Три драйвера развития АПК
АВТОР

02.04.2018 • 15:01 1652

Три драйвера развития АПК

Частные инвестиции, удешевленные кредиты и экспорт на внешние рынки

Свою дальнейшую политику Минсельхоз видит в нескольких направлениях. Во-первых, в рамках сокращения государственного финансирования аграрное ведомство нацелено на создание условий для привлечения частных инвестиций и банковских кредитов в АПК. Во-вторых, МСХ собирается отменить неэффективные погектарные субсидии и заменить их субсидиями за сданную на переработку продукцию. Освободившиеся средства планируется направить на удешевление процентной ставки по кредитам БВУ. В-третьих, Минсельхоз ведет переговоры об открытии внешних рынков сбыта для излишков казахстанской сельхозпродукции. Об этом на выездном совещании в акимате Акмолинской области рассказал вице-премьер правительства — министр сельского хозяйства Казахстана Умирзак Шукеев.

Деньги МСХ подаст через другие каналы

Как заверил Шукеев, в настоящее время аграрный сектор испытывает большой дефицит в деньгах. Этому способствовало несколько причин: с одной стороны — кризис, который пережил банковский сектор, с другой — дефолт нескольких крупных агрохолдингов. Это привело к определенному недоверию к игрокам на рынке сельского хозяйства со стороны банков, положение которых также не было безоблачным.

К тому же свою лепту внесла и прошедшая девальвация, ведь в государственном бюджете закладывались определенные суммы на АПК, которые в тенге остались на прежнем уровне.

Поэтому, как предупредил Умирзак Шукеев, рассчитывать на массовое вливание денег от государства в агропромышленный комплекс не приходится. Тем не менее нужно создать такие условия и задействовать такие инструменты, чтобы в АПК пришли частные инвестиции, а банки вновь захотели кредитовать субъекты сельского хозяйства.

«Все мы должны понимать, что банки, пережив стрессовый период, вновь начали кредитование. Интерес в кредитовании сельского хозяйства тоже есть. Но, как говорится, люди дуют на воду, обжегшись на молоке, но интерес банков к АПК так или иначе разовьется. А раз так, нам необходимо поработать с банковскими ставками. Сейчас они высокие. Поэтому нам нужно возобновить субсидирование процентной ставки. Мы сегодня его специально восстанавливаем, находя деньги», — заявил Умирзак Шукеев.

Найти деньги на субсидирование банковских ставок для аграриев глава МСХ планирует через сокращение подачи денег на неэффективные субсидии. В частности, речь идет о погектарных субсидиях.

«Погектарные субсидии не обладают стимулирующим эффектом, так как их получают те, у кого больше всего земли. То есть на эти субсидии претендуют как те фермеры, которые хорошо работают на земле, так и те, кто работает на ней из рук вон плохо. А это неправильно», — объяснил Шукеев.

По его словам, Минсельхоз провел анализ того, как на практике люди придумывают разные схемы, чтобы обойти требования уполномоченного органа. В основном сельхозтоваропроизводители предоставляют недостоверную информацию при заполнении заявок на получение погектарной субсидии.

К примеру, в ЗКО выявлен факт, когда фермер, который получил субсидии на выращивание кормовой культуры на площади 1 тыс. гектар, фактически засеял лишь 9 гектар. Случается, что фермерские хозяйства получают субсидии в полном объеме лишь за вспаханные, но даже не засеянные участки земли вдоль дорог. А одно свиноводческое хозяйство по бумагам получает с одной свиноматки 36 поросят, что просто невозможно.

«Поэтому мы будем уходить от товарно-специфических субсидий на килограммы, на литры, на головы, на тонны. Невозможно их администрировать, обязательно придумают схему, как это обойти. А будем мы уходить в другую сторону. В сторону стоимостных субсидий, так называемой „зеленой корзины“. Вес мир этот путь проходил, нам не нужно ничего выдумывать. Мы должны субсидировать такие ниши, которые прямо не влияют на рыночную стоимость продукции: создание инфраструктуры, закуп техники, орошение, удешевление кредитов», — пояснил вице-премьер.

Он привел пример: сейчас Минсельхоз меняет погектарные субсидии для таких культур, как сахарная свекла, рис и хлопчатник, на субсидии за сданный на переработку объем продукции.

В целом высвободившиеся деньги от упразднения погектарных субсидий и будут направлены на удешевление процентной ставки по банковским кредитам для сельхозтоваропроизводителей.

«Таким образом, сокращая в одном месте, мы ни в коем случае не забираем деньги из сектора. Мы их просто подаем через другие каналы», — подытожил заместитель премьер-министра.

Жесткая вертикаль ветеринарии

Отдельным направлением, которое сегодня особо выделяет Минсельхоз в своей работе, станет экспорт казахстанской сельхозпродукции.

Уже в апреле будет опубликован реестр приоритетных экспортных рынков и товаров АПК с указанием требований стран-импортеров. Будет создана информационно-аналитическая база, постоянно обновляемая по экспорту продукции АПК.

«Да, по Китаю мы сейчас имеем договоренности, которые работают, в их рамках мы свободно поставляем в КНР баранину и конину, экспортируем рыбу и мед. Сейчас вот-вот мы должны решить вопрос по говядине. Из Ирана недавно приехала наша делегация — там тоже все вопросы решены, и в ближайшее время мы проведем специальную пресс-конференцию», — проинформировал Шукеев.

Говоря о говядине, он обратил внимание на то, что в прошлом году экспорт этого мяса был примерно на уровне 5,5 тыс. тонн, в текущем же году Казахстан ставит задачу утроить показатель, доведя его до 15 тыс. тонн. Только с Акмолинской области в программе экспорта говядины будут участвовать три агрохолдинга: «Жана Береке», Kazbeef и «АстанаАгроПродукт».

«Если говорить по госконтролю и надзору, то у нас сейчас основная задача — навести порядок в ветеринарии. Для этого мы сейчас вносим изменения в закон, который позволяет установить вертикаль ветеринарной службы. Мы закупили необходимые препараты, начали массовую вакцинацию от нодулярного дерматита. Дело в том, что, когда произошла децентрализация структур, на места передали целый ряд функций, в том числе ветеринарию, а ветеринарию нельзя было передавать. Это как вопрос государственной безопасности. Это вопрос жизни и смерти. Ведь что такое нодулярный дерматит? Это болезнь, которая появилась несколько лет назад в Африке, мигрировала через Россию к нам на запад. Страшная болезнь. Если мы не убедим наших партнеров — импортеров мяса, что в Казахстане нет нодулярного дерматита, ни о каком экспорте говорить тогда не стоит. Если ветеринария не будет работать, мы можем забыть не только об экспорте продукции, но и нам вообще бесполезно станет заниматься животноводством», — констатировал Умирзак Шукеев.

Что касается самого мясного скотоводства, то, по словам министра, субсидии здесь будут ориентированы на получение результата. В частности, фермерские хозяйства начнут получать субсидии за живой вес с реализованного бычка. Планируемый норматив — 200 тенге за один килограмм живого веса. Раньше платили за голову, а теперь за живой вес: 200 тенге за кг фермеры получат, когда сдадут бычков на откормплощадку.

В свою очередь, промышленные откорм-площадки начнут получать субсидии не за голову бычка, а только за полученный привес за этот период.

«Эта мера должна стимулировать результат на разных стадиях технологического процесса. Фермеры при выращивании — доращивании бычков, а откормочные площадки — при финишном промышленном откорме. Тогда как до этого откорм-площадки, используя разные механизмы, больше работали ради получения субсидий, нежели ради увеличения привеса скота», — разъяснил Шукеев.

Как подчеркнул вице-премьер, по мясному скотоводству сейчас разработана целая программа. Она будет базироваться на семейных фермерских хозяйствах. В настоящее время в стране насчитывается 16,5 тыс. таких фермеров.

«Это уже набравший обороты развивающийся процесс. Мы должны придать ему масштаб и правильно стимулировать. Эти 16,5 тыс. фермеров работают примерно с 30 откормочными площадками. Если несколько лет назад никто не мог даже представить, что появятся откормочные площадки на три тысячи голов скота, то сейчас откормплощадками на 3−5 тыс. голов никого не удивишь. Потому что сейчас функционируют откормплощадки по 20−25 тыс. голов КРС. Наша цель — создать по республике сеть подобных откормплощадок. И вокруг них начнут расти фермерские хозяйства, которые станут работать с ними на условиях кооперации. Это и будет реальной подлинной кооперацией, которую диктует сама жизнь», — заявил Умирзак Шукеев.

Якоря откормплощадок

Главу Минсельхоза поддержал и генеральный директор ОЮЛ «Мясной союз Казахстана» Максут Бактибаев. Он объяснил, почему ставка на крупные откормплощадки даст колоссальный импульс для экспорта отечественного мяса за рубеж. При этом он напомнил, что наша страна уже вышла на самообеспечение говядиной, позволяя себе продавать излишки мяса за границу. По словам Бактибаева, благодаря тому, что мы ранее завезли 55 тыс. голов племенного скота, они сейчас превратились уже в 135 тыс. голов. Таким образом, Казахстан уже вышел на самообеспечение по племенным хозяйствам. Но так как поставлять мясо на экспорт можно лишь в случае наполнения собственного рынка, Бактибаев считает, что казахстанские фермеры должны и дальше заниматься увеличением поголовья скота.

«Все спрашивают, почему крупные компании должны заниматься откормом. Объясняю: только технологичный откорм, когда у тебя есть много дешевых кормов, является ключом к успеху. Потому что выходить на экспорт с мелкими партиями в 50 — 100 коров, с ними там нас никто не ждет. Там работают Бразилия и Аргентина, которые кораблями отгружают свое мясо. Поэтому нам необходимо консолидировать и производить однородное стандартное мясо. Такое может быть произведено только на откормочной площадке. И сегодня более 30 компаний по всем регионам страны работают в этом направлении», — рассказал Максут Бактибаев.

Говоря о принципах кооперации на примере Акмолинской области, гендиректор Мясного союза Казахстана заметил, что якорный партнер — это откормочные площадки, крупный бизнес, у которых имеется доступ к кредитным средствам, доступ к рынкам сбыта, и они заинтересованы в том, чтобы фермеры использовали правильную генетику. «Зачастую хорошие племенные быки стоят 400—500 тыс. тенге. Весной, когда фермерам перед случным сезоном нужно приобретать быков, у них не хватает денег, чтобы купить хорошего. Поэтому они берут за 200−300 тыс. какого-нибудь теленка, лишь бы у него имелось племсвидетельство. Но от этого страдает производственный процесс. Чтобы этого не происходило, кооперация с откормплощадками решает вопрос по аренде племенных быков. Откормочная площадка берет кредит, покупает дорогих племенных быков, так как она заинтересована, чтобы у фермера были правильные быки. Ведь от привеса будет зависеть рентабельность всего производства. И потом осенью фермеры поставляют на откормплощадку подросших телят. Причем, аренда быков не стоит им ничего, так как существуют определенные меры господдержки», — разложил по полочкам принципы кооперации Максут Бактибаев.

Гендиректор Мясного союза Казахстана рассказал и о том, что МСК подписал большой контракт с китайской корпорацией на 240 тыс. голов КРС ежегодного экспорта. Причем китайцы сами готовы давать казахстанским предприятиям деньги, чтобы они покупали на них скот и разводили на своей территории.

«Они говорят: у вас свой рынок есть, он 100-процентно обеспечен, вы купите коров, разводите у себя и нам потом продавайте бычков», — сказал Бактибаев.

Между тем, по словам гендира ОЮЛ «Мясной союз Казахстана», количество профессиональных фермеров благодаря программе «Сыбага» — льготному кредитованию животноводства увеличилось в два с половиной раза — с 16 до 41%.

«Сейчас организованные профессиональные хозяйства занимают в Казахстане около половины всего производства мяса. Мы же должны стремиться к тому, чтобы порядка 70−80% мяса производилось в таких организованных хозяйствах», — поставил приоритет Максут Бактибаев.

Яичники просят «открыть» Китай

Глава Ассоциации яичных производителей Казахстана Максим Божко, поблагодарив Минсельхоз за проделанную работу по открытию экспортного рынка Ирана для казахстанских яиц, тем не менее отметил, что мечтой наших яичников является прежде всего неограниченный китайский рынок.

«Для нас самый большой рынок рядом это, конечно, Китай. Сегодня мы уже полностью на 100 процентов обеспечили внутренний рынок куриным яйцом. Мало того, мы экспортируем яйцо в Кыргызстан, Таджикистан, Афганистан. Только в Афганистан в прошлом году было продано 250 млн яиц на 13 млн долларов. Соответственно, наше яйцо конкурентоспособное, наша себестоимость низкая. И качество очень высокое. Поэтому мы можем конкурировать на этих рынках», — сообщил Максим Божко.

Он акцентировал внимание на том, что цифры по экспорту яиц растут каждый год в два-три раза. Если в 2015 году Казахстан продавал за свои пределы 20 млн яиц, то в 2016 году эта цифра выросла до 100 млн яиц, а в 2017-м подскочила до 280 млн штук яиц.

«То есть у нас имеются мощности, мы можем дальше расширять наше производство, но нам нужны эти рынки сбыта, чтобы мы могли туда выходить. В Китае сейчас просто стоит запрет на импорт туда яичной продукции по ветеринарным требованиям. Весь прошлый год ветеринарные инспекции из Китая работали здесь по всем предприятиям, кроме птицефабрик. Ни на яичные, ни на мясные птицефабрики они не приезжали, потому что запроса с Минсельхоза такого не поступало, хотя мы постоянно просили МСХ: включите наши фабрики, для того чтобы эти ветинспекции, которые приезжают из Китая, посетили наши заводы. Вот сейчас мы опять об этом говорим, и я надеюсь, что теперь нас Минсельхоз услышит», — рассказал Максим Божко.

Глава Ассоциации яичных производителей заметил, что, если занять хотя бы один процент рынка Китая, нужно отгрузить около 4 млрд штук яиц.

«Мы сегодня производим эти 4 млрд яиц в год, но мы не хотим, конечно, взять все яйцо и вывезти туда. Мы говорим о том, чтобы нам туда продавать те излишки, которые у нас накопились. Если сегодня перед нами откроется китайский рынок, мы сможем поставить на него 400 млн штук яиц — это 0,1% от ежегодного потребления Китая. То есть они потребляют 400 млрд яиц в год. Соответственно, нам нужно небольшое окошко. И вот этот Синцзянь-Уйгурский автономный район, который граничит с Казахстаном, где у них дорогие корма, где у них нет практически сельского хозяйства, эта небольшая территория с большим населением и представляет для нас огромный интерес», — констатировал Божко.

При этом Максим Божко проинформировал главу Минсельхоза, что их ассоциация разрабатывает сейчас стратегию развития птицеводства и в ближайшее время ее готовы будут презентовать.

По его словам, Акмолинская область сейчас занимает второе место по производству яйца в республике и вышла на третье место по мясу птицы. Однако с реализацией проекта Макинской птицефабрики, которая достраивается, регион выйдет на второе место.

«За пять лет перед нами стоит задача сократить импорт мяса птицы с 55% до 40%. Но с запуском птицефабрики в Целиноградском районе мощностью 20 тыс. тонн в Макинке — 50 тыс. тонн этот план будет перевыполнен в два раза, то есть импортозависимость Казахстана по мясу птицы сократится до 25%», — заключил Максим Божко.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Заметили опечатку? Выделите ее мышью и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

сельское хозяйство

02.04.2018 • 15:01 1652

Поделиться
Три драйвера развития АПК
  • Центр деловой информации Kapital.kz — информационное агентство, информирующее о событиях в экономике, бизнесе и финансах в Казахстане и за рубежом. При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции. Редакция Kapital.kz не всегда разделяет мнения авторов статей. При нарушении условий размещения материалов редакция делового портала имеет право на решение спорных моментов в законодательном порядке.

  • Яндекс.Метрика
    Система Orphus