USD 376.77₸ ↓ -0.420
EUR 408.46₸ ↓ -0.530
RUB 5.95₸ ↑ +0.020
BRENT 57.32$ ↑ +1.710
BTC 9652.40$ ↓ -0.015
ETH 259.12$ ↑ +0.023
LTC 72.27$ ↑ +0.007
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяЭкспертыУмут Шаяхметова о предложениях Нацбанка

Умут Шаяхметова о предложениях Нацбанка

Какие реформы ожидают банковский сектор в стране и какие шаги необходимы

Прошлая неделя завершилась расширенным заседанием правительства. На мероприятии отчитался и глава Национального банка Данияр Акишев, обозначив ряд мер, которые должны «вытянуть» банковский сектор из кризиса. Совместно с Умут Шаяхметовой, председателем правления Народного банка, корреспондент «Капитал.kz» разбирался, какие реформы ожидают банковский сектор в стране, какие шаги необходимы и почему финансовый рынок все еще остается на обочине.

- В пятницу на расширенном заседании правительства глава Нацбанка Данияр Акишев заявил о том, что сегодня имеются трудности в банковском секторе. Наши эксперты уверены, что основной месседж заключается в том, что в отрасли наблюдается более глубокий кризис. Как вы считаете, есть ли кризис в банковском секторе или, как любят говорить наши чиновники, кризис у нас в головах?

- Национальному банку виднее, поскольку он владеет большей информацией и буквально в режиме реального времени. Со своей стороны скажу, что это действительно так, и на это указывает несколько объективных факторов, которые я вижу, как участник системы, и о которых могу судить по публичной информации.

В первую очередь объективное отражение нашей системы – это рейтинги. Согласитесь, когда рейтинг самого крупного банка с долей рынка 24% находится на преддефолтном уровне «ССС», это ненормально. Получается, что четверть банковского сектора находится в достаточно сложном положении. У других банков рейтинги тоже довольно низкие.

Усугубляют ситуацию и другие проблемы – все еще высокая долларизация, падение кредитования. Если сравнить цифры по ссудному портфелю, вычесть курсовую переоценку, то увидим, что уже второй год подряд на рынке наблюдается снижение кредитной деятельности банков. Продолжается снижение уровня капитализации банков, падает доходность всего сектора. Все эти факторы сегодня говорят о том, что ситуация в банковском секторе не радужная, я бы даже сказала, проблемная.

- Умут Болатхановна, вернемся к выступлению г-на Акишева, как вы могли бы оценить предложенные им меры?

- Мне очень понравилось заявление о восстановлении позиций банковского сектора и возвращении доверия к банковской системе. Сегодня во всем винят банкиров, словно банки – самое главное зло в нашей стране.

Да, сегодня фининституты испытывают проблемы. Но если посмотреть объективно, в свое время именно они привлекли большие деньги в страну. На эти средства были возведены многие объекты, развивался бизнес, инфраструктура. Многие казахстанцы улучшили свои жилищные условия за счет кредитов, и все это как раз благодаря средствам от банков. Да, были риски, был, возможно, не слишком сбалансированный подход к внешним займам. Но здесь, наверное, вопрос не только к банкам, но и к регулятору, который упустил из виду этот пузырь в сфере недвижимости.

И сегодня, когда банки приостановили кредитование, это негативно отражается на всей экономике Казахстана – падает платежный спрос, снижаются продажи, и многие компании испытывают большие трудности из-за отсутствия кредитных денег. Поэтому я считаю очень важным замечание Данияра Акишева о восстановлении конструктивного отношения к банкирам и банковскому сектору.

Конечно, это потребует оздоровления и ужесточения в регулировании, в том числе в части требований к капиталу. Скорее всего, это будут болезненные меры, и не все участники их легко преодолеют. Но зато произойдет консолидация и оздоровление банковского сектора.

Очень позитивна идея о том, что необходимо провести работу по качественному улучшению банковского сектора и восстановлению кредитной активности. Если вы помните, буквально на последней пресс-конференции я говорила о том, что сегодня высокие ставки – это практически запретительная мера для кредитования. Нам легче купить госбумаги и сидеть, не беспокоясь о рисках и доходности, а не кредитовать. И если уж Нацбанк говорит об этом, значит стоит ожидать смягчений в его политике. Мне также импонирует идея безотзывных депозитов.

- Почему?

- Это хорошая инициатива, которая приведет к оздоровлению банковской системы. Идея не новая и обсуждается уже давно, по крайней мере лет 5, не меньше. Почему у нас в периоды экономической нестабильности наступает кризис ликвидности? Потому что население может снять все депозиты в любой момент.

Если эти депозиты будут предложены наравне с так называемыми универсальными или текущими счетами, это будет отличным инструментом для длинного фондирования. Эти вклады можно дифференцировать по ставкам. Например, безотзывный депозит предполагает более длительный срок, но и ставка по нему выше, а «а-ля текущий счет» можно изъять в любой момент, но и ставка по нему существенно ниже. У клиентов будет право выбора, они, кстати, будут очень внимательно выбирать банк для хранения своих сбережений. Согласитесь, отдать деньги на год без права изъятия, наверно, можно только тому банку, которому ты железно доверяешь. Сегодня же игроки не отличаются друг от друга, у всех одинаковые ставки.

- Но банки сами избаловали своих вкладчиков. В борьбе за депозиты клиентов они предлагают высокие ставки, любые сроки и минимальные суммы вклада. Нет ли опасений, что после внедрения таких депозитов начнется отток вкладов?

- Нет. Возможно, будет перераспределение депозитной базы, но и то, не сразу, а постепенно. Это займет минимум год, а то и все три. К тому же безотзывные депозиты будут предлагать банки, которым больше доверяет население. У более рискованных игроков будут более короткие депозиты, но зато по низким ставкам.

- Вернемся к идее секьюритизации от Данияра Акишева…

- Я позитивно ее оцениваю. Такая система работала в КИКе в 2007-2008 годах. Тогда выпускались облигации, и мы, банки, имели право их купить, они были включены в список как госбумаги. Но потом понизили рейтинги КИКа, и банкам его бонды перестали быть интересными.

Система секьюритизации ипотечных кредитов тоже будет рыночным механизмом. Хотя на его воплощение потребуется время, чтобы заинтересовать банки и инвесторов, но можно начать с малых траншей, чтобы опять не раздуть пузырь.

В любом случае, я за любое развитие рынка ценных бумаг.

- Дедолларизация сознания – еще одна интересная идея от Нацбанка, а также комментарии относительно призовых победителям Олимпиады…

- Мы тоже в банке обсуждали, почему премии олимпийцев озвучивают в долларах, а не в тенге. Несостыковка.

Кстати, меня порадовала инициатива по перезапуску фондового рынка и созданию альтернативной среды от Нацбанка, это тоже обсуждалось с игроками еще весной. Сегодня фондовый рынок, объективно говоря, «мертвый», там нет ничего, кроме госбумаг и небольших объемов «старых» бумаг. Нам нужно развивать фондовый рынок, и все свои предложения Нацбанку направляли и игроки, и сама биржа.

В ходе своего выступления глава Нацбанка вскользь упомянул об ЕНПФ, хотя это большой финансовый вопрос, и очень важный с социальной точки зрения. И опять же он влияет на развитие рынка ценных бумаг. Необходимо понимать, какой будет политика в части распределения денег ЕНПФ в будущем. И даже если сейчас Нацбанк не готов отдавать пенсионные активы в частные компании на управление, то хотя бы можно рассмотреть вопрос увеличения лимита на инвестирование средств фонда в корпоративные ценные бумаги. Благодаря этому уже произойдет запуск рынка ценных бумаг.

- Г-н Акишев заявил о том, что не исключена возможная финансовая поддержка финансовому сектору со стороны государства. Какой она может быть? Опять деньги, госпрограммы, вливания?

- Мое мнение неизменно, я всегда говорила об этом и говорю: нужно более эффективно относиться к расходованию госденег. Например, сегодня надо провести ревизию в государственных программах, потому что по некоторым из них эффекта уже нет. Да, в свое время от них была большая польза, но пора пересмотреть их, нужны ли они вообще сегодня.

Касательно поддержки банков это могут быть два направления. Первое – предоставление ликвидности. В этом случае всегда выигрывают заемщики, мы, как банк, получаем маржу, но деньги уходят адресно клиентам.

Второе – прямой вход в банк. То, что мы видели в БТА, Альянсе и ККБ в 2009 году. В Халык государство тоже заходило, но через год мы вернули эти деньги, откупили свои простые и привилегированные акции, причем дали 17% доходности на этот инвестиционный капитал. Но, как я понимаю, не все банки вернули эти госденьги. Также в прошлом году было выделено 250 млрд тенге Казкому из Фонда проблемных кредитов в качестве поддержки. Это, кстати, было накануне девальвации, и эти средства были хорошей госпомощью. Если сейчас речь идет о поддержке конкретного банка, в этом случае нужно не просто давать деньги. Во-первых, необходимо спросить, где предыдущие госсредства, и второе – нужно понимать, будет ли какая-то программа оздоровления банка, каким образом будут деньги государства возвращаться и в какие сроки. Любая господдержка налагает большую ответственность на сам институт, поэтому нужна прозрачность.

- В середине 2000-х у нас был самый передовой банковский рынок на постсоветском пространстве, в какой момент он оказался на обочине?

- Я выскажу свое мнение, возможно, кто-то не согласится с ним. Но лично я считаю, что в части регулирования были упущены какие-то моменты – тот же пузырь внешних долгов и цен на недвижимость. И когда сотка земли доходила до $100 тыс. и выше, это ненормально, по сути, в те годы десятки миллионов долларов закопали в землю, которая до сих пор пустует. Нужно было эти риски оценивать со стороны регулятора.

Активы банков и кредиты тогда росли от 100% в год и больше. Помню, когда я пришла в Народный банк, наш кредитный портфель вырос на 70%, другие банки росли выше 100%, где-то даже 140%. Это, конечно, были жирные тучные годы. Но, когда наступил кризис ликвидности, у банков не оказалось средств на погашение своих внешних долгов. Возможно, тогда со стороны государства можно было сделать какие-то другие шаги. Например, дать небольшие транши на погашение внешних долгов банкам, тогда не было бы такого коллапса. Может быть, это было бы меньшей ценой. Хотя задним числом рассуждать всегда легче.

Вторая проблема – корпоративное управление. С точки зрения регулятора необходимо было строже относиться к тому, что собственник сидит непосредственно в менеджменте и управляет банком. Именно в этот момент он начинает путать свой карман с карманом своих вкладчиков. Он берет в банке деньги и вкладывает их в свои личные проекты или в спекулятивные операции. А, прогорая, естественно, не возвращает их в банк. Именно это произошло в БТА, плюс не очень чисто был сформирован сам капитал. К тому же не было ясной структуры конечных акционеров и бенефициаров, а лишь офшорные компании. Корпоративное управление должно регулироваться. В тот момент АФН этот риск не учло.

- Какой-то затянувшийся кризис. Кстати, Данияр Акишев отметил, что кризис ликвидности миновал. Так ли это?

- Да, сегодня много тенговой ликвидности в банковском секторе, но она очень короткая и дорогая. Дорогая, потому что мы берем ее через депозиты того же населения под 14% в тенге, или 5-6% от юридических лиц. Короткая, потому что эти самые вклады могут быть изъяты в любой момент. Длинных денег на рынке нет. И даже если сегодня примут решение по безотзывным депозитам, на накопление этой длинной ликвидности нужно время. В первую очередь должно выстраиваться доверие к тенге, сегодня же клиент на безотзывный депозит не положит свои сбережения.

- По поводу повышения ставок по тенговым депозитам. Стоила ли игра свеч? Удалось ли сохранить тенговые пассивы?

- В принципе, да. Мы наблюдали переворачивание депозитов из доллара в тенге. На своей практике я видела несколько случаев, что мелкие предприниматели, так называемые ИП, которые имели, например, парикмахерскую или ателье, продали свой бизнес, положили эти деньги в тенге на депозит и сказали: «Мне это приносит больше доходности, чем бизнес».

Но это тоже имеет обратную сторону. Такими высокими ставками мы демотивируем развитие бизнеса, чтобы люди шли и пытались там заработать. Априори, такие альтернативные рынки, как недвижимость, бизнес, ценные бумаги, должны приносить больше дохода, чем депозиты. В тот момент это была хорошая мера, стабилизирующая и мотивирующая на увеличение тенговой массы на депозитах, но, по моему мнению, ставка слишком высокая. Понизив базовую ставку, нужно понизить и депозитную. Хотя бы раз в год нужно принимать такие решения и пересматривать ставку по депозитам.

- Но слишком дорогое фондирование в итоге привело к тому, что ипотека находится в коматозном состоянии. Все, этот рынок потерян?

- Ипотека банкам сейчас абсолютно не выгодна. Ставки должны быть или очень высокие, но значит клиент не обслужит этот заем и он будет заведомо проблемным, или должны быть очень низкие, на уровне 4-6% на долгий срок, но у нас нет таких денег.

Сейчас развелось огромное количество госкомпаний, которые занимаются всем: строительством, арендой, продажей, мониторингом, администрированием и т.п. Это все обслуживает огромный аппарат служащих и это очень дорого для государства.

А все можно намного удешевить, внедрить какую-нибудь госпрограмму, которая могла бы оживить ипотечный рынок. Она должна быть небольших объемов, чтобы резко не надувать тот самый пузырь недвижимости. Подойти достаточно строго к требованию, кто может получить такой дешевый ипотечный заем. Все же у нас сохраняется проблема по обеспечению населения жильем. В первую очередь, это молодые семьи, бюджетники. И необязательно для этой программы привлекать новые деньги, а, например, можно изъять их из какой-нибудь нынешней неэффективной госпрограммы и перенаправить. Понятно, что она будет стимулировать не только строительный рынок, но и все сопутствующие секторы.

- Нацбанк нацелен стимулировать рынок кредитования. Какими мерами, по вашему мнению?

- Невозможно все требовать от Национального банка: он должен дать ликвидность, перезапустить кредитование и сохранить при этом низкую инфляцию. В этом случае внутри регулятора возникает конфликт интересов. Здесь крайне важна роль правительства. Это не только монетарная политика, но и фискальная. Сейчас очень жесткий подход к бизнесменам со стороны налоговиков, иногда они ведут себя как силовики: накладывают аресты на счета, а уже потом начинают разбираться. Кроме того, все еще сохраняются такие проблемы, как административные барьеры, коррупция, доступ к инфраструктуре, уровень цен на коммунальные услуги.

Большая тема – либерализация в госрегулировании. Это доступ для всех частных компаний на рынок, сокращение доли государства в экономике. Мое мнение, что сегодня правительство вместе с Нацбанком может помочь развитию бизнеса и экономики. Стране нужны структурные реформы.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.