USD
412.55₸
EUR
465.73₸
RUB
5.79₸
BRENT
43.24$ ↓
-0.020
BTC
9282.40$ ↑
+0.006
ETH
241.15$ ↑
+0.008
LTC
44.82$ ↑
+0.013
ГлавнаяЭкономикаСпровоцировал ли коронакризис рост теневой экономики

Спровоцировал ли коронакризис рост теневой экономики

Бой с тенью

Большую долю в отечественной теневой экономике сегодня занимает самая пострадавшая от COVID-19 отрасль - оптовая и розничная торговля, считают эксперты. По оценке аналитика Данияра Джумекенова, доля зарплат в «конвертах» здесь может варьироваться от 50% до 80%. То есть чем больше бонусов и премий, тем выше доля серых доходов. В то же время объем серой экономики Казахстана, предполагает Международный валютный фонд, включающий невыплату налогов, незаконную или неучтенную торговлю товарами и услугами, а также зарплаты в конвертах, варьируется от 33% до 60% от ВВП страны.

Сравнить увеличился или снизился уровень серой экономики в Казахстане до введения режима ЧП и карантина и после их отмены, у отечественных аналитиков не получится: в стране никогда не проводились официальные исследования по этой категории. Правда, Министерство финансов РК, по данным мониторинга старшего советника Kesarev Consulting Kazakhstan Натальи Малярчук, оценивало глубину ухода МСБ в «тень» в прошлом году в 30%. При этом нигде не говорится, какие параметры включает ее структура.

Согласно данным Государственного комитета по статистике и анализу Министерства национальной экономики РК, модальная (наиболее часто встречающаяся) зарплата в 2019 году составляла 58 тыс. тенге. Это на 27% ниже цифр 2018 года – 80 тыс. тенге. При этом медианная зарплата (показатель, который отражает сумму в центре «зарплатного ряда» и делит его на две равные части) несколько увеличилась: 112,2 тыс. против 106,2 тыс. тенге. В 2020 году, по мнению аналитика Данияра Джумекенова, стоит ожидать увеличения разрыва в показателях модальной зарплаты как минимум еще на 20-30%.

«Заметьте, что разрыв в модальной зарплате зафиксирован за тот период, когда не было никакого карантина и режима ЧП, – отмечает Данияр Джумекенов. – Подобная ситуация говорит не столько о крайне маленьких зарплатах большинства казахстанцев, сколько демонстрирует повышенное желание бизнеса платить зарплату в конвертах даже в «спокойное» время. В ближайшее время ситуация с теневой экономикой вряд ли станет лучше. Причем здесь стоит говорить не столько об уходе в «тень», сколько об отсутствии стимулов для выхода из нее. «Открытый» характер бизнеса позволяет получать льготы и выплаты со стороны правительства, но пока доступ к ним затруднен, предприниматели продолжат скрываться».

«Не думаю, что стоит ожидать резкого скачка в цифрах по уходу от налогов или росту уровня теневой экономики, – в свою очередь отметила старший советник Kesarev Consulting Kazakhstan Наталья Малярчук. – Субъекты бизнеса, которые уже были «в тени», там и останутся. Кто не был, вероятнее всего, закроется, чем будет рисковать и не платить налоги. В любом случае точные цифры мы сможем увидеть по итогам года, когда будет известна статистика предприятий и налоговых отчислений. Кроме того, возможно закрытие многих предприятий из-за смены потребительских привычек из-за самоизоляции: дистанционная торговля и оказание услуг, например. Сколько предприятий смогут перестроиться и соответствовать потребностям рынка и потребителя, не известно».

Хочешь льгот – выйди из «тени»

Говорить об увеличении доли серой экономики в стране после отмены режима ЧП и карантина не берется и заместитель директора Палаты предпринимателей Алматы Айтуар Кошмамбетов. По его мнению, полную картину Палата увидит после окончания всех карантинных мер в стране. При этом в НПП «Атамекен» считают, что бизнес-субъекты, которые ведут чистую бухгалтерию, правильно указывая отчисления и налоги, должны и получают государственную поддержку и помощь. К тем предпринимателям, которые находят серые схемы, в свою очередь должны приниматься соответствующие предусмотренные законом меры.

«Период карантина в Алматы ознаменовался тем, что мы смогли вывести из «тени» некоторые организации. И в этом нам помог портал infoalmaty.kz, где предприниматели сами регистрировали своих сотрудников и автомобили, задействованные в бизнесе. Кроме того, одним из трендов стал правильный учет ведения бухгалтерских документов. При регистрации на данном сайте почти у 30% компаний возникли проблемы по правильному определению классификатора экономической деятельности (ОКД). Как выяснилось, данные компании устанавливали его неверно. Также нужно отметить, что многими бизнесменами не были оформлены трудовые договоры или договоры на оказание услуг со своими сотрудниками или наемными работниками. Сегодня все эти недочеты ими исправляются. То есть я могу утверждать, что  правильное оформление всех документов и желание у бизнесменов работать по белым схемам выросло именно в период и после режима ЧП и карантина».   

По мнению старшего советника Kesarev Consulting Kazakhstan, в данный момент у государства стоит задача сохранить микро-, малый и средний бизнес через сокращение реформ налогового законодательства и усиление регулирования в сфере контрольно-надзорных мероприятий, что увеличивает нагрузку на бизнес. Нулевая ставка по налогам и условный мораторий на проверки не помогут, если сегодня бизнес обяжут внедрять новые системы учета, оплачивать различные внебюджетные сборы.

При этом, по мнению Натальи Малярчук, сама специфика ведения бизнеса в Казахстане такова, что бизнесмены лучше закроют свои предприятия, чем будут рисковать и использовать незаконные схемы. Кроме того, системы финансовой прослеживаемости на государственном уровне в стране  достаточно развиты и продолжают усиливаться. То есть чтобы «играть» с государством, должны быть веские причины и достаточно высокие ставки.  

«Опираясь на свой опыт, могу отметить, что основные рисковые зоны в части теневой экономики в Казахстане надо искать в крупном бизнесе и квазигосударственном секторе. У МСБ нет ресурсов для подобных «игр», – отметила Наталья Малярчук.

Эксперты подчеркивают, что экономические последствия эпидемии коронавируса будут достаточно серьезными. Сравнивать текущий кризис с Великой депрессией, например, Данияр Джумекенов не берется, но отмечает, что коронакризис окажет большее воздействие на Казахстан, чем кризис 2008 года. При этом у РК нет исторического опыта, чтобы предсказать, как долго пандемия будет оказывать негативное влияние на экономику страны. Данная неопределенность может не только вынудить владельцев бизнеса сократить административные расходы, но и увеличить количество желающих уйти в «тень», где можно переждать непростые времена с минимальными финансовыми потерями.

По оценкам KPMG - одной из аудиторских компаний «Большой четверки», около 74% казахстанских компаний действительно были вынуждены значительно снизить издержки. Больше всего от пандемии досталось розничной торговле: средний размер оплаты труда за время карантина здесь уменьшился на 25%, тогда как численность сотрудников сократилась на 20%. Также ожидается закрытие около трети всех небольших предприятий и рост числа безработных на 1-1,5 млн человек.

Свет в конце коронакризиса

Правительство может способствовать выходу «из тени», мотивируя МСБ использовать безналичные оплаты, в том числе за счет сокращения объема комиссий, снижения стоимости POS-терминалов, считает аналитик Данияр Джумекенов. Кроме того, государству стоит рассмотреть возможность снизить фискальную нагрузку на выплату заработных плат для наемных рабочих в малом бизнесе. При этом фискальная нагрузка в Казахстане остается довольно низкой, что в совокупности со слабым контролем со стороны налоговой позволяет ВВП расти более высокими темпами, чем в других странах с развивающейся экономикой – 4,5% в 2018 и 4,1% в 2019 году. Данное положение дел будет оказывать поддержку бизнесу и позволит предпринимателям больше тратить на развитие в период восстановления экономики страны. Не будет лишним упростить получение льготного кредитования от государства: о программах поддержки МСБ знают лишь 25% бизнесменов, тогда как действующий банковский кредит есть лишь у 13%.  

На сегодня у предпринимателей есть стимул переносить бизнес в интернет: физические магазины становятся обузой, тогда как в онлайн можно избежать повышенных расходов и продавать свою продукцию по всей стране. К тому же данное направление подразумевает безналичные переводы, которые практически не оставляют шансов на налоговые махинации. Кроме того, с 2018 года действуют льготные ставки подоходного и корпоративного подоходного налогов для занятых в электронной торговле. Подобным образом планировалось снизить долю теневой экономики на 40% к 2021 году. Задача, по мнению Данияра Джумекенова, чрезмерно оптимистичная, но, учитывая сложившиеся обстоятельства, сократить долю на 5-10% вполне возможно.

«Важно помнить, что если замалчивать проблему, а именно это сейчас и происходит, так как найти информацию по теневой экономике почти невозможно, то и решить ее будет крайне сложно. В 2016 году, более свежей статистики просто нет, госбюджет недополучил 11,5 млрд тенге. В Казахстане несильно преуспели в цифровизации налоговой службы. В итоге у бизнеса остается возможность находиться в «тени». Иными словами, уклоняться от налогов сейчас выгоднее, чем быть законопослушным, ведь чиновникам отследить серые схемы довольно сложно. Но если перечислять, что удалось сделать в части снижения уровня теневой экономики, то здесь я мог бы отметить цифровизацию систем министерства финансов и, в целом, взаимодействие государства и бизнеса», – добавил Данияр Джумекенов.

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.
Подпишитесь на дайджест

Краткий обзор главных новостей недели

Новости партнеров: