USD 376.16₸ ↓ -0.930
EUR 406.18₸ ↓ -1.190
RUB 5.90₸ ↓ -0.030
BRENT 59.12$ ↑ +2.320
BTC 9692.80$ ↑ +0.012
ETH 261.55$ ↑ +0.007
LTC 72.05$ ↑ +0.023
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяЭкспертыДармен Садвакасов: Консалтинг – перспективный, но рискованный и специфический бизнес

Дармен Садвакасов: Консалтинг – перспективный, но рискованный и специфический бизнес

Рынок консалтинга будет постепенно развиваться, а казахстанские компании - крепнуть

Как текущие политические перемены могут повлиять на инвестиционную привлекательность страны, что можно ожидать от прихода Ерболата Досаева в Нацбанк, а также об инвестиционной привлекательности Казахстана на международной арене в интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказал управляющий партнер Dasco Consulting Group Дармен Садвакасов.

– Дармен Канатович, насколько сегодня велик спрос на консалтинговые услуги в бизнесе и госструктурах? Можете сравнить момент старта работы с сегодняшним положением дел?

– Могу отметить, что консалтинговые услуги востребованы. Это доказывает в том числе активность на казахстанском рынке таких известных зарубежных компаний в сфере управленческого консалтинга, как Boston Consulting Group и McKinsey.

Мы и сами постоянно находимся в режиме развития, совершенствуем внутренний менеджмент, изучаем методологии, формируем новые консалтинговые продукты, наращиваем круг клиентов и бизнес-партнеров. Это время, которое не оплачивается клиентами, однако повышает качество предоставляемых нами услуг и, соответственно, увеличивает доход в долгосрочном горизонте.

– С какого рода проблемами сегодня сталкивается отечественный бизнес? Существуют ли рычаги, которые бы обеспечили рост местного предпринимательства?

– Предпринимательство – это широкое понятие, и проблемы здесь возникают в зависимости от специфики деятельности каждой компании. Одним из общих вызовов является дорогое кредитование. Сегодня ставки кредитования не позволяют реализовывать долгосрочные проекты. Говоря откровенно, любой проект, реализующийся от трех и более лет на кредиты банков второго уровня по текущим ставкам, подвергается высокому финансовому риску.

Мы взаимодействуем с европейскими компаниями и знаем, что они кредитуются по гораздо более низким ставкам, примерно от 3% до 5% годовых. Это позволяет бизнесу инвестировать в долгосрочные инициативы, конкурировать за рубежом, включая и казахстанский рынок.

У нас же высокие кредитные ставки позволяют осуществлять в основном краткосрочную активность, большей частью в торговой сфере по принципу «купить – продать» без значимой добавленной стоимости. Отечественному бизнесу очень сложно наладить производство товаров на фоне дорогого кредитного финансирования. Кроме того, для поддержки наших производителей требуется активнее внедрять механизм долгосрочных контрактов, а также предоставлять своевременный и полный доступ к актуальной информации по закупкам крупными предприятиями, особенно в нефтедобывающем секторе, где закупки измеряются миллиардами долларов в год. Достижение этой цели – процесс, в котором должны быть одинаково заинтересованы государственные органы и частный сектор.

– В каких сферах ощущается дефицит консалтинговых услуг?

– Таких направлений достаточно много. Сельское хозяйство, малый бизнес и другие. В то же время в рамках реализации государственных программ, приватизации госактивов, проведения IPO национальными компаниями, на мой взгляд, важно задействовать отечественные консалтинговые компании. Не только для получения консультаций, но и для того чтобы история вопроса, аккумуляция опыта и знаний оставались у казахстанских специалистов. Такая экспертиза в дальнейшем будет основой для экспорта конкурентоспособных деловых услуг на зарубежные рынки. Необходимо создать такие условия, при которых участие казахстанских консалтинговых компаний будет обязательным практически во всех крупных консалтинговых проектах.

– В продолжение темы эффективности – а насколько сам консалтинг прибылен?

– Это перспективный, но в то же время рискованный и очень специфический бизнес. Во-первых, необходимо эффективно управлять рисками, репутационными, операционными, финансовыми и другими. Во-вторых, постоянно работать над формированием команды, ее высокой мотивацией и обеспечением качества услуг. В-третьих, важно формировать доверие клиентов. В этом плане, например, мы не стремимся во что бы то ни стало продать услугу, а таргетируем долгосрочные отношения с клиентом через качество услуг и пользу. В-четвертых, этот бизнес требует энергозатратного менеджмента на верхнем и среднем уровнях. Неслучайно консалтинговый рынок Казахстана начал формироваться совсем недавно, когда появились эффективные управленческие компетенции, профессиональные менеджеры.

– Можете ли вы подтвердить версию, что иностранные специалисты ценятся у нас в стране больше, чем их коллеги из Казахстана? Почему отдается предпочтение экспатам?

– Мы на конкретных собственных кейсах и в личных беседах убеждаем государственных менеджеров, бизнес-лидеров, что достигли зрелости и глубины в выполнении консалтинговых задач высокой сложности. Мы гарантированно проводим эту работу на уровне ведущих зарубежных консультантов, знаем историю вопроса, понимаем специфику казахстанской экономики. Конкретную квалифицированную поддержку ценят в частном секторе.

С другой стороны, в государственном секторе подобное понимание пока встречается не везде, хотя обстоятельства так или иначе заставляют госаппарат на регулярной основе привлекать консалтинговые услуги. Надо признать, что госслужащие пока более охотно ведут переговоры с зарубежными консультантами. Наработанные методологии, глубокие знания международной практики формируют свои преимущества. В то же время зрелость локальных компаний растет.

– Могут ли повлиять текущие политические перемены на инвестиционную привлекательность страны?

– В списке любого инвестора существует набор рисков. Один из первостепенных – политический. К нему относится, например, изменение законодательства, создание менее привлекательных инвестиционных условий в тот момент, когда инвестор уже вложился в проект и ожидает возврат на инвестиции. К этому же вопросу относится изменение налогообложения и таможенных пошлин. Кроме того, как показывает международная практика, самый большой риск может заключаться в национализации активов, когда государство забирает бизнес у иностранного владельца под каким-нибудь предлогом. Таких рисков любой инвестор боится.

В связи с этим важно, какая в стране политическая ситуация. Пока в Казахстане не пройдут президентские выборы и не завершится транзитный период, политические риски будут оцениваться инвесторами как достаточно высокие. Исходя из этого, в ближайшей перспективе можно ожидать некую сдержанность инвестиционных решений как у внешних, так и у внутренних участников рынка.

На фоне этого в ближайшее время государственные вливания в социальную сферу будут только нарастать. Это связано с четкими и своевременными социальными инициативами первого президента, с объективной необходимостью обеспечить приемлемое качество жизни казахстанцев.

– Какова в вопросе стабилизации финансового сектора роль Национального банка? Что можно ожидать от прихода в Нацбанк такого опытного государственного менеджера, как Ерболат Досаев?

– Ерболат Досаев является сильной политической фигурой с мощным бэкграундом по управлению экономическими системами, отличным пониманием банковского сектора и бизнеса. Наряду с этим у Ерболата Аскарбековича очень решительный и независимый стиль управления, он умеет достаточно быстро принимать решения. Это именно те личностные качества, которые нужны руководителю Национального банка в условиях текущих вызовов в финансовом секторе.

Вместе с тем перед Нацбанком стоят по-настоящему серьезные задачи. В последние годы банковский сектор снижал кредитование юридических лиц, что в конечном счете сказывалось на экономическом росте страны. Безусловно, нашей банковской системе нужна «перезагрузка», чтобы она начала активнее кредитовать экономику. Сейчас, к сожалению, показатель кредитования экономики находится на исторически минимальных отметках.

Необходимо также решать проблему по обеспечению экономики длинными деньгами, одновременно добиваясь понижения кредитных ставок. Это нужно, чтобы бизнес выстраивался в устойчивые конструкции, мог реализовывать долгосрочные проекты, создавать производства. Тут одними фискальными мерами без эффективной денежно-кредитной политики не обойтись. В этом плане с приходом Ерболата Досаева, надеюсь, мы будем наблюдать конкретные шаги в области поддержки экономического роста со стороны Нацбанка.

– Расскажите, пожалуйста, о ключевых направлениях деятельности вашей компании. Каковы ваши основные сферы интересов?

– Dasco Consulting Group – это независимая консалтинговая компания, которая на сегодня осуществляет четыре вида консалтинга: стратегический, юридический, налоговый и таможенный.

Сейчас мы также планируем заняться IT-консалтингом, подбираем команду, планируем заключать партнерства для реализации проектов. С точки зрения IT мы смотрим на нефтегазовый, горнорудный, банковский сектора, а также готовы работать в логистике, сельском хозяйстве, здравоохранении и образовании.

– То есть вы работаете как с бизнесом, так и с госструктурами?

– За последний год мы реализовали порядка двух десятков проектов с фокусом на работе с крупным и средним частным бизнесом, хотя в нашем портфеле есть также успешные проекты в государственном и квазигосударственном секторах. Помогая клиентам добиваться высоких результатов на рынке, мы часто работаем на принципах success fee, получая свой доход вместе с успехом клиента. В 2019 году планируем сбалансировать свой портфель проектов, работая как с частным, так и с государственным и квазигосударственным секторами. Переговоры по проектам в настоящее время активно ведем.

– Ориентирована ли ваша деятельность на международный рынок?

– Да, в прошлом году мы уже экспортировали наши услуги за рубеж – это стало для нас положительным опытом и продемонстрировало конкурентоспособность Dasco Consulting Group и за пределами страны. Мы продолжим работу по расширению портфеля наших услуг за рубежом и укреплению международного статуса компании.

– Насколько стоимость ваших услуг отличается от стоимостиработы зарубежных конкурентов?

– Цены на услуги зависят от проекта и объема работ. Нет универсальной стоимости проекта, она сильно разнится. Но в целом мы, как местная компания, предоставляет конкурентоспособные и качественные сервисы. Наши расценки не дешевые, но на порядок ниже, чем у зарубежных консультантов.

– Сколько времени нужно на то, чтобы компания, обратившаяся к вам за поддержкой, добилась ощутимых результатов?

– Это зависит от поставленных задач. Мы можем сопровождать сделки с покупкой или продажей актива, проводить работу по оптимизации расходов, управлению профильными и непрофильными активами, построению и реализации цифровых стратегий и так далее. Это может быть заключение эффективных инвестиционных договоров, получение выгодных условий, преференций по установленным процедурам, которые предлагает государство для зарубежных инвесторов. В любом случае мы работаем на клиентов с получением конкретных результатов в кратчайшие сроки.

– Каковы ваши ожидания от развития консалтингового рынка страны?

– Выражаясь языком рейтинговых агентств, они со «стабильным» прогнозом. Уверен, что рынок консалтинга будет постепенно развиваться, а казахстанские компании – крепнуть. Со стороны частного сектора уже есть значительная степень понимания роли внутренних консультантов. Очередь – за государством и национальными компаниями, которые максимально выиграют от работы с отечественными партнерами.

При этом я с уважением отношусь к зарубежным конкурентам. У них есть очень серьезные практики и методологии, которые нарабатывались десятилетиями. Это нельзя игнорировать и нужно использовать. На мой взгляд, в ближайшее десятилетие эффективный синтез усилий зарубежных и локальных команд позволил бы выстраивать наиболее эффективную консалтинговую поддержку.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.