USD 384.97₸
EUR 427.12₸
RUB 6.04₸
BRENT 64.39$ ↑ +1.550
BTC 7560.10$ ↓ -0.000
ETH 151.32$ ↑ +0.018
LTC 46.15$ ↑ +0.011
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяФинансыШалкар Жусупов: Мы только в начале пути цифровизации

Шалкар Жусупов: Мы только в начале пути цифровизации

Глава крупнейшей МФО KMF о переменах, перспективах и сотрудничестве с банками

Изменения в Законе «О микрофинансовой деятельности» должны стать базой для больших перемен в секторе МФО. Даже притом что в результате этого может произойти укрупнение рынка, появление 2-3 ведущих игроков в этом сегменте способно привести к тому, что в бизнесе МФО появятся новые направления, рассказал в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz председатель правления микрофинансовой компании KMF Шалкар Жусупов. Он также рассказал, как это происходит в других азиатских странах и каким образом компании удалось занять почти половину рынка микрофинансирования страны.

- Шалкар Амангосович, насколько я понимаю, вас не озадачили законодательные поправки Нацбанка и вы не переживаете, что какие-то игроки рынка могут не просто слиться, а слиться «против» вас.

- В ноябре нашей компании исполнилось 22 года. KMF – ровесник всего рынка микрокредитования. Мы прошли все этапы развития и рынка, и законодательства. И многие произошедшие изменения – логичное продолжение этого развития. А последние изменения в закон на самом деле были предложениями Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана. Я как бизнесмен хорошо понимаю, что конкуренция помогает развитию. Вот смотрите, сейчас микрофинансовый рынок очень развит в Кыргызстане и Таджикистане, потому что там слабый банковский сектор. У них такие МФО, как KMF, по закону могут зарегистрироваться как микрофинансовый банк. Таким образом, в этих странах произошла трансформация многих МФО, и теперь они привлекают депозиты, ведут счета, развивают карточный бизнес. В Казахстане микрофинансовые компании могут только кредитовать. И если бы наш сектор был представлен несколькими крупными игроками, то посыл о том, что нужно дать МФО больше направлений для развития, был бы услышан государством. Но пока большие только мы, и, кроме нас, эта тема никому не нужна, то есть наш единственный голос не слышат.

- KMF действительно очень большая МФО и занимает 48% рынка. Есть версия о том, что вам это удалось благодаря трансформации классического микрокредитования в банкинг и финтех. Это так?

- Да, но мы только в начале этого пути. С 2015 года KMF использует планшетное программное обеспечение, которое является собственной разработкой компании и дистанционно связывается с его основной системой, обеспечивая работу кредитных экспертов, менеджеров, специалистов по взысканию и внутреннему контролю, позволяет кредитным экспертам планировать работу, принимать заявки на получение кредита, принимать решения об утверждении кредита, осуществлять мониторинг, производить взыскания по просроченным кредитам, а также контролировать посещение клиентов на местах. Наиболее важным в таких условиях является тот факт, что это программное обеспечение может использоваться как в онлайновом, так и в офлайновом режиме, что позволяет нам контролировать деятельность на местах в реальном времени даже на больших расстояниях. Министерство иностранных дел Люксембурга в ноябре 2018 года отметило нашу разработку как одну из трех лучших в мире. Оно в течение 20 лет выбирает лучшие технологичные решения в сфере микрофинансирования. Но это не единственное наше преимущество, например, у KMF есть свои терминалы в офисах, с помощью которых клиенты могут, не простаивая в очереди в кассу, погасить кредит. Терминалы работают на нашем собственном программном обеспечении. В этом году мы завершили работу над мобильным приложением, которое уже скачали 50 тыс. человек. С его помощью можно сделать все, начиная от подачи заявки на получение кредита, его погашения, вплоть до проверки остатка по кредиту. К приложению можно привязать вашу банковскую карту, чтобы каждый раз не вводить ее номер для взноса по кредиту. Признаюсь, я сам не ожидал такой популярности приложения. Принято считать, что наша аудитория не цифровая. В следующем году мы планируем на базе приложения запускать полноценное онлайн-кредитование, что также стало возможно благодаря принятым поправкам.

- Кстати, о вашей аудитории. Сельские жители - непростой сегмент для работы, поэтому сложно ли заработать их лояльность и как вообще микрокредитование среди этой части страны?

- В сельской местности проживают 67% наших клиентов, и с точки зрения выполнения своих обязательств они очень дисциплинированные. Там очень хорошо работает групповое кредитование - это когда несколько соседей или родственников объединяются в группы и, не предоставляя нам никаких залогов, получают займы. Если у кого-то одного возникают трудности с выплатами, остальные должны быть готовы нести за него солидарную ответственность. Но если все хорошо и ни у кого нет проблем, то эта ответственность остается только на бумаге. В общем же, как я уже сказал, эта категория людей очень простая, лояльная и порядочная. Наша компания строит работу так, чтобы кредитный офицер был с ними максимально открыт и доброжелателен.

- На данный момент какие социальные проблемы решает микрофинансирование? 

- В отличие от многих коллег мы заточены на развитие предпринимательства, в нашем портфеле потребкредитование занимает 14%, а остальная доля приходится на кредитование предпринимателей, в том числе сельских. Чем устойчивее частный сектор, тем более развитая экономика в стране. Поэтому все наши процессы и процедуры нацелены на то, чтобы предпринимательство в стране развивалось.

 - Вы одни из первых среди МФО стали работать с глобальными институтами по фондированию. Когда они кредитуют вас, выставляют ли какие-то требования по инвестициям их средств? 

 - Главный критерий – средства должны идти всегда на развитие бизнеса, и уже внутри есть градация: кто-то дает средства на развитие зеленых технологий, кто-то на развитие женского предпринимательства, другие на сельский бизнес и т. д. Мы обязаны предоставить данные о том, как осваиваются эти средства, делимся данными заемщиков, представители этих институтов периодически приезжают в Казахстан, чтобы встретиться с нашими заемщиками, убеждаются, что деньги пошли по целевому назначению. У нас с ними непрерывный контакт, а не так, что они нам дали деньги и мы просто выплачиваем их с учетом ставок. Если, скажем, у нас пик кредитования, то мы можем обратиться к нашим иностранным партнерам и сказать, что нуждаемся в дополнительном объеме средств. 

- Со сколькими глобальными институтами вы сотрудничаете?

- Их много, но постоянных более 20, и среди них самые крупные это ЕБРР, Азиатский банк развития, Австрийский банк развития, Международная финансовая корпорация (IFC). Только за последние два года KMF привлекла более 108 млрд тенге зарубежных инвестиций, из них 85 млрд тенге от международных банков развития.

- Сколько лет прошло, с тех пор как вы начали работать с первым из них? 

- Почти 20 лет.

- То есть с самого начала создания компании?

- Да, однако самый первый кредит получил в Казкоммерцбанке, но для этого нужно было предоставить залоговое обеспечение. В последующем, работая с местными банками, мне порой приходилось закладывать собственную квартиру или давать личную гарантию.

В 2002 году мы получили первый беззалоговый кредит в 100 тыс. долларов от международного инвестора. Тогда казалось, что это огромная сумма. А для работы с международными кредиторами нужен был аудиторский отчет одной из компаний "большой четверки". На тот момент я искренне не понимал, зачем так много денег тратить на аудиторов. Но мы сделали это, и, показав свою прозрачность, пришли с отчетом EY к нашим иностранным партнерам – разговор пошел в правильном русле. Также мы имеем социальный рейтинг, который получаем с 2015 года, потому что в микрофинансировании это важно – инвесторы к нему серьезно относятся. Наш социальный рейтинг находится на уровне «АА-», в мире таких оценок немного, выше только «ААА». Кстати, для казахстанских банков залоги до сих пор актуальны, но у МФО активы это их портфель. У KMF, конечно, есть здания, но этого не хватает, чтобы покрыть все наши потребности в фондировании. В то же время все наши зарубежные инвесторы работают без залога, а оценивают нашу историю, аудиторские отчеты, рейтинги, отслеживают из года в год: что мы собирались внедрить, что из этого сделали.

- Исходя из того, что вы рассказали, какие задачи у вас в приоритете на следующий год, помимо наращивания портфеля?

- Продолжить оцифровку бизнес-процессов,  усилить скоринговую модель так, чтобы решения принимались быстрее, а фроды снизились. Планируем оцифровать многие элементы кредитного процесса, при этом внедрив новые продукты, помогающие предпринимателям повысить качество управления своим бизнесом. Но наша цифровизация будет с «человеческим лицом», подразумевая, что вместе с изменением бизнес-процессов, которые нацелены на снижение человеческого фактора, мы остаемся в контакте со своим клиентом: внедряем дифференцированные продукты в зависимости от категории заемщиков - женщины, сельские жители, учитывая наш ключевой параметр - недопущение чрезмерной задолженности. Это позволит сохранить доверительные отношения, которые у нас складываются с нашими заемщиками годами.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.