Что мешает привлечению инвестиций в нефтянку Казахстана?

Мелким и средним месторождениям уделяется мало внимания

Share
Share
Share
Tweet
Share
Что мешает привлечению инвестиций в нефтянку Казахстана?- Kapital.kz

Казахстан сделал ставку на крупные месторождения – Кашаган, Тенгиз, Карачаганак. Мелким и средним уделяется недостаточно внимания, после кризиса 2015 года, когда цены на нефть значительно упали, они оказались в достаточно сложном положении. Между тем именно они в будущем должны будут обеспечивать внутренний рынок сырьем. Именно мелкие и средние месторождения дают больше всего рабочих мест, привлекают местных специалистов и местные нефтесервисные компании, считает Галим Хусаинов, генеральный директор BRB INVEST. По его словам, есть несколько проблем, из-за которых привлечение инвестиций в нефтегазовую отрасль Казахстана затруднено. «Капитал.kz» приводит некоторые из них.

Как обеспечить внутренний рынок?

В Казахстане 50% доходов бюджета формируется за счет доходов поступлений от нефтяного сектора, в этой отрасли задействовано большое количество трудовых ресурсов. «И тем не менее уже третий год мы наблюдаем снижение нефтедобычи в республике: если в пик в 2013 году мы добывали прядка 82 млн тонн нефти, то в этом году ожидаем 75-77 млн тонн. Это значительное снижение. При этом если мы посмотрим на других игроков – те же страны ОПЕК или Россию, – они только наращивают добычу. Это, естественно, вызывает вопрос, почему у нас нефтедобыча падает», – говорит Галим Хусаинов.

Сегодня, поясняет он, две компании – «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.» и «Тенгизшевройл» – обеспечивают половину всей добычи Казахстана. Это достаточно много, и это дает риск на одного недропользователя.

В существующих контрактах четко прописывается доля углеводородов, которые поставляются на внешний и на внутренний рынок. Прирост добычи, говорит эксперт, будет осуществляться только за счет крупных компаний, которые на внутренний рынок нефть не поставляют. В будущем это увеличит давление на мелких и средних игроков в плане обеспечения сырьем внутреннего рынка. «Заставить, например, операторов Кашагана или Тенгиза поставлять на внутренний рынок? Я сомневаюсь, что это будет сделано», – обрисовывает перспективы эксперт.

Зачем министерство дублирует банки?

Положение мелких и средних месторождений значительно ухудшилось после введения Закона РК «О недрах и недропользовании» вкупе с мораторием на продажу новых месторождений, продолжает Галим Хусаинов.

Мелкие и средние игроки, поясняет он, не могут привлекать финансирование на международных рынках, они работают либо со стратегическими инвесторами, либо через банки. Но сегодня выставить в качестве залога месторождение очень сложно.

«У нас Минэнерго выступает практически как банк – делает оценку. Но непонятно, для чего. Защита от риска скрытой продажи? Но у нас в этом же законе написано: продажа месторождений возможна только при согласовании с министерством. В любом случае, даже если залог будет реализовываться, он без министерства не продастся. То есть получается двойное согласование одного и того же действия», – поясняет аналитик.

По его мнению, это значительно сокращает инвестиции в отрасль, в том числе с внутреннего рынка – от БВУ.

Инвестор заведомо знает

Ряд проблем связан с казахстанским содержанием. В Казахстане, говорит Галим Хусаинов, есть такие месторождения, где заведомо известно, что требование по казахстанскому содержанию не будет выполнено никогда. «Потому что у нас просто нет технологий для осуществления добычи на таких месторождениях. Например, для работ на глубоких скважинах. Понятно, что бурение скважины – это основные затраты на месторождении. Таким образом, инвестор сразу получает большой риск того, что будет потом судиться и платить штрафы», – поясняет Галим Хусаинов.

Другой момент: в контрактах прописывается казсодержание, но при этом в законе о недропользовании введено обязательство закупок товаров, работ и услуг через конкурсы. Конкурс подразумевает, что подрядчик неизвестен. «Когда побеждает иностранная компания, получается, недропользователь автоматически нарушает положение контракта, потому что должен обеспечить казсодержание», – объясняет эксперт.

Он считает, что это та ситуация, когда невозможно влиять на исполнение условий по казсодержанию. «Да, есть нормы, по которым дают привилегии казахстанским компаниям, но прописывать конкретно в контракте обязательства по казсодержанию при ограничении недропользователя в праве выбора подрядчика – достаточно противоречивая позиция», – говорит собеседник.

Государство действует

Магзум Мирзагалиев, вице-министр энергетики РК, выступая на пресс-конференции в рамках нефтегазовой выставки KIOGE-2016, ответил на вопрос о том, что государство делает для решения проблем привлечения инвестиций. Министерство национальной экономики, сказал он, готовит новый объединенный налоговый и таможенный кодекс. «Мы участвуем в рабочей группе, дали ряд предложений, связанных с налогообложением добываемого газа, для улучшения экономики недропользователей. Также от нас поступили предложения, связанные с льготами по новым морским месторождениям – для стимулирования привлечения инвестиций именно в морскую нефтеразведку», – сказал спикер.

Он также напомнил, что игрокам, разрабатывающим низкорентабельные месторождения, государство дает ряд льгот и преференций, в частности пониженную ставку налога на добычу полезных ископаемых. «Порядка 12 компаний, насколько я помню, уже получили льготы, еще несколько предприятий подали заявки», – сообщил вице-министр энергетики.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Новости партнеров: