек по кредитам, как уточнили в ПКБ, составляет 170 тыс. тенге, то можно сказать, что кредиты берут  в основном две категории. Это либо совсем отчаявшиеся люди, либо очень умные казахстанцы, понимающие, как хеджировать свои риски. Поэтому, думаю, что средний чек по займам в 170 тыс. тенге – это тревожный сигнал, и я бы выдвинул гипотезу, что нынешнюю ситуацию пока нельзя назвать кредитным пузырем. Но про пузырь мы сможем узнать только тогда, когда начнут лопаться определенные финорганизации. Однако ситуация прояснится после AQR», - подчеркнул Расул Рысмамбетов.

Он также поддерживает введение с 2020 года запрета на предоставление займов гражданам с доходом ниже прожиточного минимума.

«Потому что, на мой взгляд, такие кредиты маскируют реальную структуру экономики и структуру доходов населения. Чем больше людей имеют доступ к рассрочке на покупку школьной формы для детей, продуктов, тем меньше у государства осведомленность о реальном уровне бедности населения. Ранее от первых лиц страны звучала информация, что 2,5 млн человек зарабатывает по 60 тыс. тенге и ниже. Это будет болезненно (для банков, экономики. – Ред.), если этот сегмент будет активно кредитоваться. Эта ситуация, думаю, вызовет определенное социальное напряжение. Поясню, что если этот сценарий реализуется, то  это будет честно для принятия какого-то экономического курса. И, по моим оценкам, бедность в Казахстане нарастает, а кредиты, выдаваемые малоимущим, усугубили бы ситуацию.

Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау»
Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау»

Президент научно-образовательного фонда «Аспандау» Канат Нуров уверен, что для избежания кредитного пузыря необходимо принять Закон РК о банкротстве физических лиц. «Такой закон улучшил бы ситуацию. В этом случае банки будут эффективнее управлять своими рисками, не допустят появления кредитного пузыря», - считает он.

 Айдархан Кусаинов, экономист <br>
 Айдархан Кусаинов, экономист

 Экономист Айдархан Кусаинов уверен, что «проблемы закредитованности нет». «Если взять тезис о том, что кредитный пузырь раздувается за счет слишком быстрого роста потребительских кредитов, это не так. Нужно учесть, что на рынке меняется банковская модель, а это значит, что все рассрочки от банка не связаны с бедностью заемщиков. Дело в том, что, беря товар в рассрочку, который в статистике учитывается как кредит, человек понимает, что ему это удобнее. В пользу этого утверждения говорит тот факт, что к октябрю 2019 года объем безналичных платежей за год увеличился в 2,7 раза. Объем покупок в интернете вырос в 2,5 раза», - уточнил он.

Он уверен - тот факт, что казахстанцы тратят 50% своих доходов на продукты и их доходы не растут, проблема бедности, не имеет никакого отношения к перекредитованности. «То есть, повторюсь, легенда о том, что жители РК идут за кредитами, когда у них нет денег, нерабочая.  Обосную, на кредитную амнистию, по которым были списаны займы социально уязвимым слоям населения, составила 105 млрд тенге – это страта составляет 1% населения из 7,4 трлн тенге розничных займов. Это говорит о том, что даже среди той категории, которая приближается к черте бедности, нет закредитованных», - считает Айдархан Кусаинов.

Член Комитета по финансам и бюджету мажилиса Парламента РК Ирина Смирнова считает, что население закредитовано.

«Низкая оплата труда и отсутствие возможности что-то заработать толкает население РК брать в кредит продукты питания. Для меня это страшно. Закон о банкротстве физлиц уже долгое время обсуждается, его снова и снова включают в работу – это очень важно. У нас в Казахстане есть закредитованное население, которое десятилетиями не может выехать (за пределы страны. – Ред.), не может открыть (кредитные. – Ред.) карточки. Также они не могут участвовать в госпрограммах – они отрезаны от очень многих возможностей. У нас в целом многие не имеют доступа к получению различных финансовых услуг», - считает она.

Ирина Смирнова говорит, что для снижения кредитной нагрузки необходимо обозначить ответственность банков.

«Банки должны нести ответственность за ростовщичество. Они должны нести ответственность за выдачу кредитов и брать в залог объекты, которые были значительно дороже выдаваемых займов. Теперь все эти  объекты недвижимости переоценены, и они оставляют нашего заемщика с долгом – и это ненормально. Когда государство встает на сторону частного юридического лица, но не встает на сторону заемщика (это не всегда правильно. – Ред.). Когда заемщик оказался в тяжелой жизненной ситуации, (с высоких трибун. – Ред.) говорят, что пострадал банк, а не заемщик. Между тем заемщика (при возникновении у него долга по кредиту. – Ред.) везде ограничивают. Они не могут выехать за пределы РК для заработка, чтобы вернуть этот долг, и становятся вечными (кредитными. – Ред.) рабами. Для каждого человека в стране нужно создать благоприятные условия, чтобы он не покупал в долг продукты», - отмечает она.

В целом же эксперты пришли к мнению, что банкам стоит более тщательно анализировать заемщиков, предоставляя им кредит. Также в АФК предложили, что необходимо повышать финансовую грамотность казахстанцев, чтобы они знали все риски при получении займа.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели

Новости партнеров: