Задолженность по кредиту не имеет срока давности
АВТОР
ФОТОГРАФ

Вячеслав Батурин

23.01.2014 • 08:15 68824

Задолженность по кредиту не имеет срока давности

Задолженность по кредиту не имеет срока давности

Доля «токсичных» кредитов в ссудном портфеле банков достигла 30%. Заметно улучшить качество займов на рынке может Закон «О коллекторской деятельности», который завис в стадии обсуждения более чем на 3 года. Глава Национального банка РК Кайрат Келимбетов пообещал банкам в скором времени продлить налоговые льготы при списании долгов. В тоже время, для более эффективной работы коллекторы также сетуют за пересмотр системы налогообложения при покупке ими проблемных долгов у банков. О том, какие пункты должен содержать Закон «О коллекторской деятельности», сколько коллекторы получают за свою работу и с какими трудностями они сталкиваются с корреспондентом делового портала Kapital.kz  поделился исполняющий обязанности генерального директора коллекторской компании Credit Collection Group в Казахстане Тахир Мубараков.

- Тахир Юнусжанович, ваша коллекторская компания работаете с долгами розничных клиентов, либо с задолженностью компаний?

- Наша коллекторская компания занимается взысканием долгов преимущественно с физических лиц. Credit Collection Group это международная группа коллекторских компаний, которая работает на рынках Казахстана, России, Украины и Белоруссии. И во всех странах, где присутствует наш холдинг, мы работаем в основном с долгами физических лиц. Могу предположить, что политика компании, направленная на работу с розничными клиентами, была выбрана потому, что на этом рынке количество долгов превалирует. Наши международные партнеры по коллекторскому бизнесу также делают ставку на работу с долгами физических лиц.

- Если говорить о казахстанском рынке коллекторских услуг, то с какими долгами преимущественно работают коллекторы?

- Топ-7 коллекторов, с которыми я знаком, работают в основном с физическими лицами. Например, это «Бюро по работе с должниками», «Бюро по работе с дебиторами», Time Invest, Kazakhstan Securities system. В тоже время, параллельно они могут аккумулировать долги компаний малого и среднего бизнеса (МСБ). Наша компания также занимается взысканием долгов с МСБ и с индивидуальных предпринимателей (ИП). Такие организации имеют задолженность, размер которой может не превышать 1 млн. тенге. Доля долгов МСБ и ИП в ссудном портфеле компании ничтожно мала и не превышает 3%.

Помимо банков, компания работает с долгами микрокредитных организаций, но их доля в ссудном портфеле незначительна. У других коллекторских компаний доля долгов, выкупленных у банков, будет превалировать. Банковский сектор развивается более динамично, чем микрокредитование. К тому же ссудный портфель банков в разы больше, нежели микрокредитных организаций.

- Выходит, что коллекторы преимущественно работают с долгами розничных клиентов, потому что на этом рынке задействовано большее количество должников. Как вы можете оценить этот рынок в денежном выражении?

- Достаточно сложно оценить объем рынка коллекторских услуг физических лиц и корпоративного сектора. Возможно, их объемы примерно равны. Банки могут себе позволить содержать штат коллекторов для работы с долгами компаний, а с розницей – не всегда. Ведь количество проблемных розничных клиентов в разы больше, чем корпоративных.

- Как происходит взаимодействие коллекторской компании с банками? Как вы узнаете, что банк планирует продать проблемный портфель?

- Обычно банки не ищут коллекторов, коллекторские компании выходят на банки. Сначала коллекторская компания высылает коммерческое предложение банку, позже обговариваются конкретные условия работы банка и коллектора. Например, наша компания работает в двух направлениях.

Первое – это взыскание долгов на комиссионной основе. То есть права требования долга остаются у банка, а мы их взыскиваем на комиссионной основе. Коллекторская компания получает определенную комиссию от размера взысканной по факту суммы. Средний размер комиссии сложно обозначить, потому что он зависит от качества портфеля. Иногда встречаются ситуации, когда банку размер обозначенной коллекторами комиссии кажется завышенным. Банки очень часто лукавят, когда говорят, что комиссия коллекторов за услуги могла бы быть ниже из-за того, что ссудные портфели не такие старые, либо более качественные. Но обычно мы с банками приходим к единому мнению по размеру комиссии. Мы всегда объясняем банку, из чего складывается комиссия, доносим до банка, что процесс взыскания долгов может потребовать значительных инвестиций со стороны коллекторов. После шести месяцев работы с проблемным портфелем мы обычно понимаем, какое качество портфель имеет по факту. На рынке комиссия может доходить до 35%. Так, если в нашу коллекторскую компанию передали проблемный портфель объемом 100 долларов, а мы взыскали лишь 50 долларов, то размер комиссии составит 17,5 долларов. Комиссия в 35% обычно берется в том случае, если ссудный портфель является очень старым. Например, наша компания работала с кредитами, которые были взяты еще в 2005-2006 годах. В настоящее время мы в основном работаем с займами, выданными в 2007-2009 годах.

Второе направление работы компании – цессионные сделки, то есть покупка проблемных ссудных портфелей. В данном случае долги принадлежат уже не банкам, а коллекторам. Только у нашего холдинга объем купленных портфелей в России составляет 1 млрд. долларов. В России долги продаются очень активно и в больших объемах.

- По вашей информации, по какой схеме коллекторы в Казахстане работают чаще?

- Это зависит от политики компании. И в России и в Казахстане есть коллекторские компании, которые работают либо по одной схеме, либо по двум схемам. Наш холдинг диверсифицирует риски. Так, 50% портфеля приходится на сделки, которые подразумевают работу на основе комиссии, оставшаяся часть портфеля была куплена с определенным дисконтом. В Казахстане наша компания работает только по одной схеме — на основе комиссии, то есть портфели мы не покупаем.

- На основе каких параметров банки принимают решение какой коллекторской компании отдать предпочтение? За счет чего конкурируют коллекторы?

- Сложно оценивать другие коллекторские компании, наша компания делает ставку на автоматизацию процесса, это позволяет заниматься взысканием долгов быстро и качественно. Благодаря софту сотрудники знают, в какой день необходимо позвонить должнику и в какое время к нему желательно обратиться.

Изначально, коллекторская компания не озвучивает банку за какую комиссию она готова работать с ним, потому у нее нет понимания насколько проблемным окажется ссудный портфель. Чем выше качество приобретаемых займов, тем ниже комиссионное вознаграждение. Нельзя сравнивать кредиты, которые были выданы в этом году, и займы которые были оформлены 3-4 года назад. Кредиты, которые были оформлены несколько лет назад труднее взыскивать. По предварительным расчетам, каждый просроченный день выплаты по займу уменьшает вероятность его взыскания на 0,5%.

- За счет чего конкурируют коллекторские компании, у которых нет такого софта? Может быть через размер дисконта, комиссий?

- Мне сложно комментировать этот вопрос, потому что каждая компания придерживается определенной стратегии. Для банков размер дисконта и комиссии не является определяющими параметрами. При демпинге в редких случаях можно получить качественный сервис. При обсуждении с банками размера комиссий с нашей стороны обозначается определенная планка. Мы всегда сообщаем банку, что если он хочет снизить размер комиссии или размер дисконта, то объем взыскания будет ниже. То есть на процесс взыскания будет затрачено меньше ресурсов.

- На сколько могут затягиваться переговоры с банками по покупке пула «токсичных» кредитов?

- По моей практике в среднем от двух недель до 1,5 месяцев, с того момента как коллекторская компания и банк сели за стол переговоров и до момента подписания договора

- Ранее вы упомянули, что знаете 7 крупных казахстанских коллекторских компаний. А сколько их вообще на рынке?

- По моим оценкам их порядка 30-40. В основном они сконцентрированы в Алматы, потому что именно в этом городе расположено большинство банков.

- Насколько рынок коллекторских услуг у нас в стране перенасыщен, либо на рынке работает оптимальное количество коллекторов?

- Когда в 2009 году наша компания зашла на рынок Казахстана, многие скептики считали, что этот рынок уже насыщен. Но по истечении 4-5 лет доля компании достигла порядка 10-12%.

- На какую сумму вы оцениваете объем рынка проблемных ссудных портфелей, которые аккумулируют коллекторские компании?

- Достаточно сложно оценить. В отличие от России, где коллекторский рынок очень развит, в Казахстане нет понимания объема рынка проблемных долгов. В частности, казахстанским коллекторам затруднительно структурировать розничные проблемные долги и корпоративные. В России банки в полном объеме публикуют весь массив информации по «плохим» займам, в Казахстане нет. Например, по данным Национального банка РК в Казахстане объем проблемных кредитов составляет 4,1 трлн. тенге, здесь учтены как долги корпоративного сектора, так и розничных заемщиков. Очевидно, что долги компаний перед банками составляют наибольшую долю, чем физических лиц. Но точно выделить объем задолженности розничных заемщиков практически невозможно, приходится искать разные варианты, чтобы вычислить хотя бы приблизительный объем долгов. Мы заходим на сайт каждого банка, смотрим его аудированную отчетность за прошлый год, где займы ретейла выделяются отдельно. Но данная информация запаздывает на 1 год. В итоге, для того чтобы определить текущее состояние на рынке ретейла нам приходится накладывать свои предполагаемые тренды. По нашим оценкам из 4,1 трлн. тенге, около 10-15% из них приходится на рынок коллекторства.

- При каких обстоятельствах банк принимает решение передавать свой токсичный портфель коллекторам? Это происходит тогда, когда у него возникают трудности с взысканием задолженности, либо когда у банка не хватает ресурсов для работы с проблемными заемщиками?

- Когда коллекторская деятельность становится нерентабельной для банка. Банк, это структура, которая должна заниматься банковской деятельностью. На коллекторскую работу должны быть затрачены минимальные ресурсы, как человеческие, так и временные. Это международная практика, когда взысканием задолженности занимаются отдельные структуры.

- Ранее вы говорили, что размер дисконта при покупке коллекторами ссудного портфеля зависит от качества портфеля. Глава «Альянс банка» как-то озвучил, что в 2011 году банк продал проблемный портфель с дисконтом 70-75%. Банки обычно не афишируют такую информацию. По вашему опыту, в каких пределах варьируется размер дисконта на рынке?

- Обычно размер дисконта у каждого банка является коммерческой тайной. Цессионные сделки, которые были в Казахстане практически не афишируются, хотя мы знаем о некоторых из них. Именно поэтому более показательным является пример России, чей рынок более развит по сравнению с казахстанским и более открыт. В России цена «токсичного» ссудного портфеля может значительно разниться, в зависимости от его качества. Как я уже говорил ранее, коллекторская компания оценивает портфель и уже после этого озвучивает стоимость, по которой она готова его купить. В редких случаях в России портфель покупается дороже чем 12%. Кстати на российском рынке активно скупают проблемные кредитные портфели швейцарские, немецкие инвестиционные фонды. Есть также инвестиционные фонды, которые входят в международную группу. Один из таких фондов оценил розничный ссудный портфель одного из банков России в пределах 3-4%. Бывали случаи, когда портфели приобретались и за 1%, и за 0,1% от его объема.

- Коллекторская компания проводит оценку портфеля своими силами или привлекает оценщиков со стороны?

- Могу сказать только в рамках нашей компании. У нас есть собственный аналитический центр, который занимается оценкой. Процесс оценки может занимать от 1-2 недель.

- Какие критерии, помимо возраста кредита, берутся во внимание. Имеет ли значение вид займа — ипотечный кредит, либо беззалоговый? Как этот критерий влияет на оценку стоимости займа?

- Беззалоговые кредиты стоят дешевле. И когда мы оцениваем рынок необеспеченных займов в Казахстане, то возникают трудности. Когда мы анализируем отчетность Национального банка РК, то понятие «потребительские кредиты» достаточно размыто. Ведь туда, помимо беззалоговых займов, могут входить автокредиты и даже кредиты под залог недвижимости, но выданные не на покупку жилья. Очень часто банки в аудированных отчетах в структуре потребительских кредитов не выделяют беззалоговые займы. И поэтому возникают сложности с оценкой рынка.

- Какие банки являются вашими клиентами?

- Практически все банки, которые занимались, либо до сих пор занимаются розничным бизнесом. Банки, заходя на рынок ретейла, заранее знали, что у них в будущем будет определенный уровень просроченных кредитов. Это нормальная ситуация, и они шли на это осознанно. Периодически наша компания консультирует банки, как снизить риск увеличения проблемных заемщиков. И основным параметром, на который банки должна обращать внимание, является скоринг, то есть оценка платежеспособности заемщика. Если же говорить о товарных кредитах, то тут особый акцент банкиры должны делать на верификации заемщиков. Банки должны понимать, кому они выдают кредит, мы советуем взять контактные данные заемщика, его друзей, знакомых и родственников.

- Глава Национального банка РК Кайрат Келимбетов сообщил, что с банками обсуждался вопрос по снижению доли неработающих займов. Снижение будет проводится в соответствии с индивидуальным планом. Общим для всех банков планом будет снижение доли неработающих займов ниже 20% к началу 2014 года, 15% - к началу 2015 года, и 10% к началу 2016 года. Как вы думаете, смогут ли банки потянуть поручение Келимбетова?

- Для реализации обозначенной цели новым главой Нацбанка РК у банков должны быть какие-то финансовые инструменты, которых у них пока нет. В Казахстане не налажена система по списанию долгов, к банкам предъявляется слишком много требований при списании. Например, перед тем как осуществить списание долга банк еще раз должен убедиться, что заемщик действительно не платежеспособен, несколько раз уведомить его о сумме долга. Зачем? Ведь банк выдавая кредит брал на себя риски невозврата. В России банки могут безболезненно списывать плохие долги, потому что регулятор понимает, что банки осознанно шли на этот риск.

- В Казахстане банки платят налоги при списывании займов, какая система работает в России?

- Налоги самая главная преграда у казахстанских банков при списании. Например, если объем проблемного ссудного портфеля составляет 1 млн. долларов, то для того чтобы его списать банк должен заплатить индивидуальный подоходный налог (ИПН) — 10%. Банку нужно будет где-то найти 100 тыс. долларов, чтобы направить эти средства в счет налога. Подразумевается, что эти 10% физическое лицо, которое брало ранее кредит, гипотетически получило доход от списания. Это совершенно нелогично.

Если же банк захочет продать проблемный портфель, он должен заплатить корпоративный подоходный налог (КПН), от высвободившихся провизий. КПН сейчас составляет 20%. В тоже время взять себе в убыток ту сумму, которую банк недополучил из-за непогашенного кредита, он не может. То есть получается, что банк должен выплатить налоги живыми деньгами из воздуха. Выходит, что банки не могут ни списать эти кредиты эффективно, ни продать их. В итоге, банки держат у себя на балансе «токсичные» займы и проблема плохого качества портфеля только усугубляется.

В России банки при списании кредитов могут отнести списанную сумму себе в убыток. Также российские банки платят налоги только с той суммы, за которую они продали этот портфель. То есть за реальную наличность, которую они получили. В законодательную базу Казахстана нужно внести меру, чтобы банк мог при учете брать на вычеты или в расходы разницу между объемом проданных проблемных кредитов и ценой продажи.

- Обсуждалась ли эта проблема с регулятором?

- Наша компания около 2-3 лет назад на площадке Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) инициировала несколько предложений. В дискуссии принимали участие Национальный банк РК, банки, коллекторы. И все банкиры указывали, что необходимо поменять процедуру списания долгов и внести корректировки в налоговое законодательство. Многие из тех предложений, которые там были озвучены, не были приняты. В частности, наша компания вносила предложения по налогам в рамках работы коллекторских компаний. Предлагалось усовершенствовать покупку-продажу ссудных портфелей в Казахстане на примере России и рассматривать в качестве дохода коллектора не весь приобретенный портфель, а только объем портфеля, который был взыскан. Например, если коллектор через прямую покупку станет обладателем портфеля на сумму 1 млн. долларов, то он заплатит налог в 20%. Налог будет исчисляться от суммы, полученной от разницы между объемом портфеля и ценой по которой он был приобретен. То есть, по сути, коллектор обязан будет заплатить налог за воздух. Так, хотя на балансе у коллектора эта сумма будет зафиксирована как доход в 1 млн. долларов, компания может и не собрать долгов на эту сумму. То есть существует вероятность, что при покупке портфеля в 1 млн. долларов, коллектор может изъять лишь 100 долларов. Это также не логично.

- Какова структура ссудного портфеля, с которым вы работаете?

- В ссудном портфеле нашей компании, как по количеству, так и по объемам превалируют беззалоговые кредиты. Хотя у нас в портфеле есть и автокредиты и ипотека, но людей, которые брали необеспеченные кредиты, в любом случае больше.

- А что насчет качества вашего портфеля?

- Преимущественно это безнадежные кредиты, с просрочкой платежей более 90 дней.

- Есть ли у вас возможность каким-то образом чистить свой портфель? Например, перепродавать свой портфель другим коллекторам, инвестиционным фондам?

- Учитывая, что наша компания работает в Казахстане только по одной схеме и мы берем определенную комиссию от объема взысканных долгов, то мы не продаем свои портфели. В тоже время, в законодательстве нет запрета на подобного рода операции. Не исключено, что коллекторы могут продавать свои портфели на развитых рынках. Информация о том, что такие сделки проводились, проходила. В тоже время, скорее всего, сделки по продаже коллекторами своих портфелей могут быть зафиксированы в Европе, Штатах, нежели в России. Ведь российский рынок коллекшена намного моложе европейского.

- Удается ли вам вернуть кредит, с учетом начисленного вознаграждения? Либо чаще вы возвращаете основной долг?

- Обычно мы возвращаем основной долг и проценты по нему. Конечно, встречаются должники, которые настаивают на том, чтобы им разрешили вернуть только основной долг.

- И вы идете на этот шаг?

- Если банк, с которым мы работаем, пойдет на это, то и мы можем взыскать только основной долг. Но пока на моей памяти, ни один банк, с которым мы работаем, на это не решился. Думаю, что это законно, когда человек взяв деньги в банке в долг должен вернуть их с процентами.

- А что насчет пени, ее вы тоже взыскиваете? Насколько успешно?

- Пеню мы также взыскиваем, и при грамотных коммуникациях люди платят и начисленную пеню.

- Бывают ли такие ситуации, когда размер штрафа составлял столько же, сколько и сумма по кредиту?

- Таких случаев не было. Согласно законодательства, пеня начисляется в размере 0,5% в день, но не более 10% от просроченного долга в год. И естественно, если заемщик не будет платит ь по кредиту 10 лет, то размер пени может сравняться с суммой кредита. Но пока мы не сталкивались с десятилетними просрочками по кредиту, максимум — 6 лет.

- Бывает , что заемщики не погашают кредит годами, и они уверены в том, что им за это ничего не будет. В крайнем случае, банк может списать задолженность.

- Банк может списать кредит, но это если заемщик совсем безнадежен. Но каждый человек должен иметь ввиду, что кредит не имеет срока давности. То есть даже через 20-30 лет кредит будет числиться за заемщиком. Повторюсь, что банк может потребовать вернуть не только основной долг с процентами, но и пеню. А если дело дойдет до суда и банк будет судиться с заемщиком, то банк может потребовать от должника возмещения судебных издержек. Это расходы банка на юриста, адвокатов. К тому же заемщик обязан будет заплатить государственную пошлину, которая составляет 3% от суммы иска. Обычно сумма иска равна сумме задолженности.

- Давайте остановимся на законодательном моменте. В настоящее время закон, регламентирующий работу коллекторов, отсутствует. В июле 2013 года экс-глава Национального банка РК Григорий Марченко заявлял, что Министерство экономики и бюджетного планирования РК проводит работу по разработке проекта Концепции по проекту «Закона РК «О коллекторской деятельности». Известно ли вам на какой стадии находится разработка данной концепции?

- Пока ни коллекторы, ни банки с которыми коммуницирует наша компания не обладают никакой информацией по этому вопросу. Насколько мне известно, концепция данного закона обсуждается как минимум 3 года.

- Какие нормы вы бы внесли в Закон «О коллекторской деятельности»?

- В первую очередь в нем необходимо указать права и обязанности коллекторов и заемщиков. А также права и обязанности банков и микрокридитных организаций, которые занимаются выдачей кредитов. Если бы был Закон «О коллекторской деятельности», то неблагонадежным заемщикам можно было наглядно показать конкретные статьи, где бы были отражены последствия, к которым может привести непогашенный вовремя кредит. Тогда с заемщиками стало бы проще работать. Если будет адекватный Закон «О коллекторской деятельности», то уровень проблемных розничных кредитов мог бы снизиться в 2 раза. Предполагаю, что такой закон также положительно повлиял и на корпоративные портфели. Налоговые моменты также должны там оговариваться, чтобы банки могли как продавать долги, так и списывать их без налоговых последствий. Также желательно, чтобы коллекторы могли покупать займы без налоговых последствий. Тогда банки бы более охотно очищали свои портфели.

- Какие права коллекторов хотелось бы обозначить в Законе?

- Работа коллекторов стала бы более продуктивной, если бы они имели право подавать заявки в Государственный центр по выплате пенсий (ГЦВП) и запрашивать там выписки о движениях на пенсионном счете. Тогда у коллектора сложится адекватная картина, какой реальный доход получает должник. Сейчас право обращаться в ГЦВП имеет только банк. Ведь заемщик может заявить коллектору, что он не работает, а на самом деле он может работать и получать высокую заработную плату. К тому же хотелось бы, что бы в законе было обозначено, что заемщику запрещается покидать территорию Казахстана, если он не платит по кредиту более года.

- Кто с вашей точки зрения должен разрабатывать Закон?

- Национальный банк РК, Налоговый комитет, банки, коллекторы. Рынок Казахстана еще сравнительно молодой, ему около 10 лет. Его нельзя сравнивать с коллекторским рынком США, которому почти 100 лет. Сам факт того, что закон, координирующий работу коллекторов пытаются разработать, положительный момент. Мне кажется, что в скором времени появится Закон «О коллекторской деятельности».

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Яндекс Дзен

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

кредит

23.01.2014 • 08:15 68824

Поделиться
Задолженность по кредиту не имеет срока давности
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus