Преимущества банков Казахстана при интеграции

01.02.2013 • 11:02 7900

Преимущества банков Казахстана при интеграции

Председатель правления Сбербанка РФ Герман Греф обеспокоен тем, что в Казахстане, который является членом Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), предпринимаются действия по ограничению деятельности коммерческих банков с иностранным капиталом, в том числе и Сбербанка, который работает в стране через свою «дочку». Свои претензии глава Сбербанка направил в письме председателю интеграционного комитета ЕврАзЭС, первому заместителю председателя Правительства РФ Игорю Шувалову.

Редакция «Капитал.kz» обратилась к Президенту Евразийского центра финансового консалтинга Жомарту Ертаеву с просьбой оценить конкурентные преимущества банков Казахстана в сравнении с российскими банками
.

Усиление процессов экономического сотрудничества в рамках географических и политических союзов, а также двусторонних отношений – это общемировой тренд последних десятилетий. Многие страны таким образом делают попытки диверсифицировать свои товарные и денежные потоки и избавиться от подавляющего влияния монополизма одной валюты. В преддверии вступления Казахстана в ВТО, а также в рамках перспектив дальнейшей экономической интеграции в рамках Таможенного союза разговор о возможностях и опасностях экономик и отдельных отраслей становится как никогда актуальным. Любые разговоры об экономическом сотрудничестве невозможны без ответа на вопрос, а как себя будут чувствовать финансовые системы, есть ли у Казахстана конкурентные преимущества в этой сфере.

При интеграционных процессах мнения наблюдателей резко поляризуются и становятся иррациональными. Для одних это – страх поглощения или статус колонии при метрополии в империи, для других – радость глобализации и стирания границ. При кажущейся разнице таких позиций их во многом объединяет эмоциональный подход, базирующийся скорее на скрытых страхах или восторженности, чем на здравом смысле и объективных расчетах. Давайте отодвинем в сторону страхи и восторги и попробуем разобраться по сути. Поговорим об экономике и банковских системах России и Казахстана.

Не секрет, что экономики Казахстана и России различаются в первую очередь по абсолютному объему ($214,84 млрд и $2376,47 млрд по паритету покупательской способности – ППС в 2011 году), однако по объему экономики на душу населения наши показатели очень близки ($13066 и $16687 в том же 2011 году). Эти данные развеивают миф любителей заклеймить нашу страну как неэффективную, а граждан – как бездельников. И при этих близких значениях ВВП на душу населения любопытными и познавательными являются сравнения макропоказателей банковских систем России и Казахстана.

В России 940 банков, а в Казахстане – 38. На первый взгляд может показаться, что конкуренция в российских банках гораздо выше и, соответственно, банки более клиентоориентированные. Однако это заблуждение. Концентрация банковских активов в России запредельная: 1% банков (первой десятки) аккумулировали 61% активов, цифра для Казахстана немыслимая. Такой долей активов в Казахстане владеют 15% банков. На долю самого крупного банка России – Сбербанка – приходится около 30% банковских активов. Доля же самого крупного банка Казахстана – «Казкоммерцбанка» – составляет чуть более 18% активов БВУ. Если учесть, что четыре из десяти банков первой десятки РФ – это банки с госучастием, на бизнес которых существенное влияние оказывает политика государства, то можно смело сказать, что банковский сектор в России во многом определяется политикой, а не рыночными факторами. Так что конкурентный выбор российских банков – это мистика цифр и не более того.

Второй фактор, по которому между российскими и казахстанскими банками наблюдается существенная разница – это требования к минимальному капиталу. В Казахстане требования к размеру минимального капитала банков выше среднемировых – 25 млн евро для региональных банков и 50 млн евро для республиканских. В России же эта цифра существенно ниже – 180 млн рублей, то есть менее 5 млн евро по текущему курсу. Казалось бы, это должно порождать конкуренцию – больше банков – лучше клиентам. Однако, кроме конкуренции, это породило еще и другой эффект российского банкинга. Поскольку значительная доля российской экономики находится в «серой» зоне, а «входной билет в банковский бизнес» низок, то существенная доля российских банков заняты обслуживанием серых и черных потоков – обнал, отмыв, вывод денег за рубеж по фиктивным экспортно-импортным сделкам и т.д. Действительно, не так жалко потерять 5 миллионов капитала, если на черном рынке можно за несколько месяцев заработать десятки миллионов.

В Казахстане же картина принципиально другая. «Входной билет в банковский бизнес» существенно больше среднемирового делает такой «черный банкинг» не только невыгодным и опасным, но главное – бессмысленным. Действительно, зачем тратить 50 млн, если для таких целей можно прикупить банк в Европе или на островах за 1.2 млн евро. Напомню, что среднемировая цифра требований к капиталу банков находится между 5 и 6 миллионами евро. Таким образом, хоть и казахстанские требования снижают конкуренцию за счет слишком большой по мировым меркам суммы минимального капитала, они (требования) делают казахстанский банкинг прозрачным и ориентированным на реальную «белую» экономику и на клиента.

Еще одним несомненным преимуществом банковского сектора Казахстана по сравнению с российским является его более высокая технологичность и интеграция инфраструктуры со смежными секторами экономики. По опыту российских клиентов нашего Центра знаю, что для банальной в Казахстане проверки заемщика через кредитное бюро или центр выплаты пенсий в России просто нет инструментов. В Казахстане же эта проверка занимает несколько минут. Отсюда и более конкурентные ставки, и выгодные условия для клиентов – банк про него все знает и может принимать решение взвешенно. Отсутствие же такой инфраструктуры в России делает кредитование физлиц более рискованным, а значит, и условия для клиента получаются гораздо дороже, так как возможные убытки по неплатежам банк, не зная своего клиента, заложит в стоимость продукта. Такая инфраструктурная целостность финансовой отрасли Казахстана дала толчок для интеграционных технологий и не только с кредитным бюро и центром выплаты пенсий, но и с другими отраслями. Например, смс-платежи и банковские сервисы для мобильных телефонов получили распространение в Казахстане гораздо раньше, чем в России.

Перечисленные факторы сравнения говорят скорее в пользу банковской системы Казахстана, как более динамичной, технологичной и устойчивой по сравнению с северным соседом. Что дает основания предполагать, что при сохранении вектора на сближение экономик банковская система Казахстана сможет за счет сильных сторон выиграть от интеграции.

Однако есть и удручающие факторы, и что важно, эти факторы не зависят от банков, а являются скорее следствием динамики экономики Казахстана в целом.

Так, отношение активов банков второго уровня к ВВП в 2012 году различаются радикально: 46% в Казахстане и 73% в России. Это прямой показатель вовлеченности банковского сектора в экономический рост страны, и в то же время – косвенный показатель структуры экономики. В самом деле, нефтяные деньги имеют свойство во время кризисов и после них не аккумулироваться в банковской системе в виде активов БВУ, в то время как долгосрочные инвестиции в индустриальное производство или сельское хозяйство не только аккумулируются в виде активов банков, но и создают рабочие места и добавленную стоимость, превращаясь в доходы населения. Справедливости ради надо сказать, что так было не всегда. Максимальное отношение активов БВУ к ВВП в Казахстане составляло 91%, и было это в 2007 году, значит снижение вдвое после кризиса – это или страх перед «новыми пузырями» или естественная реструктуризация экономики в пользу сырьевого сектора, но в любом случае тенденция тревожно расходится с долгосрочной стратегией. Сами банки тут вряд ли что-то могут подправить, так как этот эффект – лишь проекция динамики экономики на банковский сектор.

Банки не могут взять на себя финансирование долгосрочных инфраструктурных стратегических проектов, а также кластеров реиндустриализации – это скорее роль государства и аргумент для государственно-частного партнерства. Появление таких проектов с созданием новых рабочих мест и будущей возможности создания добавленной стоимости – это мог бы быть выход из динамики фиксации Казахстана в роли мирового поставщика природных ресурсов. Тут банки могли бы выступить партнерами и совместными усилиями переломить динамику в пользу несырьевой экономики.

Вмешательство же государства в банковские процессы мелкого масштаба вредно как для банков, так и отвлекает госресурс от решения стратегических задач.

Если суммировать сказанное, то при сближении банковских систем Казахстана и России наши банки имеют несколько неоспоримых преимуществ, а это значит не только необоснованность опасений проигрыша в конкурентной борьбе, но и возможность для банковского бизнеса Казахстана начинать экспансию в российский банковский сектор.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

банки Жомарт Ертаев банки второго уровня казахстанские банки

01.02.2013 • 11:02 7900

Поделиться
Новости партнёров
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus