USD
426.32₸ ↑
+0.130
EUR
496.41₸ ↑
+0.150
RUB
5.50₸ ↓
-0.030
BRENT
41.82$
BTC
10733.00$ ↑
+0.008
ETH
355.60$ ↑
+0.027
LTC
46.20$ ↑
+0.025
ГлавнаяЭкспертыДмитрий Забелло: Банковскую систему надо было встряхнуть

Дмитрий Забелло: Банковскую систему надо было встряхнуть

Глава ВТБ в Казахстане о новых подходах в регулировании, государственной поддержке и филиалах иностранных банков
Фото: Руслан Пряников
Фото: Руслан Пряников

На протяжении нескольких месяцев банковский сектор страны неуклонно движется в сторону реформ, охватив на своем пути не только систему регулирования, но и планомерно нацелившись на возврат доверия к банкам второго уровня. Также одна из задач, которая стоит перед новым финрегулятором – создание для БВУ равноправных конкурентных условий. Вместе с тем по договору о вступлении Казахстана в ВТО иностранным банкам уже в декабре текущего года будет разрешено открывать на территории РК свои филиалы, которые в отличие от дочерних организаций смогут иметь полноценный доступ к ресурсам головного офиса.

В таком случае стоит ли с их приходом отечественным БВУ опасаться жесткой конкуренции или все-таки больше сконцентрироваться на качестве управления собственными рисками. На эти и другие вопросы в интервью корреспонденту «Капитал.kz» ответил председатель правления ДО АО Банк ВТБ (Казахстан) Дмитрий Забелло.

- Дмитрий Александрович, давайте поговорим о новых подходах в регулировании деятельности банков. Ощутили ли вы на сегодняшний день какие-то изменения в целом по сектору?

- Да, сегодня Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (АРРФР) уже проводит последовательную работу по введению риск-ориентированного надзора (РОН). Теперь остается расшифровать его основное понятие – это мотивированное суждение, которое может быть конструктивно воспринято в том случае, если регулятор будет слышать банки, а банки в свою очередь смогут давать обратную связь.

Ни для кого не секрет, что сейчас мы ждем результатов оценки AQR, которая нам покажет, во что все это выльется. И самое главное – как итоговые цифры потом будут «давить» на капитал БВУ – очень важный показатель как для акционеров, так и для регулятора.

Тем не менее в АРРФР нас заверили, что все участники получат возможность высказываться. Ведь одно дело уведомить банки, что они должны нарастить капитал, и совсем другое – в какие сроки, из каких источников и т.д., при этом смогут ли они оппонировать. Стоит упомянуть, что здесь будет учтена еще и активная позиция Ассоциации финансистов Казахстана.

С другой стороны, банковскую систему надо было встряхнуть. Ведь в прошлом мы уже являлись свидетелями громких «событий», связанных с проблемами у крупнейших банков, и понимаем, что за всем этим стоит достаточно серьезная социальная история о вкладчиках. Поэтому рынок должен знать, в каком состоянии у нас сегодня находится сектор. И в этом направлении AQR – первое серьезное упражнение со стороны финрегулятора. То, что он решился на такой шаг, говорит о его зрелости. Очевидно, что с первого дня ему противостоят значимые люди, которые являются акционерами частных банков. Но в любом случае многие полагают, что это закончится для последних докапитализацией из собственного кармана.

Я думаю, что государство насытилось сполна рисками, которые реализовались, и теперь намерено сделать их как минимум понятными.

Так что уже через пару месяцев мы детально увидим, как выразится РОН в данном глобальном проекте (AQR – Ред.) с европейскими стандартами.

Более того, это станет определяющим действием даже не на ближайший год, а на среднесрочную перспективу развития всего финансового сектора.

- В свете последних событий возникает много разговоров о том, нужно ли государству снова поддерживать проблемные банки. Хотелось бы услышать вашу точку зрения.

- Конечно, теоретически эффективное государство не должно поддерживать банки. Но таких примеров в мире практически не существует. Все зависит от формы, объемов и сроков поддержки. В какие-то моменты помощь необходима. Ведь государство не может стоять в сторонке и смотреть, как рушатся системообразующие финансовые институты. Хоть это и наши конкуренты, мы понимаем, что крах одного из них негативно скажется на всей финансовой системе.

Кроме того, за этим стоит вопрос доверия и стабильности, потому что никакой банк не выдержит в один момент приход всех депозиторов. А недоверие к банковской системе как раз спровоцирует такую ситуацию.

Другой вопрос – это ответственность самих менеджеров и акционеров, когда государство вынуждено вмешиваться в их деятельность.

-  Тем временем, с декабря текущего года иностранные банки уже полноправно смогут открывать свои филиалы в Казахстане. Как вы считаете, насколько они будут конкурентоспособны в нашем регионе. И есть ли вероятность, что отечественные «дочки» уже функционирующих иностранных банков захотят стать полноценными филиалами, чтобы иметь доступ к «материнскому» капиталу?

- Есть один важный нюанс – это требование по нормативному капиталу. Если регулятор его установит для филиала на том же уровне, что и для дочернего банка, то по сути эти два банка не будут ничем отличаться друг от друга.

При этом в случае «реверса» на капитал иностранных банков, я полагаю, может возникнуть настолько гигантский разрыв по данному показателю, что сложно будет его сопоставить даже с самыми крупными казахстанскими БВУ.

Поэтому все упирается в нормативы. А какие, мы поймем чуть позже.

Однако я не ожидаю, что регулятор предоставит иностранным банкам легкий доступ на казахстанский рынок. По крайней мере, лично я на его месте никогда бы такого не допустил. Иначе это задавит всю банковскую систему РК.

- А если сравнить казахстанскую банковскую модель с российской, какие преимущества и недостатки вы бы в ней отметили?

- Я несильно ошибусь, если скажу, что около 80% банковской системы России контролируется государством, и это основное ее отличие от казахстанской, все остальное – вытекающие отсюда факторы. Соответственно подходы управления рисками и качеством системы существенно различаются, не говоря уже об объемах, которые коррелируют с рынком.

Вместе с тем, мы знаем, что государственные компании имеют как свои достоинства, так и недостатки. Из плюсов – это доступ к капиталу, соответственно он определяет дальнейшее развитие института. Но с другой стороны, частные банки всегда демонстрировали большую эффективность управления капиталом.

Из существенных преимуществ казахстанской системы я бы еще назвал внедренные здесь международные стандарты финансовой отчетности (МСФО), которые говорят на одном языке с международными институтами. В то время как в РФ главным образом используются внутренние стандарты бухгалтерского учета (РСБУ). Поэтому если вы спросите какого-нибудь российского линейного менеджера об МСФО, то он вам ничего на это не сможет ответить.

- На ваш взгляд, чтобы оставаться конкурентоспособным банком на рынке, какие тенденции необходимо учитывать?

- Хочу отметить, что мировым трендом на протяжении последних десяти лет является сокращение маржинальности у банков. Такая тенденция сейчас ярко проявляется в России, и все более явно мы ее наблюдаем на казахстанском рынке. Это означает, что повсеместно доходность от банковских операций падает. Разумеется, потребители видят в этом выгоду, потому что для них уменьшается стоимость продуктов и услуг. Однако для банков это предполагает снижение себестоимости ресурсов.

Но для того чтобы привлекать средства с рынка дешевле, чем конкуренты, нужно иметь высокий рейтинг. В свою очередь, чтобы иметь высокий рейтинг, необходима качественная структура баланса. А такая структура баланса может быть достигнута только при грамотном управлении рисками, которое происходит в том случае, когда вы хорошо знаете клиента. Соответственно низкие риски – основная компонента расходов банка. Вторая компонента – управление внутренними процессами, в том числе административно-хозяйственными расходами. Если они выстроены на должном уровне, то себестоимость данных процессов будет минимально затратной. В то же время без цифровизации все это сделать практически невозможно.

-  Не означает ли это, что в скором времени банки могут преобразоваться в Hi-Tech-компании?

- Я разделяю позицию руководителя нашей российской группы о том, что банковская система сегодня находится на этапе глубокой оцифровки.

Но я не считаю, что в течение последующих нескольких лет все банки превратятся в Hi-Tech-компании, по одной простой причине – основная доля ресурсов пока сконцентрирована в руках более зрелого поколения, которое склоняется все-таки к традиционным каналам обслуживания. Конечно, я не исключаю, что в перспективе такие клиенты будут все больше погружаться в цифровые каналы. Ровно так же, как и молодому населению, входя во взрослую жизнь, понадобится нормальное человеческое общение.

Таким образом, система сама найдет некий баланс.

Между тем я уверен, что в ближайшее время на рынке не останется ни одного финансового института, у которого не будет развито цифровое направление, потому что это часть инфраструктуры любого развитого банка. Посмотрите, сейчас мы не можем себя даже представить без мобильного интернета.

- Насколько «реален» для банков сегодня реальный сектор экономики, а для представителей этого сектора доступны заемные ресурсы?

- На самом деле этот сектор никогда не выходил у банков из фокуса. Ответ всегда был один – у нас риск-аппетит на любой здоровой бизнес. Другое дело, что на рынке очень мало качественных заемщиков. Причем, как бы это странно ни звучало, но те, кому меньше всего нужны средства с точки зрения финансовой устойчивости, тому мы с большим удовольствием хотим их дать. И это нормально. Ведь товар у нас уникальный – деньги. Мы же его отдаем не насовсем, а только поддержать, причем на условиях платности и возвратности.

Почему банки так трепетно относятся к качеству заемщика? Да, потому что мы зарабатываем, условно говоря, всего 3% на кредите. А если с заемщиком, не дай бог, случится дефолт, тогда мы теряем все 100%. Следовательно, хеджирование рисков по кредитованию предполагает, что 33 «здоровых» заемщика при аналогичных условиях займа несут на себе риск невозврата платежа одного плохого. По этой причине банки уделяют много внимания анализу риск-профиля и готовы платить специалистам в данной области огромные деньги.

Насколько высоки ставки для реального сектора, это уже более комплексный вопрос, ведь мы покупаем ресурсы с рынка, соответственно у них своя стоимость, включая маржу.

Сейчас, например, регулятор последовательно вводит нормативы по коротким и длинным ресурсам, которые приводят к удорожанию ресурсной базы у банков, одновременно происходит удорожание и по кредитам. Тут все линейно.

- По вашей оценке, что ждет банковский сектор Казахстана в ближайшей перспективе?

- Мы четко понимаем, что будет происходить сокращение банковского сектора в количественном соотношении и постепенный уход с рынка неэффективных игроков. И это не прихоть государства, это рыночная необходимость для того, чтобы экономика в целом могла обеспечивать достаточно стабильный рост. Ведь банковская система, какой бы плохой она не была, всегда является частью общего государственного механизма. Между тем невозможно иметь динамично развивающуюся инфраструктуру при хромом банковском секторе.

Именно поэтому мы ожидаем увидеть ужесточение функций регулирования и надзора. В этой связи не исключено, что со стороны регулятора будет усиливаться давление на банки второго уровня, от которых потребуют высококачественного управления рисками и внутренними процессами.

Я считаю, что в общем и целом нужно с пониманием относится к таким вещам. Потому что когда ты осознаешь природу того, что происходит, тебе проще настроить команду и получить от всего этого позитивный эффект.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели

Новости партнеров: