USD 377.86₸ ↑ +0.570
EUR 418.74₸ ↑ +0.330
RUB 6.10₸ ↑ +0.010
BRENT 63.21$ ↓ -2.180
BTC 8328.90$ ↓ -0.038
ETH 159.57$ ↓ -0.048
LTC 53.13$ ↓ -0.086
Курсы валют в Казахстане
Новости Казахстана - Капитал.кз
ГлавнаяЭкспертыОперация «Приватизация»: от спортклубов до комбината ритуальных услуг

Операция «Приватизация»: от спортклубов до комбината ритуальных услуг

За какие деньги уходят с молотка объекты, рассказала Айнур Кудайбергенова

В 90-е годы казахстанцам впервые продемонстрировали все прелести приватизации. Тогда Конституция Казахстана определила право частной собственности, и в стране начали активно создавать условия для перехода к рыночной экономике. Первая волна приватизации завершилась с чувством легкой неудовлетворенности – в республике все еще оставалось немало государственных объектов, которые могли бы быть весьма полезными в бизнесе. Вторая волна должна была стать мощным импульсом для развития частного предпринимательства. Как проходит сегодня процесс передачи госимущества в частные руки, за какие деньги уходят с молотка объекты и какое будущее ждет предприятия после продажи? Об этом в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказала руководитель управления финансов Алматы Айнур Кудайбергенова.

- Айнур Амангельдиевна, если более детально рассматривать процесс приватизации, кто и как определяет объекты, которые подлежат разгосударствлению?

- В основе лежат принципы Yellow Pages, так называемые принципы «желтых страниц». Аналогичный опыт у многих стран мира – Сингапура, Норвегии, все они придерживаются философии: государство должно уходить с рынка там, где он есть. То есть, если присутствует частный бизнес в этом секторе, то государству там делать уже нечего. Еще одна интерпретация: государство должно уступить определенные ниши бизнесу там, где есть бизнес-составляющая.

Как это осуществляется на практике? Инвестор, юридическое или это может быть также физическое лицо, которое изъявляет желание работать именно в этой сфере, подает заявку на приобретение объекта. На сегодняшний день процедуры приватизации достаточно прозрачны. Все делается на портале реестра государственного имущества, участник регистрируется и таким образом заявляет свое право на участие. Мы обозначаем со своей стороны интерес. Там есть определенная сумма, которую необходимо внести как гарантийный взнос – 15% от стартовой стоимости объекта, после этого претендент допуcкается к участию в тендерах. Если актив не приобретается данным покупателем, гарантийный взнос ему возвращается.

Мы, управление финансов, как организаторы торгов, не имеем никакого влияния на данный процесс, повторюсь, это абсолютно прозрачная система в онлайн-режиме, в электронном формате, где выбирается тот участник, который дал наибольшую цену, методом аукциона.

Есть, конечно, такие активы, которые не вызывают сразу интереса у бизнеса, соответственно, они выставляются несколько раз на продажу. Согласно последним поправкам, которые были внесены в прошлом году в Закон ГК «О государственном имуществе», сегодня действуют новые правила продажи. Их суть в том, что если гособъекты выставляются в первый раз, цена определяется на повышение. Во второй раз – актив уже дешевле на 50%. И в третий раз – цена еще на 50% ниже. То есть идет метод понижения.

- А какие объекты не подлежат приватизации, даже если они теоретически могут быть интересны бизнесу?

- Это, как правило, объекты, связанные со сферой обороны и национальной безопасностью. Кроме того, у нас есть такие крупные активы, как, к примеру, ТОО «Алматинские тепловые сети», то есть стратегически важные для города, для населения. Эти объекты не подлежат приватизации.

- Кем составляется, анализируется, утверждается перечень объектов, подлежащих приватизации? Вопрос к тому, чтобы понять, насколько грамотно он составлен в плане исключения каких-либо последствий для рядовых граждан, для населения. Ведь одно дело, когда нас обслуживает госпредприятие, и совсем другое – когда мы получаем услуги от частных лиц.

- Этот вопрос всегда был и остается в приоритете программы приватиазции. Бизнес должен прийти, чтобы повысить эффективность, улучшить качество, возможно, снизить цены на услуги, которые это предприятие оказывает. То есть в целом должно быть улучшение вида деятельности данного предприятия или этой сферы услуг.

Есть постановление правительства, на уровне кабинета министров принимается соответствующее решение, есть комплексный план приватизации до 2020 года, который определяет четкий перечень, и мы от этого списка отойти не можем. Это закрепленный перечень организаций, который мы обязаны в рамках графика продаж реализовать. В случае нереализации, как я уже говорила, предпринимаются три попытки продажи, если и тогда объект не продастся, к сожалению, он будет ликвидирован. Таковы нормы закона.

Сам Закон о госимуществе четко определяет порядок, правила продажи, которые также были установлены приказом министра экономики. Кроме того, имеется постановление правительства о тех видах деятельности, которыми государство должно заниматься. Если определенного вида деятельности нет в этом списке, но у нас есть предприятие, которое этим занимается, мы автоматически его обязаны реализовать. Таким образом, правительство нам определило политику.

Задача местных органов и управления финансов, в частности, как оператора программы приватизации, реализовать это максимально прозрачно, транспарентно и открыто. Поэтому мы проводим широкомасштабную политику именно по информационному освещению. Составляем различные инструкции, создаем ролики, билборды, наверное, вы видели их в городе, чтобы был больший охват населения, бизнесменов, которым могут быть интересны данные объекты. Перечень активов с описанием размещен на сайте акимата Алматы, на сайте управления финансов.

- Исходя из чего высчитывается ориентировочная стоимость?

- Стоимость компаний высчитывается независимыми оценщиками исходя из тех активов, которые есть у объекта. Понятно, имеется репутация, сложившееся имя, есть компании, которые десятилетиями работали в определенной сфере.

Например, существует организация в сфере здравоохранения, которая занимается вопросами профилактики здорового образа жизни – городской центр ЗОЖ, он сейчас также стоит в рамках приватизации. Данный объект имеет гарантированный объем госзаказа из местного бюджета. То есть ежегодно выделяются средства на проведение профилактики ЗОЖ в области здравоохранения. Эта компания, можно сказать, монополист на рынке Алматы. То есть частный бизнес, который приобретет данную организацию, автоматически приобретает также гарантированный объем заказа. У центра ЗОЖ нет каких-либо крупных активов – зданий, земли или сооружений. Но есть готовое имя, готовый заказ и, я думаю, бизнесу это будет интересно.

- Если говорить об объектах, уже реализованных в 2014 и 2015 годах. Всего их было продано 7 за два года. Среди них ТОО «Центр информационных систем города Алматы», ТОО «Almaty Trade Consulting», ТОО «СейсмоСтрой-Защита», ТОО «Школа Архимеда», ТОО «Автобусный парк № 7», ТОО «Транспортный Холдинг» с реализуемой долей в 70%. Известно ли вам, как функционируют данные предприятия сегодня?

- Управление финансов как оператор программы несет ответственность не только за момент продажи или предпродажной подготовки, но и за постприватизационный контроль. То есть после реализации объект попадает в перечень мониторинга, и мы обязательно раз в год проводим проверку – что происходит с этим активом, выполняются ли условия сделки и так далее?

Если мы продали объект с таким условием, что новый владелец должен сохранить профиль деятельности, то выполнено это условие или нет, мы выясняем в ходе мониторинга. На сегодняшний день процедура постприватизационного контроля обязательна для реализуемых активов.

Если говорить, к примеру, о школе Архимеда. Государство реализовало свою долю – 15,83%, мы предложили ее второму участнику – частной школе «Алатау». В настоящее время постприватизационный контроль уже проведен, деятельность школы Архимеда проводится максимально эффективно, профиль деятельности не изменен, вложено немало инвестиций в школу, что позволило в итоге привлечь более квалифицированные кадры и таким образом обеспечить качественные знания ученикам.

- А если предприятие не выполняет условия договора? Какие здесь возможны санкции и в целом, возможна ли процедура возврата объекта в собственность государства?

- Здесь вопрос того, что мы вновь исходим из перечня видов деятельности, которыми государству свойственно или несвойственно заниматься. Если государство передало объект частнику, а частник, к сожалению, ухудшил качество, не выполняет изначальные требования, либо переориентировал профиль деятельности, мы, согласно законодательству, обращаемся в суд. Далее пересматриваются условия сделки, и мы находим другого инвестора, который сможет приобрести этот актив с учетом тех инвестиций, которые сделал предыдущий владелец. Его задачей будет реабилитировать предприятие, обеспечить новые технологии, наладить менеджмент, провести, может быть, оптимизацию ресурсов. Другими словами, этим займется другой инвестор ввиду того, что государство уже не имеет права заниматься этим видом деятельности. И мы будем принимать меры, потому что властям города небезразлично, что будет происходить с этим объектом. Я напомню, конечный потребитель – население, и мы должны в первую очередь учитывать его интересы.

- Давайте вернемся к вопросу стоимости объектов. Как сильно стартовая цена отличается от конечной? Были ли случаи, когда покупатели готовы были приобрести актив по двойной или даже тройной цене?

- Давайте разберем на примере последних торгов, которые состоялись 1 июля. У нас есть активы – спортивные клубы. Тогда на реализацию были выставлены баскетбольный, гандбольный клубы Алматы и клуб национальных видов спорта. Здесь поясню, что по баскетбольному и гандбольному клубам мы уже до этого объявляли торги, но ни одного участника не было, и, к сожалению, торги не состоялись. И вот в ходе второго тендера, который мы провели, оба эти клуба были реализованы, появились заинтересованные участники, а цена во время торгов пошла на повышение. То есть новые владельцы клубов приобрели их по гораздо завышенной стоимости, нежели была определена вначале.

Что касается клуба национальных видов спорта, то мы опасались, что с первого раза торги также не состоятся по той же причине – отсутствие участников. Однако таковые нашлись, и они опять же заявили цену больше, чем мы оценили объект. Видите, это абсолютно открытый рынок, и здесь предугадать результаты сложно.

- Среди объектов, подлежащих приватизации в этом году, самые масштабные – это алматинское метро, городской центр ЗОЖ, о котором вы уже рассказали, «Алматыжарнама», действительно много различных спортивных клубов и организаций, есть пара СМИ и даже комбинат ритуальных услуг. Можем ли мы по данной подборке понять, какие сферы сегодня интересны бизнесу?

- Например, комбинат ритуальных услуг – это та ниша, сфера, которой государство не должно заниматься.

Как я уже сказала, мы продали 3 спортивных клуба, кроме того, реализовали 70% «Алматы спецтехпаркинг». Здесь пришел инвестор, частник, который приобрел эту компанию, и теперь он будет налаживать систему парковок в городе, причем внедрить ее нужно максимально прозрачно, чтобы все платежи фиксировались. Это в свою очередь позволит отслеживать налоговые поступления, другими словами, это будет «умная» система. Кроме того, мы реализовали компанию Gega, которая также была у нас в активе. Таким образом, получается 5 объектов.

По оставшимся, еще нереализованным предприятиям работа ведется, мы также выставляем их на продажу, но, к сожалению, два раза торги не состоялись. Теперь мы планируем 2 августа провести третий этап, когда мы будем вскрывать конверты и смотреть, есть ли желающие приобрести государственные объекты.

Кстати, вы озвучили алматинское метро. Это не совсем верно. У акимата имеется доля в компании «Алматыметрокурылыс», которая занимается строительством подземки – 60%. Вот она и подлежит приватизации, а не сам метрополитен. В комплексном плане приватизации указана полностью вся доля акимата, поскольку опять же это не свойственная для городской администрации деятельность. Как только оценщик предоставит оценку доли, мы ее вынесем на комиссию и, соответственно, проведем торги.

- Главный вопрос: куда уходят деньги, полученные от продажи объекта?

- Средства, которые мы получаем от реализации того или иного объекта, поступают на казначейский счет. Все мы знаем, что, согласно бюджетному законодательству, у нас единая казна, куда эти деньги, в общем-то, и уходят. А уже там распределяются по различным программам. У нас нет такого, что деньги, которые мы получили от приватизации, должны быть направлены на что-то конкретное, приобретение чего-то или оплату определенных услуг. Нет. У нас очень большие расходы на социальную сферу, практически половина бюджета тратится на сферу образования, здравоохранения, мы содержим школы, государственные сады, больницы. Вот на реализацию этих социальных задач и направляются данные средства.

- И завершающий вопрос. Кто же чаще всего становится новым владельцем государственных объектов – казахстанцы или иностранные компании?

- Если проводить анализ по тем объектам, которые уже проданы в Алматы, то это исключительно казахстанские бизнесмены. У нас активный местный бизнес. Другой вопрос, когда отечественные предприниматели привлекают из-за рубежа новые системы, отдельные инструменты, такие как, например, система парковок. Она взята из московского опыта, те же в свою очередь заимствовали у германской модели и так далее.

- Айнур Амангельдиевна, спасибо за беседу и полезную информацию. Успехов вам!

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.